Пастельные войны

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3. Забег в тумане
Актёр 

Смотря в окно, я удивлённым взглядом проводила Агнел, куда-то спешащей по улице. Мне очень не нравились эти тайны, недомолвки, бессмысленная бравада. Неужели она думает, что я слепа и не вижу, в каком сестра находится состоянии? Да тут и глупый бы понял, что она больна и у нее явно проблемы! 
Устало потерев виски, я прошла в гостиную и присела в кресло. Сон отбило, словно мощной ударной волной после громадного всплеска силы, и желания просто полежать совершенно не было. Впрочем, как и сидеть: затхлый воздух и тишина комнаты давили на меня сверху невидимым грузом. Было ужасно больно и… странно. Да, боль не чужда мне, но и она для меня всегда незначительна – высокая регенерация позволяет в минуты преодолеть её. 
Мысли в голове смешались, и я, в конце не выдержав, вскочила и выбежала на улицу. Прохладный воздух ударил по вспотевшей, горячей коже, а лёгкие смогли наполниться долгожданным кислородом. Благодать. 
Припомнив, в какую сторону направилась Агнел, я развернулась и пошла в противоположную. Раз сестра ушла ночью гулять одна, значит, хочет побыть в одиночестве. И я не буду ей в этом мешать. Пока. Пускай ещё денька два поотмалчивается и поиграет со мной в эти игры «Я не понимаю! О чём речь? Можешь быть свободна!», а после, если сама не осознает происходящее и не одумается, то придётся припереть к стенке и заставить ту понять, как выглядит жизнь реальная. И я ей в этом помогу: адаптироваться, привыкнуть и найти выход из любой проблемы. 
Или почти любой… 
«- Чего не спишь? 
- Снова сон. 
- И какой на этот раз? 
- Не поверишь, день нашего знакомства… Лила». 
Встряхнув головой, попыталась прогнать эти слова из головы. Но они упорно не оставляли меня. Раз за разом прокручиваясь и прокручиваясь в моих мыслях… 
«…сон. 
- И какой на этот раз? 
- Не поверишь, день нашего знакомства… Лила» .
«Сон… Сон нашего знакомства Лила…» 
«День знакомства, Лила…» 
«Лила…» 
«…Лила…» 
Закрыв уши руками, и буквально зажмурившись, побежала вперёд. Кажется, на кого-то натолкнулась, кто-то взвизгнул, кто-то откинул меня в сторону. А я просто бежала, не разбирая дороги. 
«Прочь… прочь, про-очь!» - мысленно вопила я. Я не хотела этого… не хотела вновь вспоминать, не хотела… 
Прижавшись спиной к холодной каменной стене, судорожно вздохнула. 
«Лила…» 
Но чувства внутри не желали успокаиваться. И из меня вылетел истерический смех. Хохот. Грубый, противный, холодный. 
Прохожие отскакивали от меня в сторону, нездорово косясь. А я… вновь побежала. К морю. Где буду одна со своим сумасшествием, воспоминаниями и шансом спокойно пережить этот ещё не закончившийся день. 
Детский смех с воем ветра налетел на меня, словно желая смерти. Не добежав до моря, остановилась у моста, оперившись руками о перила. Калейдоскоп событий вновь и вновь пробегал перед глазами, напоминая, КТО есть Я. 
- Прекрати… - сквозь зубы процедила тихо. – Перестань! Ты ведь мертва! Я же сама похоронила тебя! – закричала я. Солёные брызги моря долетели чудом до меня. Или нет… 
Проведя дрожащей ладонью по щекам, поняла, что это… слёзы. Горькие слёзы, что пробились сквозь скупую маску равнодушия. 
«Но нельзя… нельзя похоронить себя…,» - с ветром донеслось до меня. И это окончательно с ног сбило. 
- Можно… - просипела, падая на колени. Я похоронила себя… себя настоящую. Убила, закопала, вычеркнула из истории. Не оставила ничего из первозданной себя… разве что Агнел. Но и та не сразу смогла принять Юра. 
Воспоминание словно волной обрушилось на меня. И как в тот проклятый день… я … увидела… почувствовала… её… Риану. На тот момент самую могущественную и влиятельную Одарённую. Женщину с ржавыми кучерявыми волосами, ядовитыми жёлтыми глазами и… идеальным телом… Телом, что никогда не принадлежало ей.
 «Раскройся… ну же? Лила, впусти меня…» - тихо шептала она своим завораживающим, бархатным голосом. Она просила, умоляла… ласкала… 
А потом жестко брала. Изводила, держала на грани боли и удовольствия. Вертела, делала как ей было угодно… Заставляла менять личины, маски… Сводила меня с ума… 
Я внутренне содрогнулась. Два дня… Два чёртовых дня я плавилась, как воск, под её умелым телом, руками… Видела россыпи звёзд, взлетала… Пила её, словно изголодавшийся путник пустыни. 
Два дня… 
Погибала… 
Уничтожая себя изнутри. 
На третий день, когда я очнулась, открыла глаза, то… оглохла в собственном крике боли. Я не представляла тогда, что произошло со мной такого, что отказала регенерация, а сама ощущаю себя живым… гниющим куском плоти. 
« - Милая, ты проснулась?», - мурлыкнул женский голос мне в ушко. Кажется, я тогда впервые в жизни ощутила страх. Да-да… страх, что окутав меня своей белой дымкой, поглотил в небытие. Короткое, но такое... родное. Жаль, что Риана не позволила мне побыть долго в нём. Ведь открыв вновь глаза, я… да, я уверовала в существовании Рая и ада. Ибо как можно было назвать то, что… со мной… 
Тихо всхлипнув, я обняла себя за плечи. Тварь… надеюсь она ещё не сдохла, ведь я не прощу ей этого. Отомщу. Обязательно. Заставляя страдать точно так же, как и она заставляла меня. Заставлю бить в истерике точно так же, как билась я. Она поверит, поверит в существование ада! И будет ещё умолять меня открыть ей проход туда. Ведь смерть покажется ей просто раем. 
Нельзя передать то, что чувствовала я, когда открыв глаза увидела… почувствовала... её… Риану. Её нежные пальчики, бегавшие по моему бессознательному  телу, её пламенный, прожигающий взгляд, грудь размера третьего… и мужскую плоть, находящуюся там, где и быть не должно. 
Всевышний, как я только выжила! Ударила тогда ей наотмашь, спихнула с себя, вскочила… Схватила первый тяжёлый предмет и ещё раз ударила, заставляя провалиться в темноту. А потом… 
А потом меня затопила лава гнева. Будучи сильным Актёром, Риана могла не только менять маску, но и своё тело… полностью. Но как оказалось после – ещё и частично. Наполовину мужчина – наполовину женщина. Мой мир буквально взорвался на части. Ничего не помня, ничего… не видя… не ощущая, я схватила кухонный нож и разрубила это чёртово её «достоинство», заткнув им её похабный рот. Чтобы не орала так сильно. С неясно откуда взявшимися силами связала женщину и вызвала Учителя. 
Стерпев боль, унижение… Рассказала всё. Позволила учителю проникнуть в моё сознание и вызволить оттуда события двух дней, чтобы освободится и принять наказание… 
Но наказания не было. Меня лишь закрыли на время от общества, заперев в больнице для душевнобольных. Как сказал тогда Учитель: «Твоя психика повреждена, Лила. Твоя сила сейчас находится в беспокойстве. Ты неуравновешенна. Тебе надо сперва суметь забыть всё, вылечится… Иначе ты не продолжишь обучение и тебя придётся ликвидировать. Будет жаль потерять ещё одного Одарённого». 
Я до сих пор не знаю, чем эта Одарённая опоила меня, заставляя полностью и безоговорочно повиноваться ей. До сих пор не знаю – как она: жива или мертва? Лечилась или попала под ликвидацию? И пожалуй к лучшему даже… Это была первой Одарённой, что сошла с ума. Выжила, слетела с катушек. Возможно, были похожие инциденты и до Рианы, но они все скрыты, похоронены в тёмной могиле секретов. 
Что же до клиники… Там окончательно уничтожили меня. И чтобы выжить, спастись от позора, от… своего прошлого, мне пришлось убить себя. Не себя уже даже – а Лилу. Учитель на удивление понял моё желание и не стал препятствовать. Помог даже – засвидетельствовал, что Алилана мертва, а Юрлай – это новый Одарённый, прибывший с соседних земель. С тех, что находятся за горизонтом моря. Огородив себя от всего мира, я стёрла все свои маски и личины из памяти, схватив первую попавшуюся – здорового двухметрового богатыря, широкоплечего, сильного и довольно таки симпатичного. И продолжила обучение в своей школе уже под новым именем.
Со временем забылось всё, погрузилось в пучину памяти. А этот сон-воспоминание… он вновь взволновал сознание. И это не давало покоя. 
Не знаю, сколько я так просидела здесь, облокотившись о перила моста, сгорбившись и замерзая от холодного морского ветра, но вернувшись в дом, сестра уже там была. Молча сидела у себя в комнате, не обращая ни на что внимания. Ушла в себя и свои мысли, вновь задумывая что-то неладное. 
Сокрушённо покачав головой, расположилась на кухне, заварив себе чаю, чтобы согреться. Ворох мыслей в голове ещё долго не мог успокоиться, не давая мне спокойно вздохнуть и пойти прилечь спать. Хотелось думать, всё понять, разобраться. Но было рано пока, ведь на руках – только больная Агнел, что не желает  нормально делиться бедой своей. Ничего о  её прошлом мне неизвестно. Где она была? На какое задание её отсылал учитель? Кому перешла дорогу моя сестричка? 



Ангелина Архангельская

Отредактировано: 11.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться