Патрик

Font size: - +

Патрик

Человеку во многом учителем век. И никто не пророк.
Софокл, трагедия «Аякс».

Душа бессмертна, неделима, непротяжённа, неизмерима, независима в своём существовании, т.е. может существовать отдельно от тела.
Рене Декарт, трактат о дуализме.

Я сделал глубокий болезненный вздох и открыл глаза. Всё тело болело. От яркого света текли слёзы. Мне понадобилось несколько минут, чтобы адаптироваться к освещению. Над моей головой я увидел белый потолок и красивую изогнутую люстру с тремя яркими лампочками. Одна из них чуть отличалась от двух других. Я следил за ними, пока где-то впереди не раздались шаги. 
– Добро пожаловать обратно! – раздался весёлый голос рядом со мной. Я с трудом переместил голову и увидел, что лежу на кровати под белым одеялом. На ней были закреплены несколько экранов с данными о моём состоянии. На койку сел мужчина в длинном белом халате. 
– Почему я в больнице? – спросил я. 
– По совершенно естественным медицинским причинам, – продолжал улыбаться доктор. 
– Каким? – я пошевелил руками и ногами. Хорошо, что всё на месте.
– Вы умерли, – ответил доктор. 
Я задумался. Это не то, что каждый мечтает услышать, проснувшись утром. С другой стороны, я проснулся, а значит – всё-таки жив. 
– Как себя чувствуете? – спросил врач. Разумеется, он предварительно проверил все датчики и теперь мог рассказать о состоянии моего организма лучше, чем я, но всегда важно разговаривать с пациентом. Особенно с тем, что недавно умер. 
– Как будто каток по мне проехал. Дышать тяжело, – признался я. 
– Это неудивительно, – врач пробежал пальцами по моей груди, слегка надавливая. – Болеть будет ещё с месяц, не меньше. Пока что пробежки вам противопоказаны. 
Он снова широко улыбался, словно сам только что вернулся из царства мёртвых и чрезвычайно рад этому. 
– Я ничего не помню. Почему? Кто я вообще такой? – в моей голове не было пусто. Я вполне здраво размышлял, помнил цифры и буквы и даже некоторые исторические даты из школы. Например, что сейчас как минимум 2032 год, потому что это был тогда, когда я впервые смог голосовать на выборах президента. Правда, мне не было известно, сколько лет назад это было. Всё что касается моей личности и жизни до больницы, как скальпелем срезало. Я не смог бы добраться домой, выйдя из больницы. Да и был ли у меня дом?
– А это мой друг, эффектус, которые теперь навсегда с вами, – лицо врача приняло серьёзный вид. Он повернулся к спинке кровати и набрал там на экране какую-то комбинацию. – Хотите есть? 
Я кивнул.
– Мне теперь не вспомнить, кем я был? 
– Ни за что, – врач снова улыбался. – Вы теперь чисты как младенец. 
– Какой ужас, – мне стало дурно, я откинулся на подушку и погрузился во тьму. 

Прошло три дня. Я выбирался из палаты лишь в столовую или в библиотеку, где хмурая женщина выдавала мне старую потрёпанную электронную книгу. В этом зале, на полу которого лежали коврики, а по углам грустили в кадках цветы, было некое подобие уюта, поэтому я большую часть времени проводил здесь. Мне не разрешали выходить в Сеть, зато книг в гаджете хранилось с избытком. И я развлекался как мог.
– Интересно, в прошлой жизни ты был такой же книжный червяк? – Лена забралась в соседнее с моим кресло, перекинула ноги через спинку, и смотрела на меня снизу-вверх.
– Наверное, – кивнул я, не отрывая взгляда от экрана. – Мой разум не протестует, так что, скорее всего, раньше я тоже любил почитать. 
– Безумно скучная история, – она демонстративно зевнула. 
– Зато мне от этого становится немного легче.
– От скучных историй? – фыркнула Лена.
– От осознания некой связи со своей прошлой жизнью. Я ведь абсолютно ничего не помню. Кем я был? Как я одевался? Что я любил есть? Пустота, – я постучал согнутым пальцем по голове.
– И никто не помнит, но это не повод быть таким грустным занудой как ты. 
Лена была намного младше меня. Ей лет одиннадцать, не больше. Лена уже несколько недель лежала в соседнем женском крыле, а библиотека была единственным залом, помимо столовой, который посещали и мужчины, и женщины. Сенситивная клиника, как и психиатрические лечебницы, строго блюла деление по полам. 
– Боже, как же скучно… – она сползла на пол и улеглась на коврике. – Я готова жизнь отдать за телефон, но их раздадут ещё только через четыре часа.
– Сходи в спортзал, – посоветовал я, стараясь хоть на короткое время побыть в тишине.
– Скучно, – парировала она.
– Ты просила придумать тебе занятие – я придумал. Потратишь время и выработаешь эндорфины. Время пролетело, настроение поднялось. Идеально, не так ли? – пробормотал я.
– Занууууда, – девочка перекатилась на бок и подставила под голову руку. – Ты видел Динозавра? 
Я покачал головой и понял, что уже пять минут читаю одну строчку. С этой непоседой было невозможно сосредоточиться. Я отложил книгу и воззрился на лежащую на полу девочку. Её длинные светлые зачёсанные назад волосы струились по ковру, а большие голубые глаза задорно смотрели на меня. Так, скорее всего, внуки смотрят на своих дедушек, когда им хочется поиграть, а те сидят в кресле и разгадывают кроссворды. Интересно, а как она выглядела раньше? Какого цвета у неё были глаза? 
– Зачем он тебе понадобился?
– Он, по крайней мере, веселее тебя, – сказала она. Я показал ей язык, а Лена пнула меня под коленную чашечку. 
– Ты переходишь границы, – пробурчал я, потирая место ушиба. 
– Твои границы перейти нетрудно, достаточно подойти к тебе ближе чем на метр, – заметила она. – Идём искать Динозавра. 



Denis Starostin

Edited: 18.04.2017

Add to Library


Complain