Паж и Лилия

Глава 17, в которой тайное общество мистически настроенных врачевателей встречаются с демоническими докторами из Франции.

Flashback

Париж прислушивался к звону лунных струн. Они ниспадали с чёрных небес, отражались от снега, задевая острые края снежинок.

По серебряным волнистым улочкам, похожим на кровеносную систему города, вместо крови текли тени. Тени двигались быстро, они спешили. Их широкополые кожаные шляпы задевали стены домов и оставляли на них глубокие царапины, а плечи и рукава теней покрылись белой пылью.

- 18-й день по Лунному календарю, луна вошла в свою полную фазу,- сказал доктор Бен, с его шляпы посыпалась известь. Она упала на землю и стала похожей на снег.

 Завыли собаки. Ветер принёс сладковатый запах смерти. Тени обогнули церковь Св. Себастьяна и оказались возле часовни Св. Филиппа Нери. У её подножия стояла в снегу белая пирамида, выполненная из белого мрамора. Серебристый луч луны падал на пирамиду, в нем один за другим вращались три черных шарика. Вокруг висело семь мальтийских крестов.

Доктор Бен и его спутник Доктор Джеки приблизились к пирамиде, вьюжистый ветер заметал их следы.

-Мир живым, вечный покой умершим, - пронзая взглядом серебристый луч, произнес Доктор Джеки.

Пирамиду окружили черные тени. Вместе они составляли число семь.

-Здесь лежит доктор Филипп Теофаст Парацельс, который стяжал столь великую славу мира за открытие химического золота и лечение неизлечимых заразных болезней. Он сменил жизнь на смерть. И здесь его изображение и его кости будут лежать, пока снова не покроются своей плотью, - ответил доктору один из собравшихся. Его звали Доктор Франсуа Де Вервиль. И он повел собравшихся этой ночью на могиле Парацельса в Дом За Семью Дверями.

На ступенях обычного двухэтажного строения Доктор Вервиль остановился, извлек ключ в виде оловянного знака Юпитера  и приложил к изображенной на двери мозаике. Дверь отворилась. За ней оказалась еще одна.

На этот раз вперед вышел Доктор Франческо Де Ветеренари. Произнеся по-итальянски:

-Те Луна, - он приложил своими оливкового цвета пальцами серебряный ключ к двери. Она отворилась.

Так, по очереди каждый из семи членов тайного общества открыл семь дверей. Последняя из них содержала изображение апостола Петра с ключом, апостола Павла с мечом и Христа. Под их ногами лежало мертвое тело с гласящей на латыни надписью: « Я вышел из праха и возвращаюсь в прах. Направляю душу к Тебе, Иисус Спаситель человечества, прощающий грехи».

-Ночь эта насыщена изображениями смерти, - обронил Доктор Бен.

-Смерть и Жизнь. Солнце и Луна. Женщина и Мужчина. Не в этом ли предназначение наше? В великом объединении, - промолвил Доктор Ветеренари.

Внутри дома находилась лаборатория. На длинных столах колбы, стеклянные трубки и металлические чашки сплелись между собой как тело гермафродита-ребиса.

Доктор Вервиль – глава алхимиков Парижа, наследник Николаса Фламеля – владельца сего дома, встал во главе стола и произнес:

-Все течет и все меняется, но ничего не исчезает. Одно перетекает в другое, подобно тому как души бессмертны, они совершают свой земной круг, томясь в смертном и грешном теле, затем, освобождаясь, они отходят к своему Создателю, перевоплощаясь в высшее существо, которое не дано познать разумом, нельзя узреть глазами и невозможно услышать ушами. В этом суть эманации, и в этом положено наше существование и наша цель. Трансформация одного в другое есть тайна божественная, но нам, просветленным умом, она открыта.

Эта речь положила начало Великому Деланию. Доктор Ветеренари зажег миниатюрные печки для расплавления металла. Доктор Бен извлек ингредиенты для сегодняшнего превращения. А Доктор Джеки приготовил серебряный сосуд, на котором были начертаны слова: «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости, одна лишь доза делает яд незаметным».

Семеро алхимиков, не открывая своих лиц, собрались вокруг стола.

-Nigredo, - объявил Доктор Джеки, сейчас стало заметно, что на его одежде вышит черный ворон. Взяв серу, Доктор опустил ее в чашу и расположил над печкой, чтобы расплавить и получить Философский Меркурий.

Доктор Франческо Ветеренари, заметно дрожа,  приготовился к следующей стадии получения Aqua Vitae – малого эликсира. Для этого он принял из рук Черного Ворона получившуюся светящуюся жидкость и принялся выпаривать шлаки.

-Альбедо даст нам возможносить окропить сей сосуд, превратив его в чистое серебро, - прокомментировал свои действия Ветеренари. Доктор Бен внимательно выслушал его и приступил к своему заданию, состовляющими Цитринитас, а именно добавление Соли. Это древний и позабытый нынешними алхимиками этап составлял важнейшую часть, которая позволяла изготовить настоящий магистерий.

Когда все эти действия были закончены, Доктор Вервиль приступил к самому сложному – Рубедо. Алхимики взялись за руки и обратили взор на Магистра.

-Союз Меркурия и Серы в четвертой фазе Луны позволит нам получить Великий Эликсир. Прошу вас подать мне сушеные орехи, инжир, листья руты и щепотку соли.

Эти ингредиенты были смешаны с эликсиром, получившемся в результате Рубедо, и Доктор Вервиль перелил жидкость в приготовленный сосуд Парацельса. Затем он обратился к Доктору Бену и Доктору Джеки.

-Этот эликсир жизни мы называем Митридатум в честь Великого Понтийского царя Митридата VI Еватора, сохранившего для нас этот рецепт. Митридат способен излечить от любого яда, поэтому прошу вас принять от нас и меня лично этот дар и да пусть он сохранит жизнь величайшего из земных королей.

Доктор Бен и Доктор Джеки приняли сосуд, поклонились и скрылись на улицах Парижа как дым, уходящий по утру в небо.



Сергей Брумст

Отредактировано: 14.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться