Паучья яма

Паучья яма

Глава 1.

Грубер ехал в трамвае, спрятавшись от окружающего мира в музыку, громыхающую в наушниках. Усталость сжигала мозг, он старался отстраниться от мыслей, но они продолжали атаковать и усугублять его раздражительность. Он надвинул капюшон на глаза, потер рукой нос и уставился в окно. За трамваем волочился тонкий зеленый шлейф из энергетических нитей. «Вот, привязались», - думал Грубер, - «Все ведь уже кончено».

В кармане завибрировал мобильник. Грубер выключил музыку.

- Да, - тихо ответил он и вжался лбом в окно.

- Я ухожу, - ответили на том конце. - Аврора. Я через 20 минут буду дома, - устало ответил он. – Дождись меня.

- Грубер, я ухожу, - повторил голос.

Оторвавшись от окна, он замер.

- Я оставила тебе записку. Прости, - услышал он, и звонок отключился. Грубер запаниковал, несколько раз перезванивал – но абонент уже был недоступен. Еле дождавшись своей остановки, он выскочил из трамвая, и толкая неповоротливых прохожих, побежал домой.

Дверь была заперта. «Черт!» - выругался Грубер, пытаясь трясущимися руками отыскать ключи в кармане. Бросил сумку у порога, забежал на кухню – и увидел письмо, примагниченное к холодильнику. «Прости, Грубер. Но мне нужно было уехать. После того, что произошло. Сегодня мне позвонил Марк и сказал, что Эльзу нашли мертвой. Он не смог тебе дозвониться».

Грубер достал из кармана мобильный, и увидев три пропущенных звонка от Марка, швырнул его на диван.

«Я думаю, ее смерть не случайна, - продолжил он читать письмо. – Вчера мне приснился сон. Будто я лежу в нашей постели, одна, пытаюсь уснуть и вдруг очень четко чувствую угрозу. Открываю глаза и вижу, как большой красный паук спускается к моему лицу, и сбрасываю его на пол. Потом я оказалась на кухне и искала эту красную гадину, чтобы убить. Как в дверном проеме появилась Эльза. Я обернулась на нее, на мгновение, удивившись ее присутствию. Она хотела мне что-то сказать, но я сразу же отвернулась обратно, так как засекла эту мерзкую тварь – и пришлепнула ее голой рукой. Липкие внутренности паука отпечатались на полу, а на моей ладони образовалось кровавое пятно.

Вдруг я услышала шорох за спиной. А обернувшись, увидела, как Эльза застыла от удивления. Она посмотрела на меня, потом на убитое насекомое. И тут из ее глаза вылез такой же паук и упал замертво на пол.

Я отскочила назад. А ее тело начало трястись в конвульсиях, а потом рассыпалось мелкими мертвыми пауками.

И теперь... Она умерла. В реальности…»

Грубер вытер лоб и перевернул листок на другую сторону.

«Ты тоже был в этом сне. После того, как Эльза исчезла, я напуганная побежала обратно в спальню. Ты стоял ко мне спиной и смотрел в окно. Подойдя ближе, я заметила, что ты обмотан тонкими разноцветными нитями, будто паучья жертва, и дотронулась до твоего плеча. Ты обернулся, открыл рот - и из его черной бездны мне на грудь посыпались большие красные пауки…

А потом я проснулась.

Не знаю, что все это значит. Знаю только, что я убила паука. И Эльза умерла... Уверена, ты бы убедил меня, что это совпадение. Или что это твои проекции на меня. Но я так больше не могу. Мне нужно разобраться. Понять, опасна ли я, опасен ли ты для меня. Поэтому, пускаюсь в бегство.

Только прошу, дай мне до конца скрыться. Не трогай, не вызывай. Отпусти…»

 

Грубер отложил письмо и подпер подбородок рукой. Из забытья его вырвал телефонный звонок. - Аврора? – с надеждой спросил он. - Нет, извините. Меня зовут Марга. Мне вас посоветовали в полиции. - Простите, я сейчас не могу разговаривать, - отрезал Грубер и хотел положить трубку.

- У меня пропал сын. Ему 9 лет, - услышал он дрожащий голос, вздохнул и поднес мобильный обратно к уху. - Слушаю вас. - Он играл у дома на детской площадке. Я буквально на минуту отвлеклась - готовила ужин. Поглядывала же все время в окно. О боже... И никто не видел - кто куда увел. А он же умничка, смышленый. Не пошел бы с чужим, никаких конфет не взял бы - научила. Что произошло? Живой ли? Молю бога... Я уже и к экстрасенсам, и к бабкам - но ничего. Две недели уже. Вот к вам еще. Надежда то осталась... Надежда то и держит... Помогите, - обрывками говорила плачущая женщина. - Я подъеду к вам завтра. Мне нужны фото и вещи. В комнату его зайти, - ответил Грубер. - Хорошо, я наберу вас утром. Что по оплате? – спросила Марга. - Я ничего не прошу. Если помогу - этого достаточно. А там, как захотите. Пока ничего не обещаю. - Говорят, вы многих находили...

- Да, - сказал Грубер. – Но вы же знаете, какой часто бывает результат. - Знаю. Но я верю. Что мне еще остается? Он у меня один. До завтра, - сказала она и положила трубку. А Грубер подумал, как бы ему хотелось исчезнуть, выбросить телефон, заняться только поисками Авроры. Но совесть не позволяла отказать в поиске ребенка.

Он снова набрал Аврору, но телефон все так же был отключен. Выпил залпом полстакана водки и пошел в спальню.

По инерции включил телевизор, первый попавшийся канал, и упал на диван. Он не любил тишину. Она мешала ему думать, сосредотачиваться и даже спать. За несколько лет Аврора уже привыкла к постоянно работающей говорилке. Она много с чем сжилась рядом с ним. Но, как бы там ни было, его привычки и работа оставили на ней слишком явный след.

Да, он бы заверил ее, что она ни в чем не виновата. Что это действительно его проекция на нее. Это он убийца. Невольный. Потому что, он знал, кто такая Эльза. И если бы он не убил ее, пускай не своими руками, - не проснулась бы Аврора.

И да, пусть он не согласен - но это просто эгоизм - ей надо было уехать! Слишком многим опасностям он ее подставил. Его круг общения. Его знакомые, бывшие, как Эльза, - опасны для обычных людей. Для Авроры.



Арна Логард

#7155 в Мистика/Ужасы

В тексте есть: мистерия, призраки

Отредактировано: 14.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться