Паж и Лилия

Глава 7, в которой рассказывается о том, что документы государственной важности и анонимные пасквили пишутся кровью невинных младенцев.

Помните того самого Эрнотона Де Камерона? Этот молодой дворянин, не имеющий особо знатного происхождения и богатства, получил двойную удачу, когда был вызван в Париж на королевскую службу. Эрнотон был определен в гвардейскую роту под началом Ноггаре Де Ла Валетта, своего земляка. А также  Де Камерон, обладая привлекательной внешностью и возрастом всего 25 лет, попался на глаза влиятельной герцогини Екатерине Де Монпансье из прославленного семейства Гизов. Очень скоро они сделались любовниками, правда, Де Камерон за благосклонность своей госпожи обязан был платить, так сказать, из королевской казны. То есть, доставлять важные сведения, с помощью которых Лотарингские Принцы узнавали все передвижения короля.

 После того как Де Камерон потерпел поражение от Роксаны в достославном бою у моста Понт Неф, он ненадолго лишился сознания. Придя в себя, Эрнотон обнаружил, что Чёрная Лилия и бумага пропали в реке.  Тогда Де Камерон принял решение ретироваться, а точнее  с почестями отправиться назад в Розовый куст, где его, еле живая от тревоги и страха, дожидалась  Екатерина Монпансье. Так как известная нам Роксана похитила её платье, то герцогине пришлось томиться в неведение нагой и заламывать в отчаянье руки, кутаясь в простыню.

Наконец вернулся ее возлюбленный, сияя улыбкой.

- Что? Говорите, Де Камерон? Как всё прошло? –  накинулась на него Екатерина. Молодой виконт с вожделением осмотрел картину в виде прекрасной обнаженной женщины, скрывающейся в полутьме.

- Ах, сударыня, меня так волнует ваше обнажённое тело, что все подробности теряются из моей головы. – приступив к ней, страстным шёпотом сообщил Де Камерон.

- Пустите! – взвизгнула Екатерина, - немедленно говорите, где моя бумага, или я прикажу вас избить палками, а потом утопить в мешке словно котенка!

Эрнотон состроил оскорблённый вид и с поклоном отступил, насупившись и держась очень холодно.

- Ах, сударь, вы не можете понять меня? Ведь моя жизнь стоит на кону. Если бы мне только знать, что это последняя ночь в моей жизни, я бы знала, как мне её провести. – Екатерине пришлось соблазнительно изогнуться, как бы случайно оголяя нежную белую грудь, и  похлопать чёрными ресницами, изображая любовь и сладострастие.

- Ах, сударыня, любовь моя, - Де Камерон припал к руке герцогине, опустившись на одно колено.

- Я не щадил себя, рисковал жизнью, пытаясь исполнить ваш приказ. Я одолел всех противников, наказал своей шпагой воров, бесчестных грабителей. Но так случилось, что наш таинственный друг Чёрная Лилия упал с моста и, видимо, умер, а за собой он унес бумагу, которой вы так дорожите.

Едва сдержавшись от крика, Екатерина вскочила на постели, позабыв, что совсем не одета.

- Как? Пропала? Совсем?

- Не переживайте так, моя дорогая госпожа. Зато она не досталась вашим врагам. – утешил её Де Камерон.

Прежде чем Екатерина решила, чем ей огреть этого глупца, дверь в их комнатку распахнулась, и вошёл Чёрная Лилия. Как всегда одетый в ореол таинственности: маску, чёрную широкополую шляпу и плащ, весь мокрый, так что с него текла вода. Шпион не удержался и остановил взгляд на обнажённой Екатерине. Она не слишком смутилась и спокойно уселась в постели, прикрывшись простынёй.

- Боюсь, что вы ошибаетесь, господин Де Камерон, –  видимо имевший слабость к театральным выходкам, громогласно заявил Черная Лилия.

-Вы живы? – изумился Эрнотон Де Камерон.

- Да, как видите, - сухо заметил Чёрная Лилия.

- Что вы имеете в виду? - спросила Екатерина. От волнения у неё расширились глаза, а сердце бешено забилось, так что его почти видно было сквозь простыню.

- Я имею ввиду, сударыня, что бумага не утонула, а Натаниэль Де По забрал её. Он имел такую возможность, когда в воде мы боролись друг с другом. Так что, господин Де По ,со своим братом Маринусом Де Бурбон уже давно в Лувре и, наверное, заняты увлекательным чтением вместе с королём.

Екатерина вскрикнула и откинулась на подушки. Де Камерон поспешил проверить её пульс, но Монпансье уже пришла в себя.

- Тогда это конец! Смерть, – проговорила она.

- Есть надежда, что они не станут будить короля среди ночи, – сжалился Чёрная Лилия.

Екатерина и шпион встретились взглядами. Оба понимали, что положение критическое. Екатерина не ждала помощи от испанца. В сущности, Чёрная Лилия и стоящая за ним Габсбургская корона могли позволить себе потерять Гизов. Хотя это была мощная сила против дома Валуа, простой люд во Франции боготворил Генриха Меченного, основателя Святой Лиги . Лотарингцы также имели много денег, вооружённых людей, и были достаточно тщеславны, чтобы испанский король через своего шпиона мог толкнуть их порой на очень опасные предприятия.

В этот раз Чёрная Лилия всё же собирался вытащить из петли семью Гизов. Никто и не догадывался, что за сложную игру он ведет и чем руководствуется, принимая те или иные решения. Порой казалось, что он действует независимо от кого-либо, что могло натолкнуть на мысль, что человеком он был высокопоставленным.

Екатерина пыталась собрать мысли, нужно было придумать какой-нибудь план. Но ничего не шло в голову. Она закусила до крови алые губы.

То ли руководствуясь своим странным планом, то ли задетый и вдохновлённый обольстительными формами нагой герцогини, Чёрная Лилия предложил действовать так:

- Сударыня, вы должны поскорее сообщить своим братьям, что бумагу украли. И что сейчас она в Лувре у известных нам людей.

 - Ах, я немедленно это сделаю, - Монпансье взволнованно всплеснула руками, - но, проклятье, эта чертовка украла моё платье!

- Есть идея, – сказал Чёрная Лилия.

Монпансье и шпион одновременно посмотрели на Де Камерона, а Эрнотон переводил свой непонимающий взгляд с одной на другого.



Сергей Брумст

Отредактировано: 14.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться