Паркер Джонс спешит на помощь 18 +

Размер шрифта: - +

5

11 ГАСТРОЛИ

 

– Макс, слушай, дельце тут одно наметилось.

Максим, сидевший на полу в обнимку с гитарой, недовольно поморщился и Славику не ответил. Его редко кто решался беспокоить, когда он сочинял музыку. Даже Лера.

– Ну сколько можно жить, как затворник! Кончились идеи, кончилась жизнь?

– Я работаю, – проворчал Максим.

– Ага, работает он… Что ж, держи…

Славик бросил Максиму листок бумаги.

– Что это?

– Повестка, – засмеялся Славик. – И где у тебя тут окно! Дышать же невозможно!

Славик резко сдвинул в сторону тяжелую штору, нащупал шпингалет, подергал его и попытался поднять раму. Он прилагал немало усилий, весь напрягся, но заевшая рама окна никак ему не поддавалась.

 А Максим читал, перечитывал каждый абзац в письме, иногда отвлекался и смотрел то на старое кресло, в которое после очередной безуспешной попытки впустить свежий воздух в небольшое помещение плюхнулся Славик, то на тусклую пыльную люстру под потолком, то на щербатый паркет под своим коленом.

– Ну что тут думать и гадать, – сказал Славик, когда отдышался. – Ты просил неделю назад одолжить деньги на конкурс сыну? Я подсуетился по–быстрому, позвонил парочке агентов и организовал нашей группе тур. Узрел, что в шапке написано «…We are pleased to inform you that we are happy to invite you to speak at our restaurant at the hotel "South Vzmorye"…»

– Ну узрел, – согласился Максим. – Автор письма рад пригласить нас выступать в ресторане при отеле «Южное взморье».

– Вот–вот!

Довольный Славик вскочил с кресла.

– Длительные летние гастроли! Месяц в отеле, месяц в дороге по кочкам. Парочку корпоративов в барах сыграем тоже, чего отказываться, раз заказы на русского Пака подвернулись. И папаня просил не обидеть там его друзей.

– Славик…

– Хотел собственную карьеру? Получай. Хотел денег для сына заработать? Получай. Все для тебя, друг.

– Спасибо.

Максим вымученно улыбнулся и взглядом показал на Леркин подарок, на электрогитару «Fender». Инструмент был подержанный, но от этого казался только благороднее. Винтажный звук этой гитары сразу перемещал Максима из репетиционного зала в ДК на большую сцену.

– Позволишь другу продолжить творить? – спросил Максим.

– Конечно, конечно. Ты гений музыки, а я гений договоров. Заканчивай копаться в нотах и приходи на репетицию. Завтра утром вылетаем пятичасовым стыковочным рейсом. И не проспи!

Славик хохотнул, хлопнул дверью и оставил Максима в одиночестве. В тишине и духоте.

Любимая гитара лежала совсем рядом, а Максим не спешил притрагиваться к ней, брать. На ней Максим сочинил все знаковые хиты, с ней он выступал перед друзьями чифа, когда приходилось быть уверенным и даже нахальным, потому что публика требовала сыгранности, виртуозных соло и ритмичных мелодий, а настоящего мастерства у группы пока не было.

«Пусть так, чем никак, – подумал Максим. – Концерты помогут заработать. Переезды вымотают. Отсрочка не помешает».

 

Лера, когда он рассказал ей вечером о гастролях загорелась, закружилась, как юла по комнате. Не спрашивая, что из вещей муж хочет взять в дорогу, собрала ему чемодан, потом сходила к матери в комнату и похвасталась, что Максиму предстоят самые настоящие гастроли, и даже Маринке перед сном позвонила и поделилась с ней такой потрясающей вестью. Что ответила Маринка, она не сказала. Но что–то забавное. Лера смеялась, когда сбрасывала вызов.

– Лето, море, – радовалась она, обнимая Максима. – Я приеду. Если маме дадут отпуск, и она согласится неделю посидеть с Павликом и Кристиной. Ты же пришлешь мне денег на билет?

– Да, конечно, – пообещал ей Максим.

Среди ночи он ощутил легкие толчки в спину.

– Вставай, а то самолет улетит без тебя, – взволнованно шептала Лера.

Максим потер глаза и неохотно вылез из кровати. Пока чистил зубы и одевался, Лера успела сварить кофе. С одной ложкой сахара, густой и крепкий, все, как он любил.

– Быстрее, Макс...

Лера торопила его, а Максим сидел за кухонным столом и будто бы никуда не спешил. Он медленно пил кофе, чтобы не обжечься, и смотрел на нее. Как она стоит возле раковины и тщательно натирает губкой, смоченной моющим средством, тарелку, как ополаскивает блюдце и под шум льющейся воды обещает, что будет звонить ему каждый вечер.

Максим хотел запомнить ее такой. Радостной от его удачи, домашней и хлопотливой. Пока в их маленькую размеренную жизнь не вмешался своим визитом несравненный Паркер Джонс и не утащил ее из кухни в свой поднебесный рай.



Мария

Отредактировано: 12.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться