Печать Творца

Размер шрифта: - +

Пролог

 

Мир Заокраинья (Печать Творца)

Пролог - О сотворении мира

…И был этот мир иным, не похожим на все прочие, потому как в пустоте бытия создал Творец из пламени сердца своего пространство и наполнил его мыслью, придав образам и видениям своим жизнь. Отделив затем часть своей души и многократно ее размножив, рассеял Творец над созданным им миром эти крупицы. И из них родились первые духи – те, кого он назвал затем своими детьми. Каждый из них нес в себе крупицу силы творца и сам являлся крупицей в его замысле. А потому, когда родились первые духи, узрели они над собою свет необыкновенного множества звезд – мыслей творца, что проникали сквозь пространства, неся свет в бесконечные глубины беспросветной пустоты. Затем, окинув взором пространства мира, они осознали, что рождены для того, чтобы придать новорожденной земле облик и черты. Так среди бесконечной пустоты, освещенной бесчисленным светом звезд, задышал жизнью новорожденный мир. Мысли Творца направляли духов в делах их, преображая землю, украшая ее великой красотою и наполняя жизнью. Минуло не мало времени, но лишь когда окончены были главные их труды, покинул Творец своих детей, даровав тем самым им свободу действий и мысли, даровав им дом, жилище, в котором ныне и во веки веков теперь будут они пребывать до тех пор, пока сам Он не пожелает их забрать. Так в начале времен, когда мир преобразился, наполнившись красотою – зеленью лесов, синевой морей и рек, множеством радужных переливов полей, усыпанных множеством разнообразием цветов, духи обрели видимые образы и поселились в своем доме, под сенью звезд. Творец наполнил пустоту светом и смыслом, а затем удалился в глубины темной бесконечности. В «доме» же, в котором зажили преобразившиеся духи, родилось тогда так же и время – срок, который бы отмерял бытие, в котором обосновались дети Творца. Все они были равны по рождению и равны по силе и способностям и лишь стремления разделяли их, потому как многие не могли остановиться в созидании творений, видя лишь в этом смысл своего существования. Дети по образу и подобию были похожи на творца. Тела их были сосудом космической энергии, энергии света и неугасимого пламени. В глазах у всех горел свет звезд, а тела покрывали рунические линии великого слова творца, создавшего их. Вскоре, закончив главные дела в сотворении красот мира, успокоились некоторые из духов и уединились в лесах, со своими единомышленниками, дабы теперь просто наслаждаться прекрасной бесконечностью.

                                                          О преображении Детей Творца

Тянулась бесконечность в спокойствии и благоденствии. Многие из детей Творца продолжали еще трудиться не покладая рук. Но видя, что практически не осталось уже места для создания больших красот, обратили свои взоры тогда они к звездам. Глаза детей наслаждались их красками, восхищались прекрасными их переливами, а также осознавали сколько мыслей еще оставил в выси для них Отец. И тогда решили дети дать названия всем звездам, дабы упорядочить не только созданное ими в мире, но и над своими головами. И за очень короткий срок, пересчитав весь переливающийся мириадами искр небосвод, Дети Творца дали там всему названия и имена, словно бы разгадав те мысли, которые оставил для них Отец в поднебесье. А потому многие имена звезд переплелись, и, соединившись, стали в своем единстве зваться созвездиями, под которыми так же крылись смысл и знания для будущего бытия. Затем же, нескольким самым упорным и неутомимым из детей захотелось уподобится Отцу и создать такую красоту, которую бы заметил из пустоты сам Творец и вернулся бы к ним. Странна была идея, но велик был ее смысл, и потому для ее свершения требовалась помощь большинства детей. И тогда один из неутомимым духов по имени Малхот приложил все свои силы, дабы привлечь к своей идее почти всех собратьев. Потратив на это немало времени, в конце концов он добился успеха. И в месте, где некогда появились из небытия все духи, месте, именуемом Звездная Гавань, собрались почти все из детей Творца и принялись обсуждать, что же создать такое, чтобы удивить их Отца? Одни говорили о ступенях, ведущих в бесконечность, дабы там проложить меж звезд тропы, и бродить, прогуливаясь иногда среди мыслей Творца. А были и те, кто желали создать звезду, размерами превосходящую все ими виденные в поднебесье. И поместить ее среди прочих, дабы она воссияла ярче всех и своим сиянием привлекла внимания их Отца. Дети были искренни в своих желаниях и стремлениях воссоединиться с Творцом, ибо по природе своей являли единое целое с ним. Но когда большинство споров было окончено и решено создать звезду похожую на те, что им светят с небес, но превзойти их размерами, дети принялись за свои труды. Бытие тем временем же отмеряло их срок, и в назначенный час, когда все дети погрузились в единую идею, отдавшись полностью труду, один из них неожиданно остановился и устало пошатнувшись, пал бездыханно, испустив дух. Завидев молчаливо павшее тело, все дети Творца со страхом на лице бросили свои дела и, окружив почившего, застыли возле него в оцепенении. И лишь тот, чье имя было Малхот, осознал первым в этот миг, что это знак, о том, что близился им отмеренный срок. Близился час, когда все они должны были преобразиться так, как преобразился мгновение назад их умерший собрат. А потому понял он, что нужно спешить. Но были среди детей Творца и менее упертые духи, которые, в страхе осознав, что скоро и они так же покинут свои тела, дабы преобразиться в нечто им неведанное, решили бросить идею создания великой звезды. Таким образом, вновь разгорелись споры, но помимо основной мысли создания звезды – светоча, в спорах прозвучали слова о свете звезды, которую наполнял один только Малхот, не давая никому иному прикасаться к его труду и дополнять его. И так уж выходило, что его труд и творение придавало сфере, которой суждено было стать звездой, огненно-рыжий свет, что делало их звезду абсолютно отдельной и особенной по свечению, в отличие от тех, что сияли в небесах. И запротестовали тогда многие дети Творца, и работа остановилась. Но Малхот не собирался останавливаться, желая любым способом достигнуть своей цели. И тогда, выйдя в центр рядом с павшим собратом, неутомимый дух заговорил. Длинна была его речь, и слова, что он говорил, шли от сердца. Говорил он, что, несмотря на то, что их час близок, если они не объединятся и не продолжат работать, не будет ныне и вовеки больше ничего подобного этому их творению, потому как они вернутся в этот мир уже иными. И смысл их бытия будет уже совсем иным. Но после долгой и сильной речи Малхота, вышел из толпы тот, чье имя было Халин. Став напротив первого оратора, второй дух произнес свою не менее длинную речь, в которой он предложил в конце отмеренного им всем срока, создать в память о первом их бытие каждому свое отдельное и особое творение, которое останется после них в этом мире и проживет множество их перевоплощений. Но вновь тогда заговорил Малхот, не понимая смысла в том, чтобы отказаться от великой идеи, которая своим величием перекроет все вместе взятые деяния детей Творца. В конце своих слов неожиданно осознал Малхот, что в душе Халин намного слабее его и тогда у него родилось презрение к своему собрату, которое тут же породило злобу. Ярость заполыхала внутри души Малхота по отношению к Халину, ибо так же понял он, что если сейчас его собратья отвернутся от него и не помогут больше ему, то не быть тогда сияющей звезде, а значит, не заметит Отец их великого деяния и не вернется из бесконечности. И стал в конце насмехаться Малхот над словами Халина, считая его слабым и малодушным, раз он решил, отговаривая всех прочих бросить их великую цель чтобы обратить на себя вновь внимание Творца. Но раз так, значит не желал он в душе встречи с Отцом. Несмотря на то, что в разгоревшемся споре взял верх Малхот, многие собраться переполненные горя и осознании конца своего бытия и конца своих трудов, обессиленно покинули Звездную Гавань обратив свои взоры к звездам и там стали ждать своего перевоплощения.



Максим Кувычко

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться