Павлик и Валя

Размер шрифта: - +

Павлик и Валя

Те дни навсегда остались для Павлика и Вали незабываемыми, сказочно-прекрасными… Остались тем, что бывает лишь однажды… и запоминается на всю жизнь.

Они при­еха­ли в Крым на Мор­ской фес­ти­валь, ко­торый не так дав­но стал про­водит­ся на Юж­ном бе­регу. На­роду на по­бережье соб­ра­лась уй­ма — ведь фес­ти­валь был очень по­пуля­рен. Бы­ли здесь и Яся, и Аль­ка, и Ар­тём, и дру­гие друзья ре­бят. Ро­дите­ли Пав­ли­ка и Юли ос­та­нови­лись у То­ниной сес­тры На­таши Ко­рабель­ни­ковой. А ро­дите­ли Ва­ли в до­ме ба­буш­ки и де­да Яси Фир­со­вой, где Яся с ро­дите­лями жи­ли до пе­ре­ез­да в Мос­кву. Так по­лучи­лось, что взрос­лые у­еха­ли по сроч­ным де­лам, а Юль­ка, Яся и Дань­ка — млад­ший брат Ва­ли, Али­са и Паш­ка Ко­рабель­ни­ковы увя­зались в по­ез­дку с ро­дите­лями. И Пав­лик с Ва­лей на па­ру дней ос­та­лись в до­ме од­ни (На­таша и Игорь ве­лели Ва­ле пе­реби­рать­ся но­чевать к ним).

Последнее время отношения Вали и Павлика стали меняться. Ребята по-прежнему оставались близкими и неразлучными друзьями, с удовольствием проводили вместе время, но… Что-то изменилось. И дело было не в тех новых чувствах, которые ребята испытали друг к другу почти год назад, на далёкой планете Тейна, разыскивая таинственный огнецвет… Нет, дело было не в них…

В отношениях мальчика и девочки, по-прежнему дружеских, как-то незаметно исчезла доверчивость. Даже скорее не доверчивость, а доверительность, так свойственная детской дружбе. Они по-прежнему испытывали добрые (и даже нежные) чувства друг к другу, но что-то мешало… Какая-то недосказанность…

Валя стала часто замечать, что в отношениях к ней Павлика появилась напряжённость. Как будто он чего-то боялся, стеснялся… Между ними стала появляться дистанция, грозящая перерасти в разобщённость. Что-то угнетало Павлика, охлаждало его прежнюю эмоциональность и непосредственность. Да и сама Валя ощущала какое-то неуловимое чувство, порождающее в ней… нет, не отчуждённость, а какое-то напряжение в отношении мальчика. Приземлённость, как выразилась бы сейчас Юлька. Это неуловимое, но гнетущее чувство мешало прежнему доверию между Павликом и Валей.

«Наверно мы взрослеем», — печально вздохнула Юлька, когда Валя поделилась с ней своими чувствами.

Павлику тоже было нелегко. Он чувствовал, что в отношении к нему девочки стала проскакивать незаметная, но ощутимая холодность. Это иногда задевало его, ведь они — Павлик и Валя — привыкли во всём доверять друг другу. А сейчас это доверие медленно, но верно исчезало. Валя вдруг стала отдаляться от него (хотя, может это только казалось впечатлительному и эмоциональному мальчику). И Павлик не мог найти этому объяснения. Он и сам чувствовал какую-то неловкость, занозой вонзившуюся в их искреннюю и нежную дружбу.

Они ещё не знали, что в те ласково-тёплые южные вечера это странное, казавшееся им неестественным, отчуждение благополучно разрешится, и в их дружбу вновь вернётся прежняя искренность.

А началось всё довольно буднично. Валя пошла в душ. Дверь она не заперла потому, что девочке просто в голову не пришла такая глупая с её точки зрения мысль — запереться в ванной. И от дуновения воздуха из расположенного рядом с дверью вентиляционного отверстия дверь приоткрылась.

Валя, хоть и заметила это, но не придала особого значения и, намылив мочалку, принялась с удовольствием мыться нежной ароматной пеной.

«Да ладно», — махнула она рукой. «Не будет же Павлик за мной подглядывать, в самом деле!» Хотя при этом девочка почувствовала некоторую неловкость от возникшей ситуации.

Неожиданно Валя заметила, как в щели приоткрытой двери мелькнула тень.

«Наверное, это Павлик прошёл мимо на кухню или веранду», — решила девочка. Но вдруг что-то кольнуло её… Это Павлик… Мысль о мальчике пронзила Валю. Девочка, замерев с мочалкой в руке, пригляделась… Кто-то действительно стоял в коридоре напротив двери. И смотрел… Новое дуновение из забранного ажурной решёткой отверстия под потолком приоткрыло дверь ещё немного… Это был Павлик. Мальчик, не ожидавший движения двери, отпрянул и бросился в коридор… Но времени было достаточно, чтобы Валя успела разглядеть его. Она испуганно сжалась, пытаясь прикрыться руками и мочалкой, и вглядываясь в щель между дверью и стеной… В коридоре уже никого не было.

«Может мне показалось?» — спрашивала себя девочка, не в силах поверить в произошедшее. Но нет, она явно видела Павлика, отпрянувшего от двери… И глядевшего на неё широко распахнутыми глазами.

Валя быстро смыла пену и, кое-как завернувшись в полотенце, выглянула в коридор. Никого. Слышно, как в комнате работает телевизор… Валя захлопнула дверь и защёлкнула задвижку. Но теперь всё удовольствие от тёплых струй душа исчезло…

Девочка не могла прийти в себя от поступка Павлика. Как он мог, ведь она полностью доверяла ему! Как мог совершить такое предательство! Он подглядывал за ней! В душе! Смотрел, рассматривал её тело! В ту минуту Вале очень захотелось выбежать из душа и закатить Пашке звонкую пощёчину!

Наскоро одевшись, Валя выбежала в комнату, пылая праведным гневом и… остановилась… Павлика нигде не было. И это спасло девочку от непоправимого и несправедливого поступка. Ведь у Павлика и в мыслях не было обидеть или оскорбить Валю…

***

Павлик и сам не мог понять, как это произошло… Ведь вся эта неловкая ситуация возникла совершенно случайно. У него и в мыслях не было ничего непристойного — Валя была для него была другом, девочкой, к которой Павлик испытывал нежные и искренние чувства.



Михаил Клыков

Отредактировано: 17.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться