Парадокс Всемогущества: Антонио Шарк

Глава 23. Голос Аллокмира.

      Райли не заметил, как огненно-оранжевый солнечный свет сменился мягким и голубоватым лунным. Еще до того, как угас закат, он обошел весь зал, на каменных стенах которого были вырезаны различные узоры, а порой и целые картины. Райли заинтересовала последовательность картин, расположенных на одной стене: то, что было на них изображено, совсем не соответствовало тому времени, когда был построен замок. «Что и неудивительно», - подумал Райли, вспомнив о версии, что в замке были оставлены послания из будущего. Он ушел к винтовой лестнице, ведущей наверх, от стены, на которой было вырезано сражение: неповторимые силуэты «Химер» вперемешку с маленькими фигурами людей стояли напротив уходящих вдаль рядов угловатых танков. Где-то вдалеке уходила в небеса огромная пикообразная башня, тянувшись между окон до самого потолка.

      Райли поднимался по винтовой лестнице, судя по всему, в одну из башен Аллокмирского замка. Сумрак, царящий внутри замка, смягчал таинственный лунный свет, проникающий в решетчатые окна. Где-то снаружи стрекотал хор сверчков, и какой-то соло-музыкант вторил им изнутри башни, притаившись в щели в стене. Стук обуви Райли громко раздавался в спокойной тишине ночи, как бы он ни старался ступать осторожно. Он вспомнил ту ночь, когда впервые встретился с Мирой; «Тогда сверчки стрекотали так же», - подумал он. Стрекотание сверчков, лунный свет в решетчатых окнах, уходящая ввысь винтовая лестница, по которой стучат медленные шаги… Для полной атмосферы не хватало лишь музыки.

      Музыка.

      В тишине недавно начавшейся ночи в замке прозвучало несколько аккордов. Райли остановился и прислушался: где-то в глубинах замка играл орган. Райли не знал, кто нашел подобный инструмент в замке, да и как он сохранился так долго; в принципе, его это и не заботило. После нескольких печальных аккордов прозвучал небольшой полифонический отрывок, когда один аккорд медленно переливался в другой, меняя свою тональность и окрашиваясь то в печальные, то в светлые тона.

      Затем на его фоне стала разгораться мелодия. Сначала слабая, она превратилась в красивые печальные переливы, в то время как аккорд становился тише. Райли присел на подоконник, вслушиваясь в музыку, словно тянущуюся между стен замка. Он закрыл глаза и улыбнулся сам себе, вспомнив о том, что давно уже должен был вернуться в главный зал, где сейчас наверняка уже собрались остальные участники экспедиции. Райли сидел, не шевелясь, чтобы ненароком не пропустить ни одной ноты.

      В главном зале замка крепким сном спали участники экспедиции. Один спальный мешок был пуст – Райли еще не вернулся. Рядом со спящими сидел, скрестив ноги Антонио Шарк; маска скрывала его глаза, потому было непонятно, спит он или бодрствует. Костер, который экспедиция развела прямо посередине каменного пола главного зала, слабо дымил и испускал красноватый свет. Во второй ряд окон над воротами светила серебристо-голубая луна, словно впитавшая в себя те оба цвета, которые пересекались на флаге Антонио Шарка, и в которые были окрашены внутренние помещения Башни.

      Из всех, лежащих на полу, не спала лишь одна Мира. После стольких совершенно обычных дней, проведенных в Башне, эта экспедиция в замке казалась чем-то «выдающимся за рамки». Хотя, если не считать небольшой проблемы в лабиринте, особо интересного ничего не было, но все ведь только началось.

      Мира лежала, открыв глаза. С каждым шорохом она оборачивалась и пыталась высмотреть силуэт Райли, движущегося к ним, но он все не возвращался. Уже прошло много времени с того момента, когда трое участников экспедиции, посчитавших, что становится слишком темно, вернулись в главный зал. Хотя Райли однажды упоминал, что хорошо видит в темноте, тот факт, что он задержался так надолго, навевал на Миру некое беспокойство.

      Внезапно в замке тихо прозвучали органные аккорды; Мира прислушалась. Первое, что приходило ей на ум – Райли нашел в замке орган и сейчас, вместо того, чтобы возвращаться, играет на нем. Она улыбнулась с облегчением и продолжала смотреть в темноту, слушая тихую, приглушенную стенами замка, печальную музыку.

      Тут Мире захотелось подобраться поближе к комнате, в которой играет орган, лучше услышать музыку – она никогда не слышала, как Райли играет на музыкальных инструментах. Аккуратно, стараясь не тревожить сон людей вокруг, она выбралась из спального мешка и, осторожно ступая, пошла в сторону, откуда шел звук.

      Она уже скрылась в темноте, когда Антонио Шарк поднял голову и улыбнулся сам себе.

      Райли хмыкнул себе под нос и оторвался от странной органной музыки, звучащей в замке. Встав с подоконника, он пошел вверх по лестнице. Чем выше он поднимался, тем тише становилась музыка. Когда-то давно Райли страшно боялся темноты, и от такой прогулки по заброшенному ночному замку бы отказался, но сейчас ему было лишь в радость прогуляться где-то в другом месте, вместо уже порядком поднадоевшей Башни Антонио Шарка. Он решил не тратить время на двери, встречающиеся у него на пути, а подняться до конца винтовой лестницы, посмотреть, что же наверху этой башни, пусть и не самой высокой в замке. Органная музыка исчезла где-то внизу, и Райли так и не услышал, как она внезапно оборвалась.

      Нижняя дверь привела Миру из главного зала замка в коридор, с одной стороны которого до самого конца тянулся ряд высоких окон. Лунный свет большими прямоугольниками с закругленно срезанными верхними углами падал на противоположную стену, на которой редкие двери перемежались с причудливыми резными изображениями разных мифических существ. Многие из них были совершенно Мире не знакомы: тут был и крылатый змей с волчьей головой, и трехголовый скелет, вооруженный палицей и мечом, и большеглазое неуклюжее существо, похожее на хомячка и стоящее на задних лапах; на голове у него были маленькие ветвистые рожки, а за спиной стрекозиные крылья. Под таинственную органную музыку, в которой два голоса словно спиралью вились друг вокруг друга, освещаемые лунным светом, эти существа выглядели так, словно когда-то были живыми, но обратились в камень по воле какого-то темного мага. Здесь, в этом коридоре, казалось, что музыка лилась отовсюду, словно из стен самого замка.



Роман Литий

Отредактировано: 24.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться