Паж и Лилия

Глава 9. В которой Шико ищет свой кинжал и находит его.

Лувр. Кабинет Ла Валетта Д'Эпернона.

Жан-Луи Ногаре де Ла Валет, сидя в своем кабинете, только что распрощался с Брантомом. Сеньор Де Бурдей снабдил Ла Валетта важными сведениями относительно интересующих его лиц, а именно герцога Де Бурбона и графа Де По.  Новость состояла в том, что братья Бомонт весельчаки и задиры каких поискать, сие мнение сложилось у месье Брантома после ужина у принца Франсуа Анжу. Ла Валетт предложил Брантому посетить его величество и поведать им все подробностями того вечера, так как государь изнывает от скуки. Король непременно нашёл бы эти рассказы интересными, поэтому на завтрашний день после казни Де Камерона господину Де Бурдею была назначена аудиенция.

Пьер Брантом помимо того, что состоял в свите герцога Анжу, был вхож в любой дом, имел дружеские связи с королем Генрихом, королевой Маргаритой Наваррской, некоторыми итальянскими герцогами и испанскими грандами.

Особое расположение таких высокородных особ Брантом снискал не только благодаря происхождению, но и мастерству великолепного рассказчика и писателя. Ему первому становились известны все потребные, а чаще непотребные новости чуть ли не всех дворов Европы.

В кабинет постучали и доложили, что пришел Орильи, любимый лютнист принца Франсуа и старый знакомый самого Ла Валета, с тех пор как он служил камер-юнкером у герцога Анжу. В те времена Орильи был учителем музыки у нынешнего капитана королевских гвардейцев миньона Ногаре Ла Валета. Король Генрих III переманил хитрого гасконца  у брата на службу к себе. Как известно Генрих особо сильно благоволил уроженцам Гаскони. А также не переставал исподволь вести войну с младшим братом, соперничая с ним за любую мелочь.

-Господин Ла Валетт, - Орильи низко поклонился своему бывшему ученику, вознесшемуся столь  высоко, - как ваше здоровье?

-Здоровье мое, Слава Богу, в порядке. Но зачем ты пришел, Орильи? Никогда не видел, чтоб ты приходил просто так, справиться о здоровье.

-Милостивый господин, я действительно пришел по поручению его высочества, однако это не означает, что меня не волнует ваше здоровье и процветание.

-Итак, - прервал его речи Ла Валетт, - чего же ты хотел, или вернее сказать, чего хотел от меня Монсеньор?

Несмотря ни на что Ла Валетт сохранил дружеские связи со своим бывшим господином.

 -Это поручение весьма деликатного толка…

-Так, продолжай. Неужели оно касается Амура?

- Нет, сударь. Монсеньор хочет, чтобы вы отправили письмо своему племяннику в Московию.

-Письмо в Московию моему племяннику, который служит при дворе Царя Ивана IV? Вот как! Кажется, я догадываюсь, зачем его светлости это письмо. Это касается герцога Маринуса Бурбона и графа Натаниэля Де По?

- Именно так. Монсеньор имеет кое-какие дела с этими господами. И ему, чтобы обезопасить себя надобно побольше знать о них. Вы бы могли дать такие указания вашему досточтимому племяннику?

-Разумеется, Орильи, разумеется, я могу. Кроме того ты явился очень вовремя! Дьявол тебя раздери! Я и сам ломал голову над тем, как мне побольше узнать о сих господах.

-Позвольте спросить…

-Говори.

-Вас мучают какие-то подозрения относительно них?

-Что ты! Нет! Они кажутся мне во всем преданными королю, но это-то и удивляет меня. Явились из ниоткуда как черт из-под земли. И мое сердце чувствует, что здесь кроется какая-то загадка. Поэтому я и хотел выяснить кое-что.

-Так значит, мы сойдемся на том, что вы пока не будете передавать королю сведения, которые узнаете?

-Этого я обещать не могу! Но передай Монсеньору, что я тот час же напишу письмо и отправлю в Московию. А маркиз Де Руайяк разузнает все хорошенько и пришлет мне ответ. А я уж посвящу Его Высочество во все подробности.

На том они и расстались весьма удовлетворенные этим разговором.

Ла Валет отправился руководить зажиганием факелов в коридорах Лувра, установлением караула и закрытием Главных Ворот.

 

Вечерний туалет короля.

По завершению официальной Церемонию Отхода Ко Сну Его Королевского Величества, в опочивальне короля остались только самые близкие друзья, а также цирюльники, куаферы, лейб-медик и прочая неблагородная обслуга.

Генрих III, облачился в ночную камизу, вышитую узором из черной шелковой нити, спальные панталоны до колен, шелковые итальянские туфли с узким носом и без задников, поверх он накинул золотого цвета стеганый халат.

Миньоны получили разрешение рассесться на пуфики и кушетки, чем они не преминули воспользоваться. Шико, которому не требовались никакие распоряжения, чтобы делать, что вздумается, только что крепко отужинал, а теперь крутился возле короля, пытаясь вымазаться фиалковой пудрой.

Герцог Де Бурбон и граф Де По с волнением подошли к своему господину, неся в руках корзины, перевитые разноцветными лентами, бантами и кружевами.

-Государь, дозвольте к вам обратиться, - братья преклонили колени.

Король весьма благосклонно принял их, заинтересованно рассматривая корзины.

-Валяйте! – ответил Шико, усевшись на табурет, на котором покоились ноги короля.

-Ну что вы, дети мои, обойдемся без этих церемоний. Они в нашем маленьком кругу совершенно излишни. Хотя я и хвалю вас за такое почтение, свойственное душам лишь благородным и возвышенным.

-Так ну что там у вас? Надеюсь, это что-то вкусненькое? А то у короля недостаточно денег, чтобы хорошо отужинать. Сегодня он потчевал меня одним куриным бульоном, который я на дух не переношу.   

Генрих хотел было рассердиться из-за упоминания его финансовых неприятностей, но передумал, так как братья ответили ему:

-У нас есть один знакомый морской капитан, он недавно вернулся во Францию и передал нам заморские подарки со всего мира. Мы бы желали смиренно преподнести их вам, это разнообразные целебные мази, притирания, помады, духи и ароматические масла.



Сергей Брумст

Отредактировано: 14.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться