Паренек из Уайтчепела

Font size: - +

эпизод девятый.

                                                                Эпизод девятый.

Поднятая с постели миссис Вилсон хлопотала на кухне, одним глазом то и дело косясь в сторону Джека – тот шелушить горох.

Пухлая домоправительница со страдальческим выражением лица переняла на себя роль надсмотрщицы над тощим мальчишкой... Констебль Дрискоул просто-напросто не оставил ей выбора: сбыл того с рук на руки, словно ненужный товар, и был таков, и ей вот, мучайся вопросами...

Кто таков этот оборванец и почему хозяин решил привезти его в свой дом?

Не прибьет ли этот шалопай ее на собственной кухне и не удерет ли с серебряным сервизом, на полировку которого положено столько времени и сил?

Один из вопросов она все-таки решила озвучить:

– Откуда ты знаешь инспектора Ридли? Надеюсь, ты хоть не душегуб какой, – сказала и сама же испугалась, прикрыв рот пухлой ладошкой.

Джек улыбнулся. От всего сердца. Впервые за последние дни...

– Так работаем мы вместе, – сказал он, распрямив поникшие плечи. – Он без меня, как без рук... Я его наипервейший помощник в любом расследовании.

Домоправительница недоверчиво хмыкнула и подтолкнула к нему тарелку с ломтем хлеба и сыром.

– Врать-то ты мастак, я погляжу, – сказала она при этом. – Ешь лучше, иначе смотреть тошно: того и гляди переломишься, что та соломинка.

Джек надкусил предложенное лакомство, пожевал, потом незаметно рассовал по карманам оставшиеся куски и бодро вскочил со стула:

– Мне бы по-маленькому сходить... Очень хочется!

Миссис Вилсон недовольно сморщилась, решая трудную для себя дилемму: отпустить парня боязно: вдруг сбежит, но и запретить ему облегчиться было нельзя. Наконец, она махнула рукой – и Джек выскочил за дверь, радуясь предстоящей свободе...

Ридли, конечно, запретил ему выходить из дома, но того все еще не было, а он, Джек, обернется в считанные минуты... Только отыщет Старого Джима, что вечно колесит на своем кэбе в районе Беркли-сквер, да задаст ему пару вопросов.

Шелушить горох Джека все равно никогда не нравилось...

 

Старый Джим, которому на самом деле едва ли исполнилось больше тридцати, отыскался довольно скоро, и Джек вскочил на облучок, протягивая тому кусок припасенного хлеба с сыром.

– Угощаешь? – хмыкнул тот.

– А то, – Джек с хитринкой ему улыбнулся. – Сегодня я добрый. – И, как бы между прочим, поинтересовался: – Как жизнь? Что нового расскажешь?

Джим задумался, шумно пережевывая предложенное лакомство.

– Убийство на Беркли-сквер, слыхал? – произнес он наконец. – Да не одно – целых шесть. – И совсем тихо: – Говорят, банду Рыжего Джо положили... Всех, как одного.

Джек изобразил удивление, и Старый Джим удовлетворенно осклабился.

– Вот ведь подсобил кто-то шпикам, скажи? Всю банду разом перестрелял...

И Джек, понизив голос, поинтересовался:

– Так это они богачей грабили?

Собеседник глянул на парня с насмешливым превосходством.

– С луны что ли свалился, парень? Всяк знал об этом, ну ты даешь. – И заключил: – Поминки сегодня будут. В пабе на Флит-стрит. Приходи, коли хочешь... – Он положил в рот последний кусок, а Джек поспешил сказать:

– А девушка... слыхал, там и девушку мертвую нашли...

Джим пожал плечами.

– Говорят. – И насупился: – Если это та выскочка с замашками леди, то так ей и надо... Сама, верно, напросилась.

Джек встрепенулся, подобно боевому коню, услышавшему зов трубы:

– Так ты ее знал? Ого. И как? Скверная девица?

– Отвратительная, – подтвердил мужчина, почесывая затылок. – Вечно строила из себя невесть что. Я ее вчера от Бартлетт-корт вез, подхватил у аптеки... Она мне еще полпенса задолжала, мол, я, говорит, на таких, как она, и без того наживаюсь сверх меры. Стерва высокомерная! – и сплюнул на мостовую.

– И с тех пор ты ее не видел? – поинтересовался парнишка.

Джим глянул на него с подозрительностью:

– А тебе про что? Ты случаем не свистун?

Джек подорвался с сидения и спрыгнул на мостовую.

– Скажешь тоже, – отмахнулся он. – Любопытно просто. – Потом махнул на прощанье рукой и сиганул в сторону Бартлетт-корт – упустить такую ниточку было нельзя. А инспектор, глядишь, еще и не хватился его... А если и хватился, так еще спасибо скажет, когда Джек ему нужную информацию предоставит – вдруг после этого еще и отпустит его... с деньгами.

И сам над собой рассмеялся... Вот ведь дурак, все еще в чудеса верит!

Быстрый бег выветрил странные мысли из его головы, и когда колокольчик над дверью аптеки тревожно тренькнул, Джек, изобразив из себя эдакого матерого волка, вальяжно облокотился на аптечный прилавок... Склянки с лекарствами вдоль стены буквально зачаровали его, и он нехотя оторвался от их созерцания, переключив внимание на тощего аптекаря в маленьких очочках.

– Чего тебе, парень? – осведомился тот не самым приветливым голосом. – Лакрицу мы нынче не продаем.

Джек усмехнулся:

– Да я вроде как не в том возрасте. – И поинтересовался: – Говорят, у вас вчера леди одна отоваривалась... черноволосая, красивая очень, – он вызвал перед глазами лицо мертвой девушки и тяжело сглотнул. – С родинкой над верхней губой...

Мужчина нахмурился.

– Тебе зачем? Что с этой девицей не так?

– Да так все, – отмахнулся парнишка, и как бы поверяя доверительную информацию, добавил: – Муженек ее ищет. Денег обещал приплатить, если найду...



Евгения Бергер

Edited: 18.01.2019

Add to Library


Complain