Парень из Галилеи

Размер шрифта: - +

ДЕНЬ ПОДАРКОВ

                                                                                                                                                            

К чему гонщики оказались не готовы, так узнать, что у Самары шестеро детей!

— Это все твои? — изумленно спрашивали гости.

— А то чьи же? — с гордостью отвечала Света. — Кому нравятся, разбирайте!

Некоторые в банде с подозрением смотрели на детей, не знали, как с ними обращаться. Другие, в том числе Джез, сразу нашли с маленькими самаритянами общий язык.

Старшему сыну двенадцать лет, младшей дочери — шесть. Гонщики действительно забрали их из дому и до вечера катали на мотоциклах, пока мать и другие женщины готовились к празднику. Фома посадил на "Джеза" двоих мальчишек-близнецов и уехал. Назар остался в доме Самары.

В ее доме всего три жилых комнаты: большая гостиная, Светкина спальня и детская с многоярусными кроватями. Остальное — пристройки и подсобки. Нечего и думать, что в гостиную влезет весь город. Столы ставили прямо на улицах и угощение выносили из каждого дома. А внутри хозяйка накрывала для близкого круга.

Джез перед торжественным ужином решил побриться и зашел в ванную. Дверь была приоткрыта, и Самара смотрела на него, прижимаясь щекой к краю двери.

— Чего тебе? — спросил он. — Желаешь помочь?

— Хм, могу! А доверил бы?

Он оторвался от зеркала. Глянул на нее. Ух, какие глаза! Огонь!

— Мог бы. Но пока обойдусь. Что ты смотришь?

— Так… — она погладила косяк двери. — Думаю, что скоро вас не увижу. Сколько ты ни пробудешь, всё равно ненадолго.

— Соскучилась? Без детей слишком тихо в доме?

— Угу. А в команде у тебя сколько братьев?

— Два двоюродных, остальные названные.

— И все неженатые?

— Почему? Есть молодожен, есть разведенный. Наверно, и женихи есть. Хотя я предпочел бы иметь дело только со свободными.

— Чтобы жены не ревновали? — поддела она.

Он не принял вызов и не обозвал ее злюкой или язвой. Ответил невесело:

— Видишь ли, по человеческим понятиям я испорчу им жизнь. Но в высшем смысле надеюсь спасти.

— А женщин с собой не берешь?

— Тебя — нет. Ты нужна детям.

— Как же, нужна я кому! Только как прислуга, — фыркнула Светка. — А родной души рядом нет…

— А ещё могла бы родить?

Она полностью вышла из-за двери:

— Это предложение? А чего ж, если получится. Мне, одним больше, одним меньше — разница невелика. Хоть пособие получу!

— Кто же так детей рожает!? — дернув рукой, он слегка порезался. Светка заметила реакцию на свои слова и цинично добила:

— А на что они ещё-то годятся? Только род продлевать, да родителям помогать. Больше детей, больше помощи!

— И больше расходов, — закончил за нее Джез обычную философию материализма. Свернул бритвенные принадлежности, умылся и перекинул полотенце через плечо: — Ты серьезно или так?

— А не различаешь? — она вызывающе склонила голову набок, предлагая заглянуть ей в глаза и прочесть истину.

Он усмехнулся и пошел за хозяйкой в комнату, где она накрывала столы.

— Шутница!.. Не повторяй чужих слов, Светик. У тебя слишком убедительно получается.

— Ещё бы! По моим словам весь город и окрестные села поверили, что ты Спаситель! Попробуй пирожок с картошечкой, с грибами…

— Твоей Пьянке, чтобы поверить, много не надо! Лишь бы повод отпраздновать! Но всё равно, спасибо. Вкусно!.. Чего хочешь за труды?

— За пирожки-то? Да не знаю… вроде есть всё. А чего нет, уже не вернешь. Вот с детьми, чтобы как-то полегче… расходов и забот выше крыши. А так, самой… — она недоуменно оглядывалась, думая, чего пожелать. В том, что гость достанет ей желаемое немедля, из-под земли, Света даже не сомневалась.

— Мужика хорошего не просишь? — намекнул Джез.

Самарянка безнадежно отмахнулась, считая эту просьбу выше его сил:

— Где их, хороших, взять-то? Ты, небось, последних к себе в банду забрал?

— Да, пришлось поискать. — Он взял с блюда ещё пирожок, теперь с яблоками.



Ан. Орагиф

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться