Паренек из Уайтчепела

Размер шрифта: - +

эпизод седьмой

 

Джек не успел пройти и двух шагов, как Джейн, появившись словно из неоткуда, вцепилась в рукав его сюртука:

– Вот ты где, наконец-то я тебя нашла, – провозгласила она восторженным голоском. И зашептала: – Правда, ужас, что происходит: эта задавака Андерсен сбежала с ухажером, умыкнув все деньги для даремского приюта. Вот тебе и святоша! Теперь ее уж точно не выберут майской королевой... И поделом.

Джек, с отчаянием наблюдающий за быстро удаляющейся фигурой Берроуза, даже не сразу нашелся с ответом:

– Кто это сказал? – только и выдохнул он, зацепившись взглядом за своего приятеля Тодда, стоявшего у лотка с напитками.

– Так констебль Льюис и сказал. Теперь их с Сюзанной по всему Нортумберленду вылавливать будут... – И спросила: – Хочешь еще покататься на карусели?

Конечно же, он не хотел кататься ни на каких каруселях и почти открыл рот, чтобы сказать это, когда Тодд, понимающе кивнув, последовал за Берроузом, оставив Джека разбираться с навязчивой Джейн Каммингс.

Парень даже выдохнул от облегчения, а потому, взяв Джейн за плечи, поглядел прямо в ее глаза:

– Послушай, Джейн, ты хорошая девушка, – произнес он как можно более мягко, – только мы с тобой не пара, понимаешь?

Лицо маленькой горничной пошло пятнами, эмоции, сменяя одна другую, прошлись по нему в радужном порядке.

– Не пара, значит, – процедила она сквозь стиснутые зубы. Ее грудь вздымалась и опадала так часто, что вполне была способна проломить пластины корсета. В итоге она с силой толкнула Джека в грудь и наконец дала волю распиравшему ее гневу: – Так вот мисс Блэкни тоже тебе не пара, так и знай. Она выскочит замуж за своего богатенького франта, а ты так и останешься с разбитым сердцем, в полном одиночестве. – И, сделав несколько шагов, обернулась: – И тогда не жди, что я стану утешать тебя в твоем горе, глупый мальчишка.

Сцена вышла неприятной… Джек невольно скривился. И почему каждый, кому не лень, тычет его носом в намечающееся замужество мисс Блэкни?! Парень усилием воли подавил привычное колотье в области сердца и направился в сторону помоста, узнать, что он пропустил, беседуя с Эмосом Гриром.

Сюзанну Андерсен он практически не знал: видел ее несколько раз в городе, а еще – на похоронах ее деда, на которые они ходили вместе с миссис Уиггинс. Она была миловидной брюнеткой с голубыми глазами, набожной и донельзя правильной. Представить ее воровкой не особо получалось, но Джек был рад уже хотя бы тому, что Грир ему не соврал: если факт кражи подтвердится, тот сможет вернуться в Новый Свет, и дело Снежного человека завершится как бы само собой.

 

Растревоженный кражей Хартберн никак не желал угомониться, а Джек, толкая тележку с нераспроданными пирогами в сторону дома, все гадал, получилось ли у Тодда проследить за лейтенантом Берроузом, и что вообще тому понадобилось в их маленьком городке.

Ясно одно: он появился не просто так. И мисс Блэкни, как полагал Джек, была не последней причиной данного появления. Иначе и быть не могло...

И когда с делами было покончено, Джек, выскочив из дома, понесся в сторону пекарни, намереваясь вызнать у приятеля последние новости. Подойдя к задней двери, он увидел, как отец Тодда сажает в печь пышные буханки хлеба, а сам парнишка отряхивает руки от муки...

– Я сейчас, – произнес он одними губами, и Джек, прислонившись к стене, принялся ждать.

Приятель вышел минут через пять и сразу же сообщил:

– Этот человек поселился в комнатах миссис Хилл. Заплатил наперед... Ты его знаешь? Кто он такой?

Всего, ясное дело, не расскажешь, и Джек просто пожал плечами:

– Да так, встречались однажды. Еще в Лондоне... Давно это было.

Тодд не стал допытываться, только вздохнул и сказал:

– Я тоже в Лондон хочу. Буду там на фотографа учиться... Это моя давняя мечта.

– А как же пекарня? – улыбнулся Джек. – Я думал, ты будешь всю жизнь с мукой на носу ходить.

Его собеседник фыркнул и буквально выпустил когти:

– Ненавижу это занятие всеми фибрами души! – сказал он с неприязнью. – Пусть Том пекарней занимается, а я в Лондон подамся, дай только время... – И поглядев на Джека внимательным взглядом, осведомился: – Возьмешь меня с собой? Ты ведь все равно здесь надолго не останешься: сдашь экзамены – и поминай, как звали. А вдвоем веселей будет!

Джек поглядел в веснушчатое лицо парня, такое открытое и простое, – таких, как он, Лондон проглатывает и выплевывает тысячами.

– Почему бы и не взять, – отозвался он с грустной улыбкой. – Придет время – поговорим.

Потом они дружески распрощались, и Джек побрел в сторону съемных квартир миссис Хилл, намереваясь проследить за передвижениями Берроуза.

Замерев по другую сторону улицы, Джек вгляделся в окна ее квартир: уже стемнело, а не в одном из них не горел свет – похоже, постояльца не было на месте. Где бы он мог быть? Хартберн предлагал не так много развлечений, и Джек предположил дружескую попойку в пабе «У Гарри». И, учитывая прошлый опыт общения с Берроузом, это было не так уж невероятно...

Единственный в городе паб гудел, словно растревоженный улей: исчезновение Сюзанны Андерсен и вверенных ей денег обсуждалось за каждым столиком, запивалось каждой кружкой темного эля, заглатывалось вместе с яичницей и беконом и гренками...

Джек протолкался поближе к барной стойке и окинул помещение одним цепким взглядом: от висящего в воздухе табачного дыма рассмотреть что-то дальше кончиков пальцев вытянутой руки было довольно проблематично, однако знакомую фигуру в синем сюртуке Джек расглядел почти сразу. Берроуз сидел в дальнем углу зала и потягивал выпивку в полнейшем одиночестве...



Евгения Бергер

Отредактировано: 04.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться