Паук и ворон

Размер шрифта: - +

7. Я всё равно выберу тебя

Я не заметила дня, оставшегося до церемонии. Он пролетел почти за мгновения. Ей богу, я не смогла бы засечь и половины часа, если бы ориентировалась на своё ощущение времени. Ночь после той прогулки была бессонной и страшной. Я видела всё время, как в преследующей галлюцинации, глаза этих людей, стекленеющих и мёртвых. Будто звери на бойне, осознавшие, что один удар приговорил их к смерти. Едкий запах, этот приторно-кислый запах мыла и крови, когда приехавшие чистильщики стали отмывать переулок.  

Боялась ли я в тот момент Рэя? Нет. Не боялась. Мой страх - это понимание той глупости, что меня овеяла, когда я попала в свою сказку, забыв, что данное время не принадлежит гуманистам. Забылась. Может, запуталась. Просто не подумала. Красивый город, магические вещи, вкусная еда и прекрасная компания. Сложно представлять себе застенки тюрьм и пыточные или переулки с отбросами общества, имея вокруг столь прекрасную обстановку. Даже будучи попаданкой, мне повезло стать оберегаемой. Мне улыбались всегда искренне, мне обещали хорошее будущее и ценили даже такой, пускай необразованной, но с задатком. Я чувствовала себя так легко всё это время. Таким простым казался мой жизненный путь, что я действительно представила вместо реальности красивую сказку с главной героиней в качестве себя. Эта картинка стала смазанной после тех убийств, слишком нечёткой и неясной, какой и должна была быть всегда. Это заставило меня вновь думать, а не полагаться на ход вещей. 

Конечно, эти мертвецы в переулке не первые, кого удалось мне увидеть. Далеко даже не в первой десятке. Те дни в морге во многом приучили взор к смерти. Я видела стариков и старух, их тела и души, сидевшие рядом. И детей, за которыми не уследили родители. Они даже спускались вниз, в промёрзлый морг, и смотрели на тела. Мне их всех было жалко. Жалко молодую девушку, изнасилованную и убитую. Парня с сердечным приступом в двадцать восемь. Женщину после операции, на которой ей не хватило сил отстоять свою жизнь... Их было много. Много тел, много душ и редкие посетители, кроме врачей и практикантов. Морг - это не самое приятное место, но довольно познавательное. После него ты обязательно задумываешься о скоротечности и беззащитности своей жизни. Ты не пойдёшь ночью сквозь дворы, не станешь откладывать визит к врачу или задумаешься о своём образе жизни. А будучи призраком... будучи призраком, ты просто пообещаешь себе, что сделаешь всё возможное, если у тебя появится шанс на новую жизнь. Всё, что не успел, всё, что должен был попробовать. И пообещаешь хранить себя. Умирать не страшно. Понять, что ты мёртв - страшно. 

В том переулке я испугалась не трупов. Они были привычны, но этот момент между жизнью и смертью и та лёгкость, с которой Рэй убивал, заставили меня испугаться. То, что эти люди сделали с девушкой - непростительно. Но мне кажется, что даже рудники с отсроченной смертью более гуманны, чем немедленная казнь. Пусть отрабатывают хоть всю свою жизнь, как угодно и кем угодно, но лишать жизни не стоит. 

Может, это из-за своей смерти я всё ещё не могу допускать мысли о чужой. Но вряд ли кто-то поймёт меня здесь. Убийство преступника - повсеместная практика. Здесь жестокие нравы, и каждый готов обнажить оружие, если в этом будет необходимость. Тут у девушек на поясе зачастую кинжалы. Тут мужчины с детства учатся владению оружием. Здесь магов-боевиков ничуть не меньше, чем всех остальных направлений скопом. 

Я привыкну со временем. Не сейчас, не так сразу, но привыкну. Возможно, когда-нибудь и я возьмусь за оружие, потому что, как красиво бы не звучали мои мысли в голове, одно знаю точно: своя жизнь дороже чужой. 

Эгоизм? Самолюбие? Просто инстинкт самосохранения? Неважно, но ничто и никто здесь не стоит моей жизни, которой я так рано лишилась в своём мире. Я не успела пожить там, поэтому не дам кому-либо лишить меня подаренного шанса на продолжение моей истории. 

Утром мне принесли корзинку с пирожными, как было всегда до этого. Фруктовые и шоколадные, сделанные мастерами своего дела. Посередине аккуратных корзинок стояла скульптура, созданная из шоколада. Дорогое удовольствие в этом мире, очень дорогое. Ещё вчера бы я была счастлива, разглядывая их. Сегодня они лишь были напоминанием вчерашнего. Эти пирожные даже казались прекраснее предыдущих, как будто извинение за вечер. Именно поэтому мне было неприятно на них смотреть. Просто не хотела вспоминать о случившемся. Рэя я естественно ни в чём обвинять не могла. Даже была благодарна за защиту. Мне понравилось, что он позаботился о той девушке, проводил меня до дома, беспокоился. Я понимаю, что все его помыслы не от доброты душевной, но важно ли это сейчас? Он предложил договор и уже начал по нему платить. 

Пирожные хоть и вставали комом в горле, но обижать демона отказом было бы довольно некрасиво с с моей стороны, и я занесла корзинку внутрь, оставив в гостиной.  

Весь день тянулся как под водой. Я что-то делала, но не могла сказать, что именно. Часовая стрелка часов бежала будто минутная, а мне оставалось лишь привычно выполнять текущие дела. Душ? Да, хорошо. Обед? Не стоит, не хочу видеть пока никого. Лика принесла поднос с едой? Спасибо. Книга? Не вникнуть в смысл. Стук в дверь? Проигнорировать. 

День под водой. Мутность сознания, неспешные мысли. Я заснула в семь вечера, а проснулась в восемь утра следующего дня. До церемонии оставалось совсем ничего. Надо было собраться как можно быстрее, чтобы успеть ещё и позавтракать. В мою дверь опять стучали, но на этот раз более настойчива, пришлось открыть. В коридоре стояла Мила. 

 - Проснулась? Хорошо. Я тебя разбудить приходила. Поспеши. 

Девушка исчезла за дверью своей комнаты, а я поспешила под душ. Хорошо, что особой одежды не требовалось. Форма вполне подходила для церемонии: строгие брюки, блузка и жилетка. Всё было довольно просто, но удобно и приятно взгляду. За полтора часа я успела и позавтракать и прийти одной из первых магов в зал для церемонии. Все демоны уже были там. Они стояли длинной цепью между колон, и когда они повернулись ко мне, стоило войте, то я даже немного испугалась. Их было много, действительно большой выбор... Рабов? Пожалуй. Я села в кресло на другой стороне, куда показал распределитель. Мне было несколько неуютно под таким количеством взглядом, поэтому смотрела в основном в окно, жалея, что поспешила. 



Лисёнок

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться