Параллельные кривые

Размер шрифта: - +

Глава 8

Обычно, если отец хотел побеседовать с глазу на глаз, это не предвещало ничего хорошего. И судя по его хмурому лицу, сегодняшний день не собирался становиться исключением.

Марк небрежно, со стуком захлопнул за собой дверь, пересёк комнату и вальяжно расселся в кресле напротив отца. Как-то так сложилось ещё со школьных времён: отец пару раз в неделю вызывал его к себе и отчитывал – за какую-нибудь провинность или просто под плохое настроение, – а Марк демонстрировал, что нотации не производят на него ни малейшего впечатления.

- Привет. Зачем звал?

Отец, по своему обыкновению, ответил не сразу. Несколько минут задумчиво – и, похоже, абсолютно бесцельно – перебирал разложенные на столе бумаги, потом, по-прежнему не поднимая глаз, протянул руку к стопке сегодняшних газет и, взяв верхнюю, перебросил сыну.

- Посмотри.

Марк с некоторой опаской взглянул на раскрытую страницу. Такое начало разговора ему более чем не понравилось. Отец всегда был помешан на репутации. Однажды даже мать нарвалась на месячный «домашний арест» только из-за того, что сходила с приятельницами на мужской стриптиз, и несколько фотографий, наглядно демонстрирующих, как они там отрываются, попали в сеть.

Если сейчас жёлтая пресса нарыла что-нибудь неприглядное про него, то мало не покажется. Впрочем, после истории с разбитой машиной Марк вёл себя вполне примерно… Если, конечно, не считать их с Региной небольшой авантюры. Но об этом-то точно никто не мог узнать! Может, отец нарыл что-то на девушку? Что ж, неожиданно, но не страшно. Она точно только порадуется, что можно сворачивать представление.

Догадки пронеслись в голове за пару мгновений, пока Марк скользил глазами по заголовкам, стараясь понять, что именно привлекло внимание старшего Воронецкого.

На развороте не было ничего, что имело бы к нему отношение. Да вообще ничего, касающегося светских сплетен!

- Не понял, - честно признался Марк. – В чём дело-то?

- Глаза разуй, - грубовато распорядился отец. – Вот сынок вырос, а! Если о нём любимом ничего нет, так и читать не стоит?

Марк оставил выпад без ответа и снова склонился к газете, теперь уже внимательнее вчитываясь в строки.

В душе поднималось раздражение. Вот что, спрашивается, мешает папеньке нормально объяснить суть проблемы? Обычными словами, без дурацких загадок и ребусов типа «догадайся, чего я жду»!

Наконец взгляд зацепился за знакомое название. Речь шла не о ком-то из семьи, а об отцовской компании. «Незаконный сброс химических отходов… Далеко не единственное нарушение… Стало известно, что препараты тестируются на животных, хотя ранее владелец предприятия сообщал… Ущерб, наносимый окружающей среде…» - быстро просмотрел Марк, не особенно вникая в текст.

Ясно, что у отца возникли неприятности в делах. Такое случалось не в первый раз и удивления не вызывало. Крупный косметический концерн вообще не имел шанса избежать внимания зоозащитников и прочих «зелёных», а уж сейчас, в преддверии выборов, и говорить не о чем!

- Подумаешь! – Марк беспечно пожал плечами. – Дашь интервью, сошлёшься на происки конкурентов. Чего тут психовать?

- Я просил у тебя совета? – недовольно процедил отец, но всё же снизошёл до пояснения: - Это не пустой трёп жёлтых писак, а интервью! С одним из бывших сотрудников. Тут голословным опровержением не отделаешься, в таких случаях слово против слова только подогреет интерес к скандалу.

- Ну так предоставь им доказательства, - не удержавшись, снова влез он с непрошеной подсказкой. – Документацию там…

- Ты прикидываешься или правда дурак? – резко перебил Воронецкий-старший.

Марк подавил усмешку. Его всегда забавляло, что до ненормального озабоченный тем, какое впечатление производит на окружающих, отец в кругу семьи легко забывал и об этикете, и о банальной сдержанности. Однако вопрос, пусть и риторический, поставил в тупик. Что, спрашивается, такого уж глупого в его идее? Разве это не первое, что приходит в голову при несправедливых обвинениях?..

- Всё так и есть? – осенило его. – Как понаписано?

- Дошло наконец, святая простота! – снисходительно хмыкнул папенька. – Соображаешь, как мне не ко времени эти обличения? Узнаю, кто проплатил – в порошок сотру.

- Почему ты думаешь… - начал Марк, но отец нетерпеливо поморщился, демонстрируя, что его сюда позвали не для дискуссий.

- Лучше помолчи. Значит, так, этого болтуна я заставлю дать опровержение. Оформим ещё одно интервью с признанием о клевете… скажем, из мести за увольнение. Но шумиха уже пошла, значит, нужен ответный ход. Неплохо бы продемонстрировать, что наша семья тоже заботится об экологии. Это заткнёт рты. Твоя Регина нам тут пригодится.

Марк опешил. До этого казалось, что отец говорит скорее сам с собой, размышляет вслух, и последнее заявление прозвучало неожиданно.

- При чём здесь Регина?

- Если о безумной любви к травкам и зверушкам внезапно объявит кто-то из нас, никто не поверит. А она новый человек в семье, с её стороны лицемерия не заподозрят. Засветитесь на парочке благотворительных мероприятий, потом я проплачу интервью с ней, пусть расскажет, что сама пользуется косметикой нашей фирмы, и все обвинения беспочвенны. Когда первый ажиотаж утихнет, объявим о вашей помолвке и так окончательно переключим всех с этой темы.



Лора Бальс

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться