Паренек из Уайтчепела

Font size: - +

эпизод тринадцатый

 

– Тебя долго не было, – голос инспектора Ридли застал Джека врасплох, он-то крался с явным намерением прошмыгнуть в комнату как можно более незаметно. Ан-нет, не вышло... – Где пропадал?

Джек вошел в кабинет и замялся.

– Да так, побывал в пабе на Флит-стрит, как и планировалось... – Умолк, страшась нагоняя.

– А потом? – осведомился Ридли, легко угадывая некую недосказанность.

– Потом оказался на Беркли-сквер... поболтал с Анис, пока дворецкий не выставил меня за дверь. Вернее, пока он не вышвырнул меня в розовые кусты! Вот, собственно, и все.

Ридли то ли улыбнулся, то ли передернулся от раздражения:

– Я же велел тебе не высовываться, Джек, – сказал он с вполне заслуженным укором. – Какого, скажи на милость, дьявола, тебя снова потянуло на Беркли-сквер?! – И уже гневно: – Начинаю подозревать, что ты полный болван и тупица. Сядь и расскажи, что с тобой приключилось. Немедленно.

Джек послушно присел на краешек стула и подробно поведал инспектору про Грегори Уилкокса с его обвинениями в адрес убитого рыжего Джо, а также о своем преследовании мужчины в зеленой рубахе, упущенного им на Флит-стрит. Все это он заключил одним-единственным вопросом:

– Так это правда, что во время одного из ограблений был убит мальчик, племянник дворецкого Джонса? Тот за это меня и выставил, сказал, мне самое место в аду... вот, всю рубаху шипами изорвал, пока выбирался.

Ридли не обратил на его жалобы никакого внимания.

– Мальчишка, Кеннет Тайлер, действительно был убит, как ты и говоришь, – произнес он в задумчивости, – нелепая случайность, как я полагаю. А вот о том, что он приходился Джонсу племянником, я, признаться, впервые слышу. Информация достоверная? Кто тебе о том рассказал?

– Так Анис, горничная, – отозвался Джек. – Просила не сердиться на Джонса за этот поступок, мол, тому и так порядком досталось... Сначала смерть племянника, а потом все эти убийства в доме. Да вот еще, – он полез в карман и вытащил маленький пузырек, найденный им в розовых кустах, – нашел случайно. Подумал, вдруг это может быть чем-то важным! Смотрите.

Ридли откупорил флакон и поднес его к носу. Запах был терпким, но не резким...

– Где ты его нашел?

– В тех самых кустах, сэр, с колючками. Просто положил в карман на всякий случай...

Ридли как бы даже с восхищением хмыкнул:

– Предусмотрительный. – И добавил: – Отдам его на экспертизу доктору Грейди. Пусть он определит, что находилось в этом пузырьке! – Потом похлопал рукой по стопке полученных от леди Каннинг писем и произнес: – У меня появились новые данные по мисс Розмари Хорн. Та леди...

– … леди Каннинг, если не ошибаюсь.

– Не ошибаешься, – усмехнулся Ридли. – Как догадался?

Джек с гордостью выпятил тощую грудь.

– Это было вполне предсказуемо, сэр, – произнес он. И с видом взрослого, умудренного годами человека присовокупил: – Так какую новую информацию предоставила вам леди Каннинг?

Ридли было забавно наблюдать за своим неожиданным напарником, но он не мог ни признать, что голова у парня работает что надо, исключая, конечно, случаи полнейшего помутнения, такие, как участие в этом преступном грабеже ну или... его экспромт три месяца назад, когда они ловили Кукловода...

– Любовные письма, – инспектор даже подтолкнул к парнишке одно из писем, тот, впрочем, интереса не проявил.

«Читать не умеет», решил Ридли про себя, как он и думал.

– Можешь прочитать, если хочешь, – обратился он к Джеку с улыбкой. – Ты ведь моим помощником заделался, не иначе. Мне от тебя скрывать нечего...

Как бы ни хотелось Джеку утаить свое полное невежество в этом вопросе, соврать он не решился:

– Сами читайте – я не умею. Не про меня наука... – И через секунду: – Так что там написано? Расскажете?

И Ридли поддел его:

– Слышал присказку: любопытство кошку сгубило?

Джек, абсолютно серьезным и даже каким-то торжественным голосом, отозвался такими словами:

– Полицейский должен быть любопытным, иначе ему ни одного дела не раскрыть. Сами знаете, ведь это вы у нас инспектор...

Ридли вздернул широкие брови.

– А ты вроде как в полицейские метишь, правильно я понимаю?

– А что, думаете не смогу? – с вызовом вскинулся Джек.

Мужчина окинул тощего паренька внимательным взглядом: всего-то достоинства в нем – это большие, полные огня голубые глазищи, больше и смотреть-то не на что.

– Сможешь, почему ж нет? – ответил он абсолютно серьезно. – Вот только подучиться бы надо... Нынче неучей в полицию не берут. – И, выдержав короткую паузу, продолжил: – Я вот что хотел тебе предложить, Джек, – ты только выслушай до конца, не брыкайся раньше времени – в деревню я тебя отправлю, в помощь одной доброй женщине, миссис Гвендолин Уиггинс: ей помощь по хозяйству не помешает, а тебе бы на время из Лондона уехать. Здесь тебя нынче ничто уж больше не держит, разве нет?

Ридли видел, как в процессе его речи меняется лицо паренька: от радостного признания собственной исключительности до полнейшего ужаса в широко распахнутых глазах. И наконец этот ужас выплеснулся одни-единым махом, исторгнутый его залипшими от страха легкими:

– Я в деревню не поеду! Нет, сэр, только не деревня. Это ж хуже смерти, я там не смогу – издохну от скуки.

Ридли усмехнулся:

– Ты сам говорил, что хочешь из Лондона выбраться. Чего ж теперь артачишься?

– Так я ж не в деревню хотел перебраться, – замотал головой парень, – я скорее о Бирмингеме или Манчестере думал. – И с новым витком отчаяния: – В деревне «жаворонку» не выжить, сэр. Лучше сразу прибейте и дело с концом!



Евгения Бергер

Edited: 16.01.2019

Add to Library


Complain