Пари на любовь

Размер шрифта: - +

Глава 27.2

Признание далось на удивление легко. Слова сами полились рекой, и вот я уже рассказываю, как в детстве впервые подожгла свою кровать, напугав при этом родителей чуть ли не до полусмерти. Ламина слушала внимательно, и с каждым новым фактом из моей жизни ее лицо становились все более хмурым.

А потом я рассказала, что об этом узнал господин Варнерд, и рассказали ему о моем необычном даре родители.

- А наш работодатель, однако, очень любопытный дракон, - сказала она, когда я закончила монолог и облегченно выдохнула. - Вот только интересно, чем объясняется его любопытство?

Я лишь пожала плечами.

- Прости меня, Лам, - посмотрела на нее виновато, - что не рассказала раньше.

Она лишь мягко улыбнулась, отчего разгладились морщинки на лбу, и положила руку мне на плечо. В голубых глазах не было ни намека на обиду.

- Не за что просить прощения, Ал. Я бы тоже, скорее всего, скрывала это до последнего и вряд ли смогла бы кому-нибудь открыться. Никто ведь не знает, чем такая сила чревата для мага... Хотя...

- Что? - заинтересованно спросила я, придвинувшись ближе и всматриваясь в задумчивое выражение лица подруги.

Она постучала пальцем по подбородку. Ламина была привлекательной, даже когда хмурилась. Да и вообще ей шло любое выражение лица, и поначалу она ассоциировалась у меня с хрупкой миловидной фарфоровой куколкой.

- Мне кажется, ты не первый и не последний маг с такой... особенностью, - она вдруг широко распахнула глаза. - Возможно, это вполне объясняет твои приступы!

- Ага, - невесело усмехнулась я, - только как они это объяняют? Переизбытком магии, с которой не в состоянии справиться мое тело?

- Надо это выяснить, - предложила Ламина.

- И рассказать всем, что я маг с дефектом в виде рано проснувшейся силы?

- Это же не дефект! - возмутилась подруга.

- Никакой пользы моя особенность, как ты говоришь, еще не принесла. И с каждым новым приступом становится тяжелее держать себя в руках и противиться всепоглощающей боли, - прошептала я.

Глаза наполнились слезами, в голове вспыхнули обрывки недельной давности, когда я чуть не расплавила все стеллажи в библиотеке, пока пыталась добраться до выхода. Ламина погладила меня по волосам и накрыла своими ладонями мои, заставляя поднять опущенный взгляд.

- Мы справимся, слышишь, - она крепко сжала мои руки. - Ты справишься, Алиаста.

Я неопределенно хмыкнула, не особо веря в то, что действительно смогу справиться с этим. Ответив Ламине таким же крепким рукопожатием, решилась сказать еще одну вещь, о которой до сих пор даже не хотела думать, но она не выходила из головы.

- Господин Варнерд сказал кое-что, - Ламина вопросительно подняла бровь. Я же пыталась перебороть себя и произнести вслух мысль, отчаянно крутившуюся в моей голове еще с утра. - Он намекнул, что огненный маг вряд ли бы родился в долине Водных духов. И что вряд ли у обычной деревенской семьи мог появиться ребенок с такой силой.

- Он хочет сказать, что ты приемная? - в ужасе прошептала подруга.

Я смогла только кивнуть, проглатывая очередной комок слез, грозящихся вот-вот пролиться, потому что следующие слова дались мне с еще большим трудом. Принять правду, какой бы горькой она не была, бывает по-настоящему тяжело. Особенно если это та правда, в которую ты отчаянно не хочешь верить. Но...

- Я все больше склоняюсь к тому, что он прав.

Во мне проснулась маленькая беззащитная девушка, и я бессовестно разрыдалась на плече у подруги, которая без каких-либо слов обняла меня, согревая теплым бризом, проникающим внутрь и через легкие передающим спокойствие и утешение.

Я понимала, что она разделяет мои опасения, а значит, почти убеждена в правдивости слов дракона. И единственное, что она могла сделать, - это помочь мне смириться с правдой о том, что я совершенно не знаю, кем же являюсь на самом деле и где сейчас мои настоящие родители.

Почему они от меня отказались и где находится моя родина? Отправлять ли на их поиски и, что самое главное, говорить ли маме с папой, что я знаю суровую правду?

- Думаю, тебе стоит поговорить с теми, кто на протяжении стольких лет действительно являлись твоими родителями, - мягко сказала Ламина, заглядывая в мои глаза. - Возможно, есть шанс, что предположение господина Варнерда оказалось ложным, и ты действительно стала исключением для Алаты.

- Возможно, - кивнула я, пробуя слово на вкус.

Это утро стало тяжелым для нас обеих. Когда я немного успокоилась, мы смогли вернуться в комнату, где позволили себе заварить успокаивающий чай и еще немного полежать в кровати, отвлекаясь от тяжелых мыслей с помощью планирования выходного дня.

Когда мы уже почти составили список всего, что нужно сделать, мне стало заметно лучше, и я даже могла улыбаться. Нежелание мириться с возникшей проблемой отодвинуло ее на второй план, подсознание явно желало спастись от правды, которая ранит сердце.

К слову, о подсознании и о сердце.

Когда солнце уже заметно осветило комнату, сообщив о приближающемся завтраке, к нам заглянул мистер Салвик. Он принес небольшой в конверт и сказал, что ему было велено передать мне его лично в руки, после чего мужчина удалился.

Я открыла плотную бумагу, пробежалась по письму и обреченно простонала, выкидывая бумагу подальше от себя.

Ламина не переминула воспользоваться возможностью тоже ознакомиться с письмом и зачитала вслух то, что рушило все наши планы на день.

"Мисс Алиаста, надеюсь, вы не забыли об одном небольшом пункте в нашем договоре?

С уважением, господин Варнерд".

- Какой ответственный этот дракон, - рассмеялась Ламина, - что ж, - увидев мое насупленное лицо, она примирительно подняла руки. - Буду грустить в твое отсутствие и обещаю добыть нам пироженых на вечер, чтобы скрасить тяжесть дня, проведенного с господином Варнердом.



Карина Калимуллина

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться