Парень из Галилеи (часть 1 На Иордане)

Размер шрифта: - +

"ПОЙМАЙ СПАСИТЕЛЯ"

 

*****

После странного крещения на Броде прошло семь недель.

Хотя март едва начался, весна давно вошла в силу, солнце жарило, длина дня и луна подрастали, близилась Пасха.

За то время, что Назар пробыл в Йорской пустыне и сам не носился на мотоцикле, среди молодежи возникла новая мода. От Галилейского до Асфальтового морей, преимущественно вдоль Иордана, но и вокруг городов, тут и там ревели моторы и вздымались вихри песка.

Любимой игрой стало "поймай Спасителя". Кто имел возможность купить или достать на прокат мотоцикл, и имел желание подразнить власти, выезжал и старался, чтобы его увидело как можно больше народу. Очень скоро слышались свистки и сирены, за ними посылали погоню.

Тогда и начиналось веселье.

Шлем, как маска, отлично скрывал хулиганов, вводящих в заблуждение власти. Самые отчаянные смельчаки проезжали по городу, рискуя быть задержанными патрулем. Но, как правило, выбирали для игры открытый простор на границе пустыни.

Кому-то просто нравился риск и скорость. Если бы их даже догнали, предъявить было нечего. В крайнем случае, присудят штраф.

Другие собирались компаниями и сговаривались, куда приведут погоню. Там скрывались в заранее выбранное убежище, "проваливались сквозь землю". Друзья заметали следы, становились свидетелями, подтверждая, что никто никого не видел, предоставив погоне крутиться на пустом месте и гадать, куда делся "объект".

Более изобретательным считалось достать несколько мотоциклов и, заведя за собой "хвост" достаточно глубоко в пустыню, за каким-то камнем разъехаться в разные стороны.

Полицейская машина ревела, словно это могло помочь ей разорваться на части или выбрать, какой из "объектов" преследовать.

Но эта шутка считалась самой рискованной. Во-первых, из столицы иногда выезжали на двух машинах, во-вторых, за кем-то всё же погонятся. И когда догонят, будут очень злы на обманщиков, тратящих время и бензин властей понапрасну.

Джезу самому пришлось раз или два убегать от погони. Но он только прибавлял скорость, уходя по прямой, не сворачивая с дороги. В мощности мотора своего ослика он был уверен.

 

*****

По закону князя мира сего, бак опустел недалеко от Брода.

На последние гроши Назар снял дешевую комнату со смежным сараем для мотоцикла. И ходил по окрестностям, предлагая сельским жителям любую подработку по хозяйству за пару монет. Собирал деньги на дальнее путешествие.

Власти сбились с ног, в поисках парня на мотоцикле, им уже надоело гоняться за первым встречным. Тем более, что расплодилось их вокруг Иордана, как саранчи. За несколько недель стараниями шутников, рвение стражей порядка притупилось. А шпики давно считали между собой, что настоящего Спасителя всё равно не поймать, а умный самозванец, зная, что его ищут, давно сменил бы свои колеса на лошадь или любой другой транспорт. 

В любом случае, проходя мимо места своего крещения, впервые после памятной встречи, Назар шел пешком. Не остановился, не подал знака на другой берег. Спокойно шел мимо.

На Броде людей в воде плескалось больше, чем на берегу. В общем-то, на берегу стоял только Король. Человек пять самых верных учеников занимались хозяйственными делами или беседовали с новичками. Остальные в воде руководили крещением.

— Громов! — не оглядываясь, учитель позвал младшего ученика. Сам продолжал смотреть на столичный берег. Когда Ванечка Громов возник рядом, радуясь, что ему есть особое поручение, оказалось, что задание не для него. — Андрей где?

— Собирается уху варить.

— Позови. Вы оба нужны.

Младший тезка Крестовского пошел к палаткам и позвал друга:

— Дело есть!

Андрей ничего не подозревал. Думал, их зачем-то пошлют в селение.

— Какое дело? — спросил он, подойдя.

— Проверка зрения, — холодно ответил учитель. — Видите того парня? Он пришел, чтобы разобраться с грехами мира. Один не справится. С этой минуты вы его ученики. — Он покосился на растеряно застывших приятелей-рыбаков: — Чего стоим? Бегом знакомиться!

Ванечка кинулся бы через реку мгновенно, но сказали идти вместе, а друг не спешил. Он считался любимчиком Короля и мог позволить себе задавать вопросы даже после приказа. Такой характер. Люди видели, что одному из учеников снисходительная улыбка адресуется чаще других, а резкие слова почти никогда. За это их с учителем считали друзьями. Но сам Андрей Ионин прекрасно знал, как далёк он от того, чтобы говорить с Королем на равных или даже говорить всё, что думает. Но старался.

— Почему только мы? — хмуро спросил Андрей.

— Хватит на первое время! — хмыкнул Крестовский. — Остальных сам найдет. А вы поможете. Я обещал указать вам Спасителя, вот он! Он намного сильнее меня и хотя идет следом, был намного раньше. Он — свет истины, который разгонит тьму. Вперед! — он жестом полководца послал их за реку.



Ан. Орагиф

Отредактировано: 30.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться