Паж и Лилия

Глава 6. Что видел Шико с балкончика своего дома, что на улице Святых Августинцев.

Маринус Де Бурбон и Натаниэль Де По, братья Бомонт жили в своих лувровских покоях вдвоём. Они занимали почётные для дворян должности камергеров короля, и поэтому им выделили  бывшие комнаты капитана дворцовых  гвардейцев. Покои представляли собой приёмную, спальню и комнату для ванны, также  маленькую комнатку, где жила служанка, точнее кормилица по имени Мари-Люсьен. Милая молодая женщина, с большими амбициями. Маринус и Натаниэль любили всё, что имело своеобразный характер, неоднозначность иными словами все, что давало простор для воображения. Также Маринус и Натаниэль наняли себе слуг из мужчин. Это было трое мальчиков, которых они выкупили у испанских торговцев. Мальчики эти были привезены из Нового Света еще детьми, поэтому знали испанский язык и были крещены под именами Луисито, Лионель и Хесус.

Чтобы придворные сплетники не успевали скучать, Натаниэль и Маринус подкидывали дров в огонь, преподнося им сюрпризы.

Например, вместо собак, которых было принято заводить у дворян, Де Бурбон и Де По завели себе котят. Вместе с королём, шутом и миньонами затеяли весёлую игру по придумыванию кличек для кошек и котов.

В своих апартаментах герцог и граф ничего не меняли и сохраняли там непримечательную обстановку. Иногда они отвечали, что не место красит человека, а человек место. А иногда они говорили, что ждут, когда смогут с шиком обставить дворец в их собственном поместье.

Когда от обязанностей придворного или даже времяпрепровождения с королём удавалось отдохнуть, то Маринус читал книги из королевской библиотеки, испросив на это разрешение Генриха. Это кстати вызвало большой интерес у Шико, он собирался проанализировать все, что читает Маринус и составить его душевный портрет. И, конечно, на одной из посиделок в спальне короля при всех его озвучить. Так как Маринус  прослыл необычайно загадочным, а его младший братец необычайно беззаботным.

Когда же Натаниэль оставался свободен от прочих дел, то занимался шитьем. Дело благородное даже для короля, он, Генрих III сам занимался шитьем, и по слухам даже принимал участье в шитье свадебного платья для своей сестрицы Маргариты. А Натаниэль по каким-то неслыханным каналам, скорее всего преступным, чему не следует удивляться, раз уж они с братом знали тайные знаки цыган, закупил себе великолепного синего шёлка  и вместе с Мари-Люсьен делал из него одеяло. У самого графа Де По дело получалось не очень-то красиво, и добрая служанка за ним всё исправляла.  Они сшили множество круглых подушечек размером с женский кулачок,  набили их нежным пухом, вышили сверху золотую лилию и соединили в одно одеяло. Обратную сторону решено было сделать из перламутрового розового шёлка и вышить на ней  сюжет из Ветхого завета, когда Иакову сниться лестница в Небеса. Но Маринус посоветовал вышить что-то более располагающее к спокойному сну.

- Натаниэль, если ты собираешься подарить это одеяло королю, то советую вышить что-то сладострастное.

- Ах, братец, я не смею рассчитывать на это. Разве я могу надеяться, что мой недостойный труд коснётся Всехристеаннейшего короля, – ответил Натаниэль.

Утомившись от дел, оба брата отослали Мари-Люсьен и улеглись спать одетыми.

В спальне был камин, по обе стороны от которого стояли кровати, на них спали Маринус и Натаниэль, наглухо закрытые одеялами.

Раздался стук в дверь, это зашла Мари-Люсьен.

- Проснитесь, сударь, господин Де Бурбон, – позвала служанка.

- Я не сплю, - Маринус отбросил одеяло.

- Натаниэль, - он потормошил брата.

- Да, да – сонно ответил Де По, не раскрывая глаз.

- Вставай, есть дело.

- Я знаю, я не сплю

- Ты всегда так говоришь, потом засыпаешь на полдня.

Мари-Люсьен наконец протянула герцогу Де Бурбон письмо.

- Иди, - отослал Маринус служанку.

Натаниэль, наконец, разлепил глаза и без каких либо признаков жизни уселся на постели,  чтобы смотреть письмо.

- Это письмо от Маргариты, - пытаясь разбудить брата, возбуждая в нём любопытство, весело сказал Маринус.

- Угу.

В свете одной только свечи  Маринус разглядывал конверт.

- Любовное, - протянул он.

- Так давай читать его скорей, - усмехнулся Натаниэль.

- Сейчас посмотрим, что благоверная нашего батюшки, короля Наваррского, пишет своему любовничку Генриху Де Гизу, – сказал Маринус.

Братья засмеялись, изображая зловредные гримасы.

- Читай же, - сказал Натаниэль Маринусу.

Осторожно распечатав так, чтобы потом можно было все сделать как было, Маринус открыл конверт.

- Ага, интересно. Она пишет, что они всей семейкой Гизов несносные бездари и дуры.

- Так  и пишет?

- Да. Потому что она не понимает, как можно было, имея столько возможностей, ни разу не прикончить этого великолепного, и всеславного, и прекрасного, и доброго, и благородного, и изысканного, и бесконечно  любимого короля Генриха III.

- Она в чём-то права.

- Маргарита, королева Наваррская, пишет, что даже такие предатели и клятвопреступники, бесчестные и недостойные  проходимцы как Гизы могли бы выполнить всё, что им поручили, если бы не было, как очевидно, предателя в их кругах.

- Ба! Кто ж это мог быть?

- О! вот тут она пишет, что это его высочество, принц крови, герцог Франсуа Анжу, как  у нас сказали бы: светлый князь  Франсуа. Её любимый брат и поэтому, так как она его любит искренней сестринской любовью, предлагает погубить его и подвести прямо к тому, чтобы её другой царственный брат собственными руками практически лишил Франсуа Анжу жизни.

- Как же они собрались это сделать?

- Собираются предъявить королю бумагу с подписью принца, где он соглашается участвовать в заговоре против Генриха III.

- Ого, это серьёзно.

- То есть, они продолжают настраивать нашего Генриха против герцога Анжу. Пытаются разделить царство и властвовать.



Сергей Брумст

Отредактировано: 14.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться