Павел Гард и амулет тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 5 Диво дивное

Этот мир и в правду был весьма, дивным, хотя почему был? Он и сейчас есть, третий уровень бытия. Но будет ли там Пашка, на тот момент, когда вы будете читать эти строки, ведь пройдёт уже сколько-то времени, может много, а может и совсем чуть-чуть. Но когда-то непреложно наступит тот самый срок, когда он непременно станет постоянным жителем этой, ни на что не похожей страны. А пока он всего лишь гость и имеет  временный пропуск, выписанный самой страной, и с весьма определённой целью. И срок этой миссии скоро закончится, ведь негоже быть живому в мире духов, тем более что твой жизненный путь ещё только начинается и в нём ещё так много не исполненного и не испробованного.

Мир духов не имеет таких привычных понятий как расстояние или граница, и уж тем более такого понятия, как край. Он словно один живой организм, постоянно движется и видоизменяется. И в нём совершенно спокойно уживаются такие понятия, как жёсткие и непреложные правила и совершенно безудержная фантазия, абсолютно не знающая границ. И весь этот мир не что иное, как огромный архив знаний и скопление мудрости, который к тому же ещё и постоянно развивается сам в себе. И древний викинг Бьёрн, славный воин, прекрасно знал тогда, устроив гостю из мира живых, столь пылкую встречу. Что при всём, даже желании, он не смог бы причинить Пашке ни малейшего вреда, так как в мире духов, это просто не возможно. Но Пашка тогда этого не знал и воспринимал всё это таким, каким привык это видеть. Так уж устроены мы, люди, что постоянно всё с чем-то сравниваем и ассоциируем, всегда исходя от уже известного и понятного. И в большинстве случаев воспринимаем всё новое, непременно, как говориться, в штыки. А для того чтобы выжить в этом не простом мире, как впрочем и в любом другом, нужно уметь быстро приспосабливаться, быть гибким и изобретательным. А может нужно, просто очень хотеть жить, и значит иметь возможность добиться желаемого.

- Я хочу быть с ней! – вдруг неожиданно для самого себя произнёс Пашка в голос. – Но, я не хочу, чтобы она…

- Страдала! – заполнила повисшую паузу Эльфийка, – Не бойся называть вещи своими именами.

- Я стараюсь.

- Земные судьбы написаны, и случится лишь то, что случится. – Эльфийка смотрела куда-то вдаль, и на неё похоже снова нахлынули воспоминания.

- Но ведь иногда можно и переписать!

- Можно…

- Для этого нужно, просто очень сильно хотеть! – Пашка немного распалился, это был один из многих вопросов, который давно не давал ему покоя.

- Ты прав, это возможно. И повод должен быть более чем весомый. Но и это будет лишь отсрочка неизбежного конца. – Аркуэнэ повернулась к Пашке, пристально вглядываясь прямо в его глаза.

- Твои глаза как омуты. Совсем как у него. Когда-то.

Если бы духи могли плакать, то именно это бы увидел сейчас Пашка на лице Эльфийки. Изначально ему показалось, что здесь нет ни боли, ни страданий. Но, видимо не смотря, ни на что, человек всегда остаётся человеком. В каких бы энергетических оболочках не продолжилось бы его существование, он неизбежно продолжает чувствовать и переживать о своих неудачах и потерях.

- Вот именно этого я и боюсь. Боюсь, что когда-то останутся лишь воспоминания и больше ничего, и мне придётся с этим жить.

- Не бойся, Чародей, тебя минует эта участь. Тебя ждут испытания совсем другого рода, – едва заметная улыбка пробежала по лицу Аркуэнэ, в её глазах заиграли озорные огоньки.

Положив свою руку Пашке на плечо, она усадила его за стол и продолжила. – Время ещё есть, перекуси пока, чем пожелаешь. А слёзы мои лишь от того, что позволила своим воспоминаниям нахлынуть, и причиной этому стали твои глаза. У каждого есть слабое место, и это видимо моё.

Угощения оказались одно другого лучше, всё просто таяло во рту, источая райские ароматы. Эльфийка сидела напротив и словно заботливая мать смотрела на Пашку как на сына умилённым взглядом. Просто смотрела, не отвлекая ни жестом, ни словом, ни помыслом.

И тут действительно уже самое время упрекнуть автора в том, что он так  и не удосужился до сих пор рассказать о том, что же увидел главный герой за окнами. И как же на самом деле выглядит то самое диво дивное.

А дело всё в том, что на третьем уровне бытия, каждый видит то, что готов увидеть, или проще говоря, видит то, что способен принять как должное и привычное. Хотя изначально тебе предлагается некий возможный вариант обстановки события. И уж тем более, когда ты находишься в гостях, стоит относиться уважительно к взгляду и пристрастиям хозяина. И судя по всему, этот зал с колоннами был кем-то заботливо создан специально для приёма столь редкого гостя.

И что именно видела Эльфийка, глядя в каменные оконные проёмы, нам стоит лишь догадываться. Но скорее всего она все-таки видела свои родные края и просторы, такие родные и привычные её взору. Сказочно богатые диковинной дичью и фруктами леса, заливные луга, покрытые прекрасными травами и цветами. И, конечно же, самое красивое в мире бескрайнее небо и солнце на нём. И где-то в самом заветном уголке всего этого, самый дорогой сердцу домик. Самый уютный и милый на всём белом свете.

И скорее всего, что викинг видел вдали скандинавские просторы, продуваемые всеми ветрами, а славный богатырь Ратибор смотрел на прекрасные реки и озёра древней Руси.

Пашка же в отличие от всех остальных, увидел то, что и было на самом деле, так как именно это он и желал увидеть в данный момент. Но увидел он это по своему, ровно на столько на сколько ему могла позволить его собственная фантазия. А вот фантазировать он умел на зависть многим, в чём у нас уже был повод убедиться. И смотрел он из окна огромного и монументального замка, который стоял на самом краю скалистого уступа.

Где-то далеко внизу простирались летние луга с пряными травами, расположенные по берегам синих в цвет неба извилистых рек. И прямо перед окнами и взором его проплывали белые и величавые облака. Словно верхушки пенных волн, совершенно прозрачных морских вод наполненными самыми разными и совершенно дружелюбными обитателями. А к огромному стальному кольцу, вбитому прямо в каменную стену замка, пеньковым канатом, пришвартован, самый неимоверный, какой только можно представить себе. Гордо раскачивающийся на волнах многомачтовый воздушный корабль о белоснежных парусах. Литые пушки, рамы иллюминаторов и прочие медные детали начищены до блеска. Длинные треугольники знамён на верхушках мачт, гордо реют, развиваясь на попутном ветру.



Георгий Вед

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться