Печать волка

Font size: - +

Глава 9

  Что в этом лице было таким отталкивающим? Она и сама не знала. Летиция обхватила голову руками, съежившись на земле среди веток. Ночью сосновое ложе показалось ей намного мягче сырой земли, но на рассвете щедро выпала роса, и тонкое платье госпожи ди Рейз стало влажным и холодным под стать ее лесной постели. Она не помнила, как добралась сюда, и не представляла, в какую сторону теперь двигаться; в потемках выбравшись на окраину города, Летиция долго бежала через лес очертя голову, пока ноги не отказались ее нести.

  Они же люди. Примерно на четверть. Богиня содействовала ей, вихрем толкала Летицию в спину и укрыла ее в путанице улиц Сильдер Рока, но правильным ли было это решение? Умей Ланн обращаться волком - он бы в миг настиг беглянку, схватил ее зубами поперек поясницы и утащил в свое логово. Летиция прижала ладонь к груди: сердце учащенно билось, каждый удар отзывался тянущей болью во всем теле. Надо подниматься и идти - рано или поздно куда-то да выйдешь; но у нее совсем не осталось сил. Волглая одежда липла к коже, покрывшейся мурашками от холода, голова была тяжелой, как чугун, а опухшие веки слипались, словно она сутки не смыкала глаз. Летиция ощутила теплую влагу на своих щеках и поняла, что плачет. Госпожа ди Рейз привыкла быть храброй и самостоятельной, хотя ей было некого защищать, кроме себя: Эвелин отродясь не нуждалась в ее опеке, а Вилл была старше Летиции на два года и сама могла обидеть кого хочешь.

  Будь он оборотнем или колдуном, будь он кем угодно - с того времени, как отец поведал ей историю десятилетней давности, случившуюся в этом самом лесу, Летиция остро нуждалась в Ланне. Она принимала его за друга? Защитника? Возлюбленного? Это было не столь важно. Да и разве человек, так искусно плетущий сети лжи, заслуживает лишь презрения? Ланн пробудил в ней чувство одиночества, о существовании которого она раньше не догадывалась; может, оттого, что с малых лет Летиция была окружена заботливыми слугами и любящей семьей. Но теперь в душе госпожи ди Рейз образовалось пустое место, и Летиция со стыдом признала, что заполнить этот пробел под силу ему одному. Девушка закрыла глаза: как много отдала бы она сейчас за лицо Ланна, склонившегося над ней, за звучание ее имени, сорвавшееся с его губ; она осознала это так же ясно, как и то, что этому не суждено случиться.

  Волк пришел на ее запах. Цветочные нотки духов, которыми госпожа ди Рейз пользовалась позавчера ночью, бесследно испарились, и теперь от нее разило только первобытным страхом. Архен стоял в нескольких шагах от лежащей девушки, его взгляд скользил по изгибам ее тела, отмечая малейшее движение. Его захлестнули чувства, присущие человеку: ведь это он решил все за Летицию, выбрал ей судьбу, которой она не желала. В какой-то момент ему захотелось вывести девушку из леса и попрощаться с ней навсегда, лишь на секунду уткнувшись холодным носом в ее ладонь. Но грехи отцов падают на детей, и кто-то должен за них расплачиваться; охотники, в числе которых был и Натан, убили Эстер, его белую мардагайл, и Архен целых десять лет ждал невесту, не имея потомства.

  Летиция попыталась сесть, помогая себе руками; лицо закрыло пеленой черных, спутанных волос. Она прислонилась спиной к дереву и вытянула ноги, предоставив на обозрение волка израненные лодыжки и истертые до крови ступни. Перед сном госпожа ди Рейз растянула шнуровку платья, не пожелав облачиться в ночную рубашку, и белые полукружья грудей, не поддерживаемые корсетом, соблазнительно выглядывали из декольте. Архен почувствовал возбуждение: повинные мысли растворились в лучах рассвета, и он всенепременно захотел сделать ее своей.

  - Ланн? - Госпожа ди Рейз наконец заметила волка. - Ланн, это ты? - с упавшим сердцем спросила она. Архен смотрел на нее, не раскрывая пасти; но Летиция уже знала, что волк умеет говорить. - Ответь мне.

  - Нет. Я не тот, за кого ты меня принимаешь.

  Ее губы дрогнули, и Летиция крепко стиснула челюсти, чтобы не разрыдаться. Она допустила ужаснейшую ошибку и теперь раскаивалась в содеянном. Архен предпочитал отмалчиваться, он давно отвык от слов; звери общались жестами или воем.

  Цепляясь за ствол дерева, девушка выпрямилась. Сосновые ветки вонзились в ранки на ступнях, и Летиция чуть не вскрикнула от боли. Будь Архен человеком, это странное, мучительное достоинство, которое госпожа ди Рейз невольно выставила напоказ, вызвало бы у него снисходительную улыбку. Летиция не стала зашнуровывать корсет - ведь перед ней был зверь, не мужчина; она и подумать не могла, что волк точно так же реагирует на ее полуголые прелести.

  - Ты не заставишь меня пойти с тобой, - гордо заявила Летиция. - Я лучше умру.

  - Ты не умрешь. Ты пойдешь добровольно. - Когда девушка замотала головой, выражая несогласие, Архен добавил: - Упираться бессмысленно. Наш союз неизбежен, это всего лишь дело времени. Кроме того, твой отец скоро присоединится к стае. - Какое-то время волк наслаждался ее реакцией. Летиция пошатнулась: молния, раскроившая сосновый ствол в двух шагах от девушки, произвела бы меньшее впечатление. - Лекарства нет. Только моя смерть.

  И ты расстанешься с жизнью, мрачно подумала Летиция. Обязательно расстанешься. Надежда была слабой, но ей безумно хотелось верить в то, что Ланн отправится на ее поиски - даже после того, как она его отвергла.

  - Ты пожалеешь, - сказала госпожа ди Рейз. - У меня дурной характер.

  - Для человека. Не для волчицы.

  - Городские девицы недостаточно хороши для тебя?

  Волк приблизился, ощериваясь. Летиция вжалась спиной в дерево, как тогда, в доме. Архен зубами поднял край ее платья, голова волка скрылась под подолом, а мокрый язык скользнул по ее бедру. Девушка боялась, что он вопьется клыками в ногу, хотя вожак не собирался причинять ей боль, наоборот, хотел доставить удовольствие; но эта ласка показалась Летиции грубой и неприятной. Они принадлежали к разным видам, между ними не могло быть любви. Да и разве хищникам ведомо это чувство?



Юлия Федорченко

Edited: 10.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: