Патологоанатом

Глава 12. Активация.

Глава 12.

Активация.

    Вадим Ткаченко был благодарен доктору Журовичу за то, что тот взялся вылечить его. Вадим понимал, что он смертельно болен, и поэтому, когда Валентин Сергеевич стал замещать ему внутренние органы, особо не протестовал. Больше всего Вадима пугало механическое сердце на небольшом аккумуляторе, которое Журович вставил ему в грудь вместо родного изношенного сердца. Но все это позволяло Вадиму жить дальше, и он был за это крайне благодарен.

    В знак благодарности Ткаченко во всем слушался доктора и был не против специфических сеансов. На этих сеансах Вадим внимательно смотрел на экран монитора, на котором демонстрировался определенный видеоряд, а звуковым сопровождением шли странные призывы, постепенно перетекающие в команды и приказы. Сначала эти сеансы вызывали некоторую улыбку, а иногда даже смех, потому что казались нелепым зомбированием, но потом Валентин Сергеевич перед каждым сеансом стал обрабатывать бывшего спортсмена психотропными препаратами.

    Со временем Вадим укрепился во мнении, что доктор Журович – это не просто хороший человек, а самый умный, самый прозорливый, самый добрый и самый авторитетный лидер, которого следовало слушаться во всем и беспрекословно выполнять его приказы и поручения. Вадим ни капли не сомневался в правильности решений патологоанатома и всегда все выполнял, даже если приходилось убивать людей, пытать их и истязать. Вадим был уверен, что это необходимо для высшей благородной цели, и шло на благо окружающим и всему человечеству.

    Даже когда пришлось практически вручную копать длинный подземный ход под участком, где стоял коттедж Журовича, Вадим ни сколько не сомневался в крайней необходимости этой работы, как впрочем, не сомневались и другие подчиненные Журовича, жившие у патологоанатома. Подземный ход копали несколько месяцев, и вел он прямиком в небольшую рощу, находившуюся за домами.

    В последнее время Вадим нечасто разговаривал с доктором, но он и так знал, что должен помогать Валентину Сергеевичу в осуществлении его грандиозных планов. А доктор ни много ни мало хотел спасти человечество от надвигающегося на него морального разложения и упадка. Вадим готов был пожертвовать собой, и он жертвовал, стойко перенося все новые операции и терпя инъекции, которые делал ему патологоанатом. Последствия от инъекций иногда были довольно болезненными и Вадим потом долгое время стонал, кричал и буквально выл от боли.

    Тело бывшего спортсмена сильно изменилось. Оно стало еще больше и сильнее. Однако побочным эффектом оказалось некоторое отупение мозга. Иногда Вадим не мог связать воедино и двух слов и к тому же он напрочь забыл многие моменты из своей прошлой жизни. Зато он постоянно разбирал и собирал разного вида огнестрельное оружие, из которого потом стрелял по мишеням. Вадим с легкостью обращался с громоздкими и тяжелыми пулеметами, а также виртуозно поражал цели из гранатометов. Теперь он прекрасно разбирался в стратегии и тактике боя как на открытых пространствах, так и в условиях города, дома, квартиры. В случае необходимости Вадим слаженно действовал в составе команды. Его командой почти всегда были Витя, Глыба, Афанас и Вано. В случае опасности каждый из них знал, что ему делать, куда идти и как с наибольшей эффективностью уничтожать врагов.

    Вадим все реже и реже вспоминал о жене Ирине и дочке Алисе. Они стали для Вадима частью какого-то приятного воспоминания, сладкого сна, который все время норовит ускользнуть и исчезнуть навсегда. После того, как Журович взялся лечить больного спортсмена, Вадим созванивался несколько раз с Ириной. Но потом спортсмен почему-то решил, что ему не нужно ее беспокоить. Ткаченко теперь был предназначен для некоей высшей цели. У него было особенное предназначение, и жене и дочке там не было места.

    Вадим с пониманием относился к тому, что Журович приковывал его к лежанке, потому что иногда на тяжелоатлета накатывали неконтролируемые приступы агрессии и звериной злости на всех и вся. В такие моменты он готов был крушить, ломать, а также калечить и убивать всех, кто попадался ему на пути. Патологоанатом боялся этих приступов ярости и поэтому он придумал стрелять в своего подопытного из специального ветеринарного ружья, которое пуляло шприцами с усыпляющим лекарством.

    Подлечившийся спортсмен много ел и долго спал. Его почему-то постоянно клонило в сон, и он иногда спал по несколько дней. Зато когда Вадим просыпался, он был полон сил и энергии. Он с легкостью поднимал огромные веса в тренажерном зале у Журовича в коттедже, а также показывал отличные результаты в военных учениях или в боевых действиях.

    Вадиму нравился новый бронированный костюм, который доктор изготовил специально для него. Костюм был относительно легким, потому что состоял преимущественно из кевларового материала, и практически не сковывал движений, хотя надежно защищал все тело. В этом костюме спортсмен был похож на супергероя из фантастического боевика. 

    Однажды вечером к воротам коттеджа Журовича подъехал автомобиль. Это был микроавтобус, который как обычно привозил проституток для охранников, и поэтому его без проблем впустили на территорию. Микроавтобус остановился перед зданием охранников и замер. Обычно водитель выходил из машины и выпускал проституток, чтобы охранники могли выбрать понравившихся девушек. Но на этот раз никакого движения не было вообще. Микроавтобус стоял без движения, как будто чего-то ждал. Тогда охранник, которого все называли Глыба, вышел из помещения и осторожно направился к водителю. Летального оружия Глыба с собой не взял, и лишь травматический пистолет мирно лежал в кобуре.

- Э, Руслан, ты, что там уснул? – спросил Глыба, не заметив, что за рулем был вовсе и не Руслан.



Сталактитов Сергей

Отредактировано: 15.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться