Паренек из Уайтчепела

Размер шрифта: - +

эпизод десятый

 

– Слыхал, что творится-то, Джек? Сюзанну Андерсен нашли мертвой... – такими словами встретила парня Сара-Энн, занятая полировкой серебряных ложек.

– Слыхал, – глухо отозвался он. – Бедная девушка!

– Вот и я о том же: бедная ее матушка, такая достойная женщина – и вот тебе на, горе-то какое.

Вошедшая в комнату миссис Уиггинс поглядела на сникшие лица своих домочадцев.

– Денег при ней не нашли, я слыхала, – то ли спросила, то ли констатировала она. – Разве что несколько монет да священническую стОлу... Странно все это, очень странно.

Джек пожал плечами.

– Возможно, в столу завернули украденные из ризницы деньги, – предположил он. – Разве не там же священники хранят свое церковное облачение?

– Там, – подтвердила миссис Уиггинс. – И все-таки странно, что использовали именно ее. Наверняка там были и более подходящие для этой цели предметы...

Спорить не имело смысла: Джек и сам задавался тем же вопросом. Он только спросил:

– А в чем причина разлада между братьями Андерсен? Слыхал, после смерти отца они разругались в пух и прах...

– Так все дело в ферме, – вздохнула миссис Уиггинс, присаживаясь у стола. – Старик Андерсен, минуя старшего сына, завещал землю и хозяйский дом младшему сыну, Уоррену Андерсену. И старшему это, само собой, не понравилось...

– И почему он так сделал?

– А поди разбери, что было тому причиной (никто толком и не знает): одни говорят, что у старшего, Уиллиса, душа к работе на земле не лежала, и старик знал об этом, другие ссылаются на Эниссу Андерсен, жену старшего сына, с которой у старика, якобы, случился некий конфликт.

Они помолчали, раздумывая обо всем случившемся, и Сара-Энн, нечаянно звякнув начищенной ложкой, горестно вздохнула:

– Кому могло прийти в голову закопать девушку на поле собственного отца... Безумие какое-то. Даже помыслить о таком страшно...

Действительно, безумие – иного слова и в голову не приходило. При этом убийство Сюзанны и похищение собранных для приюта денег были каким-то образом взаимосвязаны между собой, вот только Джек никак не мог понять, каким образом и почему. Возможно, стоило расспросить Грира: вдруг тот видел что-то, способное пролить свет на произошедшее преступление. Что-то, изначально кажущееся незначительным, но имеющее ключевое значение...

Решено: этим же вечером он наведается в Призрачные пещеры и еще раз поговорит с Гриром о событиях этого и предыдущего дней.

Сказано – сделано. Едва стемнело и миссис Уиггинс поднялась в свою комнату – Джек выскользнул из дома. Прошел по главной улице в сторону фермы Андерсенов, свернул на проселочную дорогу и направился в сторону Пещер размеренным, прогулочным шагом. Теперь, разгадав тайну Снежного человека, ему больше не приходилось таиться и вздрагивать при каждом незнакомом шорохе... Теперь все его мысли занимали Аманда Блэкни, Уильям Берроуз и чуточку Сюзанна Андерсен – последняя являлась своеобразным отвлечением от мыслей и разбитом сердце, которое ныло, не переставая.

Как раз на воспоминании об их с Амандой последней встрече на реке, в лесу хрустнула ветка... Громко, подобно выстрелу. Джек, полностью погруженный в себя, замер на месте и осмотрелся... В темноте было сложно что-либо рассмотреть: непроглядная стена деревьев казалась темнее самой ночи. Проухала сова... Где-то в Хартберне лаяла собака.

Возможно это было животное – косуля или дикий кабан – и Джек направился дальше, правда, теперь уже тревожно вслушиваясь в окружающие его ночные звуки.

Больше ветки не трещали... И, выйдя на открытое пространство перед входом в пещеру, Джек в последний раз оглянулся – никого. Потом собрался было окликнуть Грира (делать это следовало у небольшого проема с правой стороны входа – оттуда, как сообщил Грир, любой звук попадал напрямую в его тайное убежище), как вдруг услышал предупреждающее:

– Стоять! – и оглянулся.

С направленным в его сторону револьвером за спиной парня стоял Берроуз. Расправивший плечи, многозначительно улыбающийся, он мог показаться почти устрашающим...

– Что вы здесь делаете? – поинтересовался Джек, не дрогнувшим голосом. – Следили за мной?

– Было дело, – легко согласился тот. И добавил: – Я разгадал твою тайну, крысеныш.

О чем это он, не о Грире ведь, в самом деле.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – отозвался на это Джек, и Берроуз усмехнулся:

– Все ты понимаешь, жалкое лондонское отребье. Думаешь, смог обмануть меня, да? Думаешь, поволок меня на поиски мертвой девчонки: цветочки, монеты, брошенная лопата – и я бы не догадался обо всем...

– И все-таки я не понимаю, – снова повторил Джек.

Лицо Берроуза исказилось, и он почти прошипел:

– Я знаю, что это ты убил девчонку Андерсенов. Должно быть, подговорил ее украсть для тебя собранные для приюта деньги, а потом, когда она это сделала, избавился от нее, как от ненужной помехи... – Тут он снова осклабился: – Ты ведь у нас вовсе не о фермерской дочке мечтаешь, не так ли, Джек Огден, – тебе подавай сразу дворянку. Мисс Блэкни, например... – Парня настолько поразили его слова, что он не сразу нашелся, что ответить, и Берроуз, неправильно это истолковав, продолжил свою якобы изобличающую речь: – Вот только нескольких жалких фунтов будет маловато, чтобы покорить сердце малышки Аманды – она, знаешь ли, привыкла к дорогим нарядам и украшениям, вкусной еде и путешествиям с комфортом. А ты, – он помахал в воздухе дулом револьвера, – всего лишь прах под ее ногами... Мусор, прилипший к подошве ее туфельки. Игрушка, которой она тешилась за неимением лучшего... – И с напором: – Где деньги? Спрятаны в этой пещере? Лучше бы тебе отдать их мне да побыстрее.



Евгения Бергер

Отредактировано: 04.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться