Паренек из Уайтчепела

Размер шрифта: - +

эпизод восемнадцатый

 

Со стороны кухни им пересек дорогу констебль Саймон с хлебными крошками на усах: казалось, он выскочил прямо из-за стола, даже не успев прожевать откусанный кусок.

– Что это был за выстрел? – воскликнули оба приятеля практически хором.

– Нам показалось, что стреляли в кабинете! – сказала Аманда Блэкни.

– Разве вы не должны были быть там же, допрашивая мистера Ричардса? – поинтересовался взволнованный не меньше остальных Джек.

И констебль, смахнув крошки с усов, произнес:

– Разговор с мистером Ричардсом закончился какое-то время назад. После этого я оставил мистера Чендлера в одиночестве и решил наведаться на кухню...

– Боже мой! – ахнула миссис Чендлер, прижав руки к груди. – Только не снова... пожалуйста...

Под дружный аккомпанемент взволнованных голосов констебль Саймон распахнул дверь кабинета и смело переступил его порог.

Тело лежало у камина, уткнувшись скрюченным боком в защитный экран...

Багряно-алая лужа крови медленно пропитывала дорогой ковер.

Анна Чендлер сдавленно вскрикнула, кто-то из горничных последовал ее примеру, и мисс Блэкни подхватила подругу под руку. Мужчины словно онемели...

И только мистер Чендлер с дымящимся револьвером в руке почти недрогнувшим голосом проговорил:

– Он набросился на меня с ножом... мне не оставалось ничего другого, кроме как выстрелить в него.

Констебль Саймон подошел и склонился над телом несчастного секретаря. Тот уже не дышал...

– Что между вами произошло? – только и спросил он, поднимая с пола небольшой нож с деревянной ручкой.

– Как я и сказал, он набросился на меня с ножом...

– Прежде этого, – констебль пристально поглядел на говорившего.

Мистер Чендлел опустил револьвер – его взгляд заметался по комнате, как бы не зная, на чем остановиться. Он что-то недоговаривал, и каждый мгновенно догадался об этом.

– Прежде этого, – повторил он слова констебля, – мистер Ричардс явился ко мне вот с этим. – Мужчина указал на брошенный у кресла портфель с рассыпавшимся содержимым: газетными вырезками, официальными документами и рукописными страницами. – После нашего с вами с ним разговора, когда вы спрашивали про исчезнувший ключ от ящика моего письменного стола и интересовались прежним местом работы Ричардса, тот, должно быть, переполошился и решил взять быка за рога: едва вы ушли, он явился с этим портфелем и стал шантажировать меня его содержимым.

– Ричардс шантажировал вас? – воскликнул мистер Баррет.

Чендлер кивнул.

– Сказал, что расскажет всем о моем «темном» прошлом: в частности, о моей лжи касательно бывшей супруги, – произнес он. – Сказал, что выставит меня перед всеми отъявленным лжецом: перед детьми и новой женой в первую очередь. Требовал денег за молчание и... – Чендлер тяжело сглотнул, – признался в своем сговоре с Кэтрин, моей бывшей женой.

– Нет, – юный Эдмунд сжал кулаки. – Этого не может быть!

И его мачеха повторила:

– Это невозможно. Мисс Ховард, то есть... – она запнулась, не зная, как правильно назвать мертвую женщину, – бывшая миссис Чендлер не показалась мне злодейкой. Это исключено!

Констебль Саймон покачал головой.

– Вы бы удивилась, дорогая леди, личинам мнимой добропорядочности, свойственной некоторым преступникам, – менторским тоном заметил он.

– Хотите сказать, – изумился Баррет, – что это Ричардс отправил вам письмо под именем Джеффри Пирса? Как такое возможно?

– Как я понял из его слов, – произнес Чендлер, – он познакомился с Пирсом в Мексике, пару лет тому назад, когда бедняга умирал от малярии, подцепленной в бразильской сельве, и тот, за неимением лучшего наследства, передал молодому человеку несколько газетных вырезок обо мне и свои беспочвенные подозрения. Впоследствии Ричардс пополнил унаследованную «коллекцию» новыми материалами, выяснив, таким образом, о бывшей миссис Чендлер и, втершись ей в доверию, убедил последнюю совершить своеобразный акт мести, который мы с вами и наблюдали последние дни.

Его сын, все еще продолжая сжимать кулаки, не удержался от комментария:

– Но в этом нет никакой логики, вы хоть сами это понимаете? – И в нервном возбуждении: – Если Ричардсу были нужны ваши деньги, отец, то зачем в таком случае он нанялся к вам на работу? Зачем... приехала мама? И почему он убил ее... если это, действительно, был он? А еще: зачем он звал вас в Призрачные пещеры? Мертвым вы ему, навряд ли, были бы нужны, разве не так, отец?

– Юноша задает правильные вопросы, мистер Чендлер, – поддержал молодого человека констебль Саймон.

– Так кто, по-вашему, убил, так называемую, мисс Ховард? Неужели Ричардс?

– Полагаю, что так, – отозвался мистер Чендлер. – Возможно, между сообщниками произошла ссора, которая и привела к столь печальному концу.

– Весьма любопытное наблюдение, – констебль указал Джеку на пуговицу на своем жилете и склонился над рассыпанными по полу документами из портфеля секретаря.

Джек, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, приблизился к мертвому телу и пригляделся к пуговицам на его рубашке – они не совпадали с той, что лежала в его кармане. У Ричардса, конечно, могли быть рубашки и с подходящими пуговицами, но эти точно были не те, о чем Джек и сообщил констеблю едва заметным кивком головы.

– Мистер Ричардс провел неплохую работу по сбору данных, – констатировал констебль, просматривая пожелтевшие листки бумаги. – Вот только я не вижу свидетельства о расторжении брака...



Евгения Бергер

Отредактировано: 04.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться