Печать судьбы

Размер шрифта: - +

Бес с человеческим сердем

Следующим днём в покои нового фаворита, предварительно постучавшись, кто-то заглянул. Взрослый евнух, тот самый, что провожал вчера парня, тихо вошел в комнату, пытаясь разбудить его.

 

— Кхм… я извиняюсь за беспокойство вашего сна, но пришёл врач. Господин решил, что фавориту нужна поддержка и помощь. Он придет через пару минут.

 

Саша сонно приоткрыл глаза, рассматривая мужчину и после минуты тишины, хрипло произнёс, кутаясь в одеяло.

 

— Ну и с какого перепугу принцу понадобилось моё здоровье? Ему вчера было плевать, хоть подыхай… — Заливаясь румянцем, Саша отвёл взгляд, сжимая кусочек одеяла руками и невольно вспоминая вчерашнюю ночь.

 

Да, действительно, после такого врач бы точно не помешал, однако боясь, что во дворце каждый второй такой озабоченный, Саша не собирался доверяться даже медицинскому персоналу. Сделав глубокий вдох, Рулетов стиснув зубы, осторожно поднялся с кровати, предварительно кутаясь в одеяло, медленно подполз к шкафу. Конечно содержимое просто поразило фаворита. Он надеялся хотя-бы на нормальную одежду и, какое-то адекватное содержание шкафа, ведь заслужил этого, выдержав испытания прошлой весёлой ночью у принца.

 

— Я чего-то не догоняю. Это, что вообще такое?! — Одной рукой придерживая одеяло, а второй вытаскивая вешалку из шкафа, Саша показал евнуху очень открытый и, наверняка, неудобный для постоянного ношения костюмчик. Костюмом его было трудно назвать, ведь это всего навсего набор верёвочек, и кое-где лоскутик какой-то резины чёрного цвета. — Он надо мной издевается…?

 

Выбросив первый набор верёвочек, Саша выудил ещё один, который тут же отправился к первому. Все наряды, как один, были открытыми и слишком вульгарного покроя, что вызывало невероятное отвращение у Рулетова, а с губ вырывались шепотом нецензурные слова. Докопав до самого адекватного костюма, в меру открытого и, вроде на первый взгляд, приличного, Саша и в нем успел найти прорези, что не на шутку взбесило.

 

— Да ёп твою мать! Чё за херня, мне даже надеть нечего! Сначала средь бела дня похитили, а теперь вынуждают в этом ходить. Хоть самостоятельно бери и перешивай!

 

— Потише… Остальные-то спят… — Тихо говоря, евнух подошел ближе к шкафу и глянул на обновления гардероба. — Наш принц пожелал, чтобы все его фавориты всегда ходили красивыми и готовыми придти к нему, отличившихся, он награждает волей выбирать себе гардероб и присылает прислугу, которая будет ухаживать за фаворитом. Так что… — Мужчина пожал плечами, — вижу тебе здесь не особо нравится… Постарайся вести себя потише и поскромнее, чтобы тебя хотя бы головы не лишили. Хозяин в ярости страшнее всего на свете… Ругает одного, а попадает всем и… немало… Здесь, во дворце, столько захоронено людей и бесов…а все из-за чьей- то глупой ошибки. Дисциплина перед принцем здесь превыше всего, ведь это его дом. — Пояснил евнух, со вздохом смотря на Сашу. — Твоя одежда, я предполагаю, осталась в покоях?.. Увы, ты ее больше не увидишь. Подожди, я тебе сейчас принесу, что-то другое. — С этими словами, мужчина вышел из комнаты Саши и отправился на поиски приличной одежды.

 

Спустя какое-то время, евнух вернулся к Саше, в руках с самой обычной черной рубашкой из хлопка и такими же чёрными штанами.

 

— Это все, что я смог найти. Свою одежду не могу одолжить, она специально для евнухов. Подумают еще не то и не будет ни твоей, ни моей головы. — Спокойный и добродушный мужчина положил рядом с кроватью Саши одежду.

 

— Спасибо… — Немного успокоившись и поблагодарив слугу принца за помощь в поисках адекватной одежды, Саша быстро оделся, и готов был встречать врача. Долго смотреться в зеркало Саша не захотел: отвращался от своего же вида, от вчерашней ночи, которая плохо отразилась, как на его здоровье физическом, так и на психическом.

— А принц всех своих подчинённых обращает демонами?

 

— Нет. У нас во дворце нет демонов. Никто не удосужился такой чести, принц Де-Нерха старший, никому не делает таких подарков. Максимум, кто у нас может быть — это бесы. Вот в них в основном принц и обращает всех нас. Мы полностью под его властью, без его позволения не сможем ступить и шагу. Были конечно и беженцы, но их конец получался весьма трагичным… Их всегда находило его высочество по печати, которую ничем не стереть и не избавиться. И души наши принадлежат ему. Умирать обращенному бесу смысла нет, он отправится в хранилище душ и там просто перестанет существовать всячески, пока его не съедят демоны… — Евнух вздохнул, переводя взгляд на дверь, за которой слышались шаги и вскоре двери распахнулись. На пороге стояли четверо охранников высокого роста и крупного телосложения, а посреди них, невысокый мужчина, выглядящий молодо. Сопровождающие оставив врача в покоях, принялись ожидать его за дверью, ибо никто не смел приближаться к фаворитам без приказа принца, кроме евнухов.

 

Мужчина невысокого роста, с зачёсанными назад волосами пшеничного цвета, голубыми, с добрыми намерениями, но уставшими глазами, с едва заметной горбинкой на носу, одетый в черный медицинский халат с печатью Тео, поздоровался с присутствующими и уложил свою переносную аптечку со всеми необходимыми препаратами на стульчик. Врачу явно не больше тридцати лет на вид, а торчащие на голове чёрные рожки указывали на то, что именно в этом возрасте врач был обращен басом.

 

— Так… Я смотрю у нас плеть была, гематомы от укусов и, предполагаю, что травма спины. Ваш уклон на ногах неровный и не пропорциональный, что говорит об искривлении примерно шестого-седьмого нижнего позвонка скелета. — Здешний врач оказался сверхъестественно грамотным, с первых минут опеределяя пятьдесят процентов болячек у пациента, которого вообще впервые в жизни видел.



Соловей

Отредактировано: 14.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться