Печорина

Размер шрифта: - +

Глава 10. Персия, или скука рушит жизни

В половине десятого Жюли вернулась домой. На улице похолодало и ей пришлось вернуться, хотя ей хотелось погулять. На душе было тоскливо и дурно и только дом казался ей теперь приютом и пристанью. Но он оказался одиноким. По тишине и раздающимся на весь дом шагам она поняла, что Печорина нет дома. Она поднялась наверх, зашла в свою комнату.

 

- Мила! – крикнула она и служанка тут же прискакала. – Налей мне ванну. Мсье Печорин давно ушел?

 

- Да, госпожа, уж в шесть. Вещи собрал и уехал.

 

- Куда? – Жюли спохватилась, что Гриша собирался сводить ее в театр и, вероятно, раз она ему отказала, пошел сам. - В театр? - спросила она как-то заторможенно, обращаясь к Милке и принимаясь раздеваться, но мысли ее были совсем в другом месте. Хотя в какой театр он мог уйти с вещами?..

 

- Не знаю, мадам, - и Милка удалилась. Раньше, еще до Смольного, у Жюли бы возникло возмущение тем, что слуги не хотят никак ни помочь, ни угодить хозяйке. Но сейчас ей было все равно - как-то, ей казалось, она стала видеть во всех людях животную природу. Почти во всех.

 

Жюли принялась ходить по комнате, раздеваясь на ходу. Облачилась в домашнее платье и села за туалетный столик, чтобы распустить локоны и причесать их ко сну – там лежало письмо.

 

“ Дорогая Жюли,

В письме нечего писать, мне не чего тебе сказать. Оно все пусто и бессмысленно, если ты не знаешь правды. Когда-то ты говорила, что уверена, что я пишу. Это правда так. Но все свои записи я сжег, потому что тебе было бы скучно в них разбираться, а мне они и вовсе не нужны. Я-то знаю, почему уезжаю. Отныне я его не веду. Еду познавать Персию, надеюсь там будет не скучно. Ты ведь знаешь, скука рушит жизни!

Мне незачем возвращаться, я знаю, что ты не будешь пытаться меня искать, твой любящий и верный,

Печорин”.



Карина Грин

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться