Паренек из Уайтчепела

Font size: - +

эпизод десятый

                                                                    Эпизод десятый.

– Явился, голубчик! – миссис Вилсон посмотрела на Джека с плохо скрываемым раздражением и покрепче перехватила кухонное полотенце. Парень некстати подумал, что в руках экономки оно похоже на опасное оружие, и когда скрученное в жгут то, с шумом взрезав воздух, огрело его по спине, парень скаканул в другой край кухни с болезненным вскриком.

– Послушайте, больно же! Держите себя в руках. Я ведь вернулся... Не злобствуйте!

И женщина сделала шаг в его сторону:

– Вернулся, говоришь, шельмец окаянный! Ух я тебя... – И позвала громким голосом: – Абигейл, зови хозяина! Скажи, беглец объявился. Да поживее, пока он снова не убёг!

– И никуда я не убегу, – возразил ей парень, одаривая экономку широкой улыбкой. – Если уж вернулся, то тут и останусь... Вот.

В этот момент на кухне появилась высокая фигура инспектора Ридли, который мгновенно оценил ситуацию, и кончики его усов странно дрогнули... В неодобрении, подумала миссис Вилсон. К нагоняю, решил Джек...

На самом деле инспектор Ридли внутренне улыбнулся.

– Вернулся, значит, – произнес он нейтральным голосом. – Ну-ну... – И уже в сторону экономки: – Спасибо, миссис Вилсон, вы прекрасно справились с возложенной на вас миссией. – И поманил Джека за собой.

Оставшись одна, недоглядевшая за парнем экономка тяжело выдохнула: мистер Ридли был хорошим хозяином, и терять доброе место из-за уличного мальчишки ей совсем не хотелось... К счастью, пострел вернулся – а уж как хозяин глянул на нее, узнав, что паренька нет в доме, как глянул... Чуть не прожег насквозь. Даже страшно стало! Чур ее, еще раз пережить подобное...

Ридли между тем провел Джека в свой кабинет и присел за рабочий стол, аккуратные стопки бумаг на котором внушили его визави благоговейный трепет, как при посещении церкви.

– Сейчас ты расскажешь мне обо всем случившемся этой ночью, парень, – мужчина положил перед собой белый лист бумаги. – Я желаю знать каждую мелочь, которая только может прийти тебе в голову... Говори, как есть, и только попробуй меня обмануть.

Джек, так и оставшийся стоять посреди комнаты, переступил с ноги на ногу.

– Сэр, я не просто так ушел...

Но Ридли перебил его строгим:

– Я буду записывать каждое твое слово. Начинай!

И Джек, скрепя сердце, начал излагать события прошедшей ночи... Вспоминать их не хотелось – от ядреного запаха крови у него до сих пор ком в горле стоял! – но Ридли был непреклонен, и Джек рассказал обо всем, даже о том, что узнал от старого Джима – банда рыжего Джона и была пресловутыми «призраками», о которых говорил весь Лондон. Инспектор отмахнулся:

– Это мы и без твоего знаем, припозднился ты со своими откровениями, парень. – А потом строго припечатал:

– Я велел тебе носа из дома не высовывать, велел сидеть и помалкивать, а ты что, обманул миссис Вилсон... меня обманул... и сбежал. Я был о тебе лучшего мнения, Джек, даже после этой ночи я был о тебе лучшего мнения. А теперь...

– Сэр, – слезы вскипели в глазах Джека, подобно молоку на плите нерадивой хозяйки, и он с трудом справился с ними, смаргивая непокорную влагу: – Я вовсе не думал сбегать. Я бы не стал, вы же знаете... Я только помочь... просто помочь хотел, – Джек утер нос рукавом своей рубашки.

Но Ридли его слезы, казалось, нисколько не тронули, и он тем же строгим голосом продолжил:

– Ты участвовал в этом ограблении, парень, ты такой же вор, как и они, понимаешь?

– Сэээр, – жалостливо протянул Джек.

– В глазах общества ты ничем не лучше этих заматеревших в своих грехах преступников, – продолжал тот свою отповедь. – Стоит мне только слово сказать, и тебя вздернут без суда и следствия... Станешь козлом отпущения! Хочешь?

Джек тяжело сглотнул – ему показалось, что пеньковая веревка уже стянулась узлом на его тощей шее – и отрицательно замотал головой.

Ридли встал из-за стола и подошел к нему почти вплотную.

– Если не хочешь на виселицу, Джек, то лучше бы тебе сидеть да помалкивать... Надеюсь, ты это понимаешь?

Паренек утвердительно кивнул, и Ридли неожиданно осведомился:

– Так что там с твоим «помочь хотел»? Где пропадал, рассказывай.

Джек начал рассказывать о «старом» кэбмене Джиме и его уничижительных словах в адрес мисс Хорн, а потом перешел к ушлому аптекарю – потеря трех пенсов все еще жгла Джеку карман – и поведал о покупке умершей столовой соды... Ридли удивился:

– Не понимаю. Зачем ей это?

И растерянность инспектора позволила Джеку почувствовать свое временное превосходство.

– Ребеночек, сэр, – решил просветить он инспектора. – Аптекарь считает, что мисс Хорн понесла, вот и хотела в этом достоверно убедиться.

Ридли кашлянул в кулак.

– Понесла, говоришь? Интересная новость.

И пока он стоял, глубоко задумавшись, Джек решился добавить:

– Сэр, вечером устраивают поминки в пабе на Флит-стрит, там завсегда рыжий Джо отирался со своими дружками – говорят, деверь его это место содержит. – И с мольбой в голосе: – Отпустите туда сходить. Вдруг я что новое узнаю! А убежать – не убегу, могилой матери клянусь, не убегу! Инспектор Ридли, пожалуйста.

Мужчина окинул Джека внимательным взглядом, как бы примеряясь к его словам, а потом произнес:



Евгения Бергер

Edited: 21.01.2019

Add to Library


Complain