Паутина Тхалле

Размер шрифта: - +

Глава 9

Попрощавшись, Эйг пошёл к выходу, а я стояла и смотрела ему вслед. Разглядывая закатанные до локтей рукава свитера, небрежно отброшенные назад волосы и циновку в крепких руках, я размышляла над тем, что мне зачастую сложно понять, о чем он думает. Странный он, однозначно. Человек, пожертвовавший сорока годами, ради науки, скрывающий прорывы в исследованиях, на которые он эти годы убил, априори не может быть обычным. Что же, вполне возможно однажды я узнаю его ближе, хотя более высока вероятность того, что избавившись от меня завтра, он со мной и не заговорит вне занятий. Кто знает.

Я немного размялась, насколько позволило платье и приличия, после чего подхватила циновку и отправилась насыщать урчащий живот. Пожевав безвкусную кашу, гордо именуемую ужином, я отнесла свое несвежее бельишко в прачечную и только потом отправилась на свидание с мистером Лидом.

Конечно я помнила о том, что меня ждет великий и ужасный Монк, но никуда он не денется со своего кабинета, а вот мне срочно нужно было освежить спортивный костюм, так как сидеть на полу часами, работая с плетениями в платье не очень то удобно, и сегодня я это прочувствовала в полной мере.

Дойдя до нужной двери, я деликатно постучалась, и не дождавшись какого-либо ответа, вошла в кабинет, скупо поздоровавшись. Судя по горам разложенных то тут, то там бумаг и еще одной грязной кружке, в довесок к четырем предыдущим, уборщица до кабинета так и не добралась или же сбежала отсюда в тихом ужасе, едва переступив через порог и увидев необъятный фронт работ. Впрочем и сам мистер Лид выглядел ничуть не лучше и был еще более помятым и уставшим, чем в прошлый раз, от чего я одновременно испытала приступ как жалости, так и злорадства. Вроде и отдохнуть бы бедному дядьке, но какого лешего я должна жалеть мужика, который упек меня в этот дурдом, поэтому так ему и надо.

- О, Виттория, рад видеть,- взглянул на меня Монк, оторвавшись от изучения документа, - может кофейку?

Я окинула взором расставленные в беспорядке кружки и благоразумно отказалась, а то чего доброго нальет мне его в грязную посуду, или еще хуже – заставит перемыть весь сервиз.

- Спасибо, я только что с ужина.

- Ну оно пожалуй и к лучшему, - пробормотал себе под нос директор, доставая из ящика стола деревянную планшетку с закрепленными на ней листиками бумаги. - И так, не будем терять время, вижу ты устала, так что приступим поскорее, как говорится, чем раньше начнем, тем раньше закончим. Я буду задавать вопросы, ты же постарайся на них отвечать максимально подробно и честно, договорились?

- Да, конечно, - пожала я плечами, думая о том, что уж этот вопрос точно был риторическим и ответ мой был исключительно для галочки.

Как успехи в учебе? Что ты успела изучить? Что ты чувствуешь, работая с нитями? Как легко тебе дается плетение заклинания? Почему ты подстриглась? Монк задавал вопрос за вопросом, внимательно слушал меня и что-то записывал, а после попросил поработать с нитями. Конечно я попыталась воссоздать сол, но почти сразу же запуталась, после чего мистер Лид опять приступил к расспросам, но на это раз затронул куда более щекотливую тему, а точнее вчерашнее нападение. Я рассказала в подробностях о том, что произошло, и ответила на массу уточняющих вопросов, после чего чувствовала себя не просто выжатым лимоном, а так, словно после сокоотжимания меня еще и в мясорубке прокрутили. Похоже я все таки зря отказалась от предложенного кофе.

Наконец директор удовлетворенно кивнул и милостиво объявил: «Спасибо, Виттория, на сегодня ты свободна»,- после чего скомкано попрощавшись, я быстренько выскочила из кабинета.

Время уже было позднее, так что коридор встретил меня приглушенным светом и мягкой безлюдной тишиной. Мне всегда нравилась ночь и то непередаваемое ощущение, что она дарила, будто что-то особенное витает в воздухе, делая его гуще и насыщеннее, даря ему аромат таинственности, когда все мирно спят за закрытыми дверьми. Еще совсем девчонкой, я на цыпочках, чтобы не разбудить родителей, выходила на балкон, и открыв окно, вдыхала пьянящую ночь, покрываясь мурашками от восторга, после чего возвращалась в постель и засыпала. Так и сейчас, шагая по коридору, я ловила знакомые ощущения, но вопреки обыкновению не стала в них углубляться, вместо этого напряженно размышляя.

Откровенно говоря у меня проскальзывали мысли о том, что вчерашний инцидент - дело рук директора. Вполне вероятно, что он мог проверять меня на предмет чего-либо, например, нет ли у меня туза в рукаве, который я использовала бы в экстренной ситуации, или же нападение было сделано в экспериментальных целях, чтобы выявить мою реакцию, как делают это с лабораторными крысами. Конечно на постановку, произошедшее не было похоже, но тут уже возникает вопрос, как много я знаю о возможностях плетений? Обвести вокруг пальца наивную дурочку не составит труда. Если же брать в расчет, что никаких иллюзий не было, и Эйг на самом деле умирал, то тут сомнительным становится уже то, что Орри на такое согласился бы. Конечно мистер Лид мог действовать без ведома своего ценнейшего работника, но стал бы он подвергать его такой опасности? Само собой он не похож на хладнокровного манипулятора, но внешность не тот показатель, на который стоит так легко полагаться. Чувствуя, как прогрессивно начинает у меня развиваться паранойя, я остановилась на версии, что вчерашнее нападение было либо отлично поставленным спектаклем и профессор Эйг заслуживает, по меньшей мере оскара, либо на нас и правда напали, ну или же Монк чертов маньяк, идущий на все ради науки.

Добравшись наконец до своей комнаты, я решила, что душ подождет до завтра и раздевшись долго искала ночнушку, пока не поняла, что она в стирке. Что ж, в безразмерной тряпке, называемой здесь ночной рубашкой, я путалась, ворочаясь во сне и наматывая ее на себя, а после просыпаясь разматывала обратно для того, чтобы едва заснув, начать все заново, так что без нее пожалуй даже лучше. Уснула я быстро и проспала всю ночь без кошмаров и каких-либо сновидений, словно кто-то просто выключил меня как большую и временно ненужную куклу. А в ванной опять горел оставленный мною свет, разгоняющий темноту спальни через приоткрытую дверь.



Алена Кеслер

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться