Пароль "Вечность"

Размер шрифта: - +

Глава 16

 

Глава 16

 

Из пролома в крыше взвилась большая черная птица, похожая на ворона, но с чересчур длинным клювом, хрипло каркнула и полетела над улицей.

— Чак, — сказал я, выглядывая из-за покосившейся кирпичной стены, — ты знаешь, что такое амнезия?

Карлик задумался, подняв белесые брови, и покачал головой:

— Не-а, никогда не слыхал такого диковинного словца.

Я пробирался первым, за мной Юна, замыкал Чак. Мы двигались по краю улицы, стараясь не углубляться в развалины, но и не выходить на свободное пространство. Асфальт густо порос кустами, проехавший недавно броневик оставил в них широкую прореху.

— Амнезия — это потеря памяти, — сказал я, провожая взглядом птицу. — Так вот, у меня амнезия.

— Перепил недавно? — с издевательским сочувствием спросил карлик. — Бывает, я тоже как-то...

— Нет, не в том дело. Я не знаю, в чем причина. Не помню ничего о своей прошлой жизни, кто я, откуда — вообще ничего.

— Ты серьезно, человече? — тон его изменился. — Э, постой, а имя твое?

Я выглянул из-за угла двухэтажного дома — судя по всему, бывшего продуктового магазина. Мы давно пересекли Первомайскую улицу, что стало ясно по надписи на табличке, которую Чак вытащил из-под камней, и приближались к границе Измайловского лесопарка... То есть кратера, окруженного невысокой насыпью и залитого водой. Часть приземистой дамбы вокруг кратера видно было даже отсюда.

— Имя вспомнил, — сказал я. — И еще кое-что. Но чем занимался раньше, кем вообще был — нет.

— А откуда на тебе комбез этот чудной?

Юна прижалась к стене позади меня, за ней стоял карлик. Чтобы двигаться дальше, надо было пересечь пустое пространство, но я не спешил.

— Тоже не помню. Я пришел в себя на холме, прямо посреди пятна Некроза. И Некроз меня не тронул, я не заразился. Спустился оттуда, наткнулся на Юну... Потом еще были кетчеры, а позже в поселке нефтяников мы встретили тебя.

— Святой мутант! — произнес Чак удивленно. — Так это не шутка, ты и вправду ничего не помнишь? А может, ты из-за Некроза память потерял?

Посмотрев на него, девушка спросила:

— Почему ты так сказал?

— Как сказал? — Карлик отвел взгляд.

— Ты произнес это... эти слова. Про святого, сам знаешь, кого. Ты кем был раньше, Чак? Этот глаз у тебя на лбу...

— Я же сказал, сестричка: вором.

— Воры не делают себе такие татуировки.

— Ты много знала воров? Лучше скажи, о чем это бормотал Лука перед смертью? Что там про джагеров и про то, что тебя нашли?

— Я не знаю!

— Да ну?

— У каждого из нас что-то такое было в прошлом. — Я не хотел, чтобы между ними начался спор. — Сейчас не время про это говорить. Пошли, надо быстро пройти перекресток.

Выскочив на свободное пространство, я побежал через кусты, но остановился, услышав возглас Юны:

— Глядите!

На другой стороне улицы была длинная стена — все, что осталось от жилого дома. На ней боком к улице сидел мутант. Одной рукой он уперся в кладку, другую свесил вниз, повернул к нам голову и смотрел не моргая. Не такой, как те, в подземельях — ниже, более мускулистый, поросший короткой шерстью, с гривой темных волос. Если бы не шерсть, издалека он бы напоминал Тарзана.

Я поднял пистолет. Чак, догнав меня, зашипел:

— Пошли, пошли! Они стаями ходят, если он других позовет... Быстро отсюда!

Мы заспешили дальше, пистолет я не опускал. Существо сидело в той же позе, поворачивая голову вслед за нами, и вдруг я понял, что в опущенной руке оно держит ружье с потускневшим от времени стволом и замотанным тряпками прикладом, едва заметное на фоне стены.

Так мутанты разумны?.. В подземельях мне показалось, что они скорее вроде обезьян — то есть какие-то мозги есть, но это именно звери, — однако если у него ружье... Никакая обезьяна не способна пользоваться огнестрельным оружием. Хотя, может, мутант просто нашел его в развалинах и использует как дубинку? Но тогда он взял бы оружие за ствол, а не держал бы его так, будто в любой момент готов выстрелить.

Мутант привстал, отвернувшись от нас, поднял руку.

— Сейчас своих позовет! — выдохнул Чак. — Бежим!

Но тут существо на стене, повернувшись другим боком к улице, уставилось в сторону невысокой дамбы, окружающей котлован впереди.

С той стороны донеслись приглушенные выстрелы.

— Бежим! — повторил Чак. — Пока он отвлекся!

Мы быстро достигли конца улицы. Если бы дело происходило в знакомой мне Москве, перед нами открылся бы Измайловский лесопарк, но теперь там были широкая земляная дорога — та самая, окружная, которая, как говорил Почтарь, идет по краю всего котлована, — и низкая насыпь, отделяющая ее от склона. Справа шелестели на ветру кроны деревьев, а прямо впереди на дамбе стояла двухэтажная бревенчатая постройка, обложенная мешками, с железной мачтой на крыше и балкончиком.

Под дамбой стоял броневик. Из окошек и с балкона по нему стреляли, а от броневика в две стороны ползли люди. Облачка порохового дыма то и дело взвивались над ними.

 

 

* * *

 

Лежа за поросшим поганками влажным пнем у склона дамбы со стороны кратера, я сказал:

— Баркас отсюда кажется целым.

Между пнем и кромкой воды было всего несколько метров. Дул ветер, на берег внизу набегали мелкие волны. На другой стороне кратера, напоминавшего здоровенный котлован, маячил едва различимый силуэт колеса обозрения, стоявшего когда-то на краю Измайловского лесопарка.



Андрей Левицкий

Отредактировано: 13.01.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться