Параллельные прямые

Размер шрифта: - +

21 продолжение 2

Генка замолчал, мне вообще показалось, что он перестал дышать. Я закричала, что было сил:
- Помогите! Кто нибудь, помогите!
И упрямо пыталась вывернуться и достать дурацкий телефон, умудриться залезть левой рукой в правый карман брюк, при этом стоя на коленях, никак не получалось. Правую руку даже на долю секунды боялась убрать от раны, казалось сразу кровь хлынет фонтаном, и все. Остановить не смогу. 
- Помогите! Срочно нужна скорая!- продолжаю кричать, есть надежда, что бабушка услышит.... Слабая надежда, бабуля, когда Мишаня засыпает, смотрит телевизор в наушниках. 
Генка снова зашевелился! Глаза открыл, даже улыбнуться пытается!
- Маш, ты.... Замерзаешь. Боже какая ты красивая...
Когда человек, которому сердце ножом проткнули, с интересом уставился на твою грудь, это скажу я вам.... Лично меня, с панталыку сбило.
Снова набираю в легкие воздуха и выдаю:
- Помогите! Не смотри ты так! Сама знаю - белье красивое!
- Я не смотрю, я любуюсь...- хрипловато шепчет Генка и опять вырубается.
В ситуации когда минута кажется вечностью, главное не впадать в отчаяние! Я все таки извернулась, трубку из кармана выудила. Правда она мне не пригодилась, в ту же секунду, как телефон оказался у меня в руках, подоспела помощь. Видимо, вселенная надо мной сжалилась, решила вмешаться: раз уж жильцы дома меня не слышат, или не хотят слышать, она прислала ко мне - Ангела. Самого настоящего, только без нимба и шуршащих за спиной крыльев. В куртке с надписью МЧС и чемоданчиком с красным крестом в руках. 
Ромка Ангел, мой одноклассник живущий в соседнем подъезде, врач неотложки Министерства Чрезвычайных Ситуаций, несмотря на плотное телосложение, взвился вверх по лестнице легко и бесшумно. 
- Твою мать! Там местные парни мужика с окровавленным ножом поймали, сказали из этого подъезда выскочил...Хорошо я полицию не стал дожидаться, побежал смотреть...- Ромка поставил чемоданчик, - Маш, отойди в сторону. И это, куртку мою накинь.
- А рану как? Отпустить?- спрашиваю испуганно. Генкина кровопотеря меня пугает больше, чем мое неглиже. 
- Отпускай, - коротко командует Ангел, стряхивает с себя куртку, я неловко поднимаюсь с колен, утопаю в Ромкиной рабочей одежде. 
- Давно без сознания?
- Минуты полторы. Ром, мы его довезем до реанимации? 
- При желании сам добежит,- острит повидавший всякого в силу специфики профессии Ангел, умелыми пальцами быстро ощупывает Генкину ранку,- похоже ничего страшного, угрозы жизни как таковой нет. До госпиталя доберемся, точнее скажут. Маш, ты как насчет Бурденко? Они здесь рядышком. 
Ромка перевязал раненого, сделал какой-то укол. Я.... Я сидела рядом с Генкой на корточках и плакала. Нервное напряжение дало о себе знать. И Генку страшно жалко. Закончив с процедурами, Ангел кому-то позвонил, попросил подняться с носилками, а меня прогнал одеваться, если хочу с ними поехать. Сказал, что это не по правилам, но нарушать, так нарушать. Они и здесь то оказались, потому что Ромка документы дома забыл. Вот и заскочили за ними на реанимобиле, а тут мы с проникающим ножевым.
- Беги Маш, как раз пока оденешься, мы его на носилки забросим. Хреново без лифта, вдвоем тяжело будет нести.
Я на заплетающихся ногах, путаясь в огромной куртке понеслась вниз. На середине лестницы меня догнал Генкин голос.
- Знать бы заранее, не отпускал бы охрану. Они ребята здоровые, могли помочь носилки спустить. Может я сам потихоньку попробую? Вроде уже ничего не болит....
- Очнулся голубчик? Самому не стоит. Тут был такой случай, парня молодого в драке подрезали, так он вообще боли не почувствовал. Дрался дальше, умер от потери крови. Рядом с ним такой Маши не оказалось, которая могла остановить кровь.

 



Анна Баскова

Отредактировано: 15.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться