Паж и Лилия

Глава 13. Бал Лицемеров

- Я снова пьян, но пьян не от вина, а от веселья пьян! Пьян! – скрипучим голосом пропел Шико, хитро прищурив глаз. Шут дерзко прошмыгнул пред королём и зеркалом, изображая нелепые па, передразнивающие модные танцы.

- Что с тобой, Шико? – спросил Генрих, вертясь перед зеркалом. Слуги помогали ему одеться в платье для бала. Темой маскарада послужило продление торгового и военного союза с Османской Империей. Поэтому решено было оставить балет с турецкими нарядами. Главная роль в представлении отводилась естественно королю, по задумке авторов представления Генрих изображал  знаменитую наложницу и впоследствии царицу Османской империи прекрасную Роксолану. Именно французские послы когда-то дали  ей это прозвище.

Король облачился в сильно декольтированном женском платье из нежно-голубого шёлка с жёлтыми и золотыми кружевами. Его белую грудь едва прикрывало массивное ожерелье из двадцати нитей жемчуга, перехваченные золотыми зажимами.  Черные густые волосы Генриха, перешедшие на его голову прямиком от Генриха II, уложили в искусную причёску, с добавлением некоторых шиньонов для придания объемности. Прозрачная белая вуаль на волосах была усыпана жемчужинами и золотыми украшениями с бриллиантами. 

Шико подал королю шкатулку, где хранились серьги, и ответил:

- Я веселюсь, мой король.

- Как ты заразительно это делаешь, клянусь Святым Чревом, мне тоже стало весело! – Генрих вдел в каждое ухо по три сережки.

- Это замечательно, мой король.

Генрих внимательным взглядом осмотрел Шико, одетого еще в свою обычную одежду.

- В какой ты будешь маске, друг мой?

- Вы сами увидите.

- К чему скрывать, я же показал тебе костюм, в котором иду на бал-маскарад.

Шико поддел пальцами одну сережку, что понравилась ему в шкатулке короля, и одел себе в одно из ушей, и потом соизволил ответить:

- Да, но в том беда, что на бал-маскарад приходят те, кому всегда есть что скрывать.

- Под масками?

- Именно.

Генрих присел на стул и приказал слугам принести фиалковую пудру, помады и духи.

- А ты сам, Шико, что ты скрываешь под маской?

- О, я и сам, отнюдь не без изъяна.

Генрих повертел в руках маску на шелковых завязках.

- Как я тебе? Только скажи правду.

- О! это моя привилегия говорить правду королю.

- Скорее обязанность, - сухо сказал Генрих.

- Как скажите, Ваше Величество, как скажите. Вы выглядите великолепно.

- И это твой ответ?  - Генрих встал со стула, - Не слишком остроумно.

- Я сдержал своё остроумие, чтобы не смущать вас.

- Но именно это мне от тебя и нужно, шут.

Шико, притворно нахмурившись, осмотрел фигуру короля и, заложив руки за спину, изрек:

- В таком случае позвольте заметить, что вы выглядите ужасно, Ваше Величество.

- Как? ты же только что сказал, что я выгляжу прекрасно!

- Да. Потому что если  посмотреть на Ваше Величество как на мужчину, одетого в женское платье, то выглядите вы прекрасно. А вот, если смотреть на вас как на даму, то вы слишком дородная девица.

Король рассмеялся, но в голосе звучал холод. Шико раскланялся и ушёл. А Генрих мрачно уставился в зеркало.

В большой зале для балов уже толпились придворные, одетые в самые разнообразные маски и костюмы. Музыканты, водрузившие себя и свои инструменты на постамент под балконом, ждали сигнала, чтобы заиграть свои волшебные мелодии.

Вокруг трона на креслах уже восседали Королева-Мать Екатерина Медичи, ее младший сын герцог Анжу и дочь королева Навары Маргарита. Вокруг стояли наиболее почетные гости: турецкие, английские и испанские послы, а также принцы крови и другие самые знатные дворяне Франции.

В центр зала вышел Главный Церемонимейстер и объявил о начале балета.

На сцене появились действующие лица:

Сам Генрих в виде Роксоланы в своем прекрасном и дерзком платье с жемчугами. Келюс, изображающий султана Сулеймана Великолепного. Он был одет в дорогое парчовое платье и громоздкий тюрбан, накрученный так высоко, что казалось голова сеньора Де Леви жила отдельной от тела жизнью.

Затем Можирон, он был пашой и Великим Визирем Ибрагимом Паргалы. По этой причине он облачился в красивый и роскошный костюм, выторгованным им у средиземноморских купцов из города Марсель. В отличии от Маринуса он времени даром не терял и реально исполнял королевскую просьбу, встречаясь с портными.

Прочие миньоны должны были изображать придворных Османского двора, так Шомберг оделся в красный камзол янычара, украсившись кривой саблей под названием ятаган. Это грозное оружие он изъял из королевской оружейной. В свое время турецкие союзники одарили ею короля Франциска I.

Ла Валетту досталась роль Главного Евнуха, от которой с превеликими извинениями отказался вначале Шико, а затем и герцог Анжу, сославшись на плохие актерские данные. Король во чтобы то ни стало хотел видеть кого-то из своих друзей в этой роли, поэтому она и досталась Д'Эпернону, так сказать в наследство.

Все остальные придворные из штата Генриха облачились в турецкие наряды и составляли актеров массовых сцен, как говорят в итальянских театрах.

По замыслу короля герцог Маринус Де Бурбон и граф Натаниэль Де По должны были изображать дикие славянские племена, у которых была похищена Прекрасная Роксолана, но братья наотрез отказались принимать участие в балете и не явились ни на одну репетицию.

Взамен этого им все же пришлось привнести свою долю участия в представление, написав сценарий.

Заиграла музыка и представление началось, полностью поглотив внимание всех присутствующих:

 

      РОКСОЛАНА.

 (Пьеса в трёх актах)

Действующие лица:

Султан Великой Османской Империи Сулейман Великолепный – Келюс.



Сергей Брумст

Отредактировано: 14.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться