Паргелий

Font size: - +

Глава 44. Как сделать выбор

Я осваивалась.

На Хелле, казалось, было категорически не принято заморачиваться. Гайон, едва узнав, что я готова работать с детьми в обмен на стандартную ставку и крышу над головой, так обрадовался, что не спросил у меня ни о дипломе, ни о рекомендациях. Для полного счастья ему хватило идентификационной карты, виртуозно подделанной ребятами Горина еще на Ирейе, и одной контрольной работы, проверенной в присутствии Лины.

Скрыть мой свистящий акцент не представлялось возможным, так что я сразу честно призналась, откуда родом – а потом еще дня три старательно воспроизводила перед Линой и девочками из бухгалтерии более-менее известные сплетни про храмовых жриц и характерное для прихожан отношение к ним, этакая помесь благоговения со страхом и желанием подгадить исподтишка. Потом объявление про «больного сына» сняли за давностью, и вопрос о поисках посланницы Равновесия закрылся сам собой.

Школьные занятия проводились строго в первую половину дня. Лина говорила, что это необходимо для поддержания в тонусе магических каналов. За ночь одаренные дети переполнялись сырой силой, которая распирала все сосуды. Первые два-три урока были призваны опустошить резервы и не допустить разрывов, а дальше энергии предоставлялось свободно копиться, заново растягивая каналы и вынуждая их скорее расти. Если бы я явилась на порог школы на каких-нибудь полчаса позже, то взрывов уже и не застала: маленьких магов засадили бы за самые обычные уроки, не представляющие угрозы окружающим.

Такой подход был для меня внове. На Ирейе одаренных чуть ли не с пеленок учили держать себя в узде в любой ситуации, при любом отклонении от спокойного поведения заковывая в блокираторы. Опустошить резервы маленьких магов и дальше спокойно заниматься с ними, как с нормальными детьми, - звучало очень заманчиво.

В конце первой недели работы я поймала себя на крамольной мысли, что было бы неплохо вернуться на Ирейю и передать методику для строящейся школы.

Останавливало меня только воспоминание о последнем разговоре с королем. Даже вздумай я сейчас вернуться с повинной, подписать заверенный Верховной брачный контракт и жить тихой мышкой замужем за Рино – Его Величество все равно предпочтет избавиться от ненадежной и невыгодной невестки, сколько бы полезных идей я ни принесла. Побега он мне не простит.

Возвращение означало смерть. Но с каждым днем я узнавала все больше нового, что могло бы пригодиться первой ирейской школе магии, осваивала методики и заклинания, и…

И, в общем-то, отлично понимала, что найдутся наемные специалисты и без меня. В конце концов, первых учителей наверняка станут искать на Хелле – больше универсалов нет нигде – а значит, со всеми тонкостями они будут знакомы и так. Но я все равно упорно училась, все свободное время просиживая либо в библиотеке, либо прямо в классе с детьми.

Иначе тоска по Храму становилась невыносимой.

 

Я почти свыклась. Лина оказалась фантастически терпеливым учителем, способным заразить своей любовью к магии даже столетнего павеллийца. Ее так забавляло мое стремление наверстать упущенное, что она выделила два вечера в неделю, когда занималась со мной индивидуально. Я была благодарна – достаточно, чтобы заметить, что Лина чем-то не на шутку обеспокоена, но еще не готова делиться с кем-либо своими проблемами. Мою попытку разговорить ее учительница свела к обсуждению сенсоров и немало удивилась, узнав, что у меня их нет.

Оказывается, на Хелле все бродили с имплантатами для обмена мыслями. Здесь камарилла было больше, а его экспорт запрещен, поэтому стоил он гораздо дешевле, чем на Ирейе – как и все изделия из него.

Дома сенсоры, в общем-то, были мне без надобности: все люди, с которыми я общалась, жили со мной в одном Храме, да и ответные имплантаты имелись только у Верховной. Но теперь мне не давала покоя мысль, что, вживив себе сенсоры, я смогу поговорить хотя бы с ней, - и я, посоветовавшись с Линой, взяла пару отгулов и отправилась в ближайшую клинику.

А по возвращении в школу застала почти весь женский педагогический состав в состоянии мечтательной прострации. Учительницы, лаборантки, методистки и даже невозмутимые медсестры вздыхали на извечную тему настоящих мужчин и с невыразимой тоской по сильному и надежному плечу поглядывали на свежее объявление на доске – про печального вдовца и его несчастного сына, которому стало хуже.

Держу пари, даже если бы «вдовец» был лыс и пузат, при виде такой заботы о бедном мальчике мои новые коллеги разрыдались бы от умиления и бросились искать ему жрицу. Но Рино, судя по томным вздохам, зашел лично, и истерия была сродни реакции придворных дам на Третьего.

Меня допросили с пристрастием, подозревая в сокрытии знакомых посланниц Равновесия. Потом пытались уговорить вернуться на Ирейю и привезти жрицу с собой. Потом – быстренько выучиться ритуалам Равновесия самой и помочь, наконец, бедняжкам.

Я изобразила традиционный суеверный ужас и выдала на-гора пару сплетен помистичнее, сопроводив советом не связываться, но никого не убедила – разве что все отстали лично от меня, мысленно зачислив в ряды бессердечных мужененавистниц. Я не спорила, потому как чувствовала, что и впрямь готова встать под их стяг.

Ладно еще Его Величество не верит в мою способность держать язык за зубами – доверчивые короли вообще мало живут. Но Рино-то чего прицепился?



Елена Ахметова

#3146 at Fantasy
#945 at Adventure fantasy
#496 at Humorous Fantasy

Text includes: жрицы, ищейка, принц

Edited: 06.07.2017

Add to Library


Complain