Пена миров. Переход.

Размер шрифта: - +

Глава пятая: Выть

                                            

Я медленно шёл,  ориентируясь на ощущение «правильного шага», то есть - стоит ступить в неверном направлении, как  на душе становится противно, будто против совести пошёл; в таком случае я отступал назад и делал новый шаг, благо время позволяло. Этому навыку меня научил Уйоссс за несколько дней (ничего сложного в нём не было). Он прятал от меня предмет, а я его находил подобной методикой.

Постепенно я вышел на небольшую поляну, свободную от деревьев, и уселся, вглядываясь во мрак, стоящий меж ветвями. Эх, сейчас бы костёр и гитару! Я хорошо отпустил прошлый мир, но музыка… Музыки мне не хватало. Всё-таки нужно выбираться к людям; вот какие виды искусства есть у местных людей? Да и не только людей, а если здесь нет музыки? Это, конечно, плохо, если её не окажется, но тогда мне есть, что предложить этому миру, хоть я и так себе музыкант, но всё же кое-что могу.

Протяжный звук, одновременно похожий на вой и тоскливый плачь, прошёл по лесу, выдёргивая меня из внутреннего мира. Так, что это за звук? Я вытащил из кармана небольшой кусочек трубы с отверстием посередине, размотал шнурок. (Подобие кистеня я сделал недавно, благо всякого барахла в лагере первородных было полно). Завывание повторялось вновь и вновь; пересилив  свой инстинкт самосохранения, я пошёл на звук, не забывая о практике правильного шага, и нутро отзывалось уверенностью.

Постепенно я приблизился к источнику звука: вой шёл прямо из зарослей широких кустов. Аккуратно подойдя к кустам,  даю глазам привыкнуть: постоял, всматриваясь в траву - вой шёл прямо из-под природного настила. Взяв небольшую палку, начал понемногу снимать дёрн - снимался он плохо, палка утыкалась во что-то твёрдое, и я начал копать ещё усерднее.

Показался кончик чего-то плотного, я поначалу принял его за камень, но, оказалось, ошибся - это была кость. Вдруг ударил из-под земли холод. Твою ж… Мёртвый… Отскочив, я стряхнул с рук холодную энергию. Поднялся дикий плач и вой, сердце застучало в груди, горло словно стиснуло изнутри. Я упал на землю, впиваясь пальцами в траву: крик и плач, дикий стон, визг и рёв просто рвали душу. Отчаяние, дикая обида и чувство полной несправедливости наполнили меня изнутри, спустя мгновение я уже сам вопил и катался по земле в дикой истерике. Крик за криком, удар за ударом в ни в чём не повинную землю я выпускал весь внутренний накал, слёзы текли ручьём.

Дышать стало легче, состояние отпускало, я поднялся, меня шатало из стороны в сторону, вырвало. Еле как дошёл до дерева и уселся, опёршись на него спиной - лёгкие ещё не вошли в ритм. Я утёр с лица слёзы. Как же жёстко. Начало светать.

С трудом встав, я подошёл к скелету, дотронулся до него, закрыл глаза: «Входи, поговорим».  Руки и ноги тут же свело судорогой. Я закрыл глаза - передо мной стояла белокурая девушка лет шестнадцати с изуродованным лицом.

- Кто ты? - спросила девушка.

- Я друг. Ты хочешь уйти из этого места?

 - Я не могу, - замотала головой девушка и захлюпала носом.

- Я помогу.

- Чем? Сколько бы я не пыталась уйти - лишь боль и страх. Мне плохо.

- То что, с тобой произошло, и не даёт тебе уйти, это оковы, сама твоя боль и стала ловушкой, позволь мне освободить тебя?

Девушка колебалась.

- Я не могу держать тебя в своём теле долго, сейчас моя жизнь тает. Ещё немного, и будет поздно.

Сказать по правде, я немного врал, мой навык работы со смертью позволял её удерживать в себе ещё долго, но свалиться в болезнь и немощь на полмесяца-месяц мне совсем не хотелось.

- Давай мне свою руку, - потребовал я.

Девушка неуверенно протянула мне свою тоненькую бледненькую кисть. Я схватил девушку и поставил её рядом с собой. - А теперь вспомни, где начались твои страдания.

- Я не хочу, не хочу вновь их переживать, - заплакала девушка.

- Не волнуйся, ты увидишь лишь картину, переживу я. Девушка согласилась, и картина вокруг нас поменялась.

Осознал я себя на том, что бегу по лесу, сердце разрывается от страха, крики за спиной, прыжок, боль в ноге, бег через боль, удар о землю, что-то тяжёлое навалилось сверху, повеяло отвращением. Боль, насилие и новая боль; куча людей резали, уродовали и смеялись, им было весело, и вот я стою над свои телом. Боль и обида, безумие и отчаяние: «Я вас проклинаю, я проклинаю вас!!!», слышал я из своих уст. Лишь краешком чего-то, что находится за пределом сознания, я помнил, что я делаю и зачем. Я вобрал в себя эту боль и открыл глаза, возвращаясь в реальность.

Передо мной стояла та самая белокурая девушка. Но её лицо больше не было испещрено шрамами.

- Твоя душа, что с ней? - спросила девушка.

- А что с ней? - слегка улыбнулся я.

- Она ненормальная, ты не можешь быть живым.

- Могу, как тебя зовут?

- Лира.

- Лира, ступай, мне нужно отпустить твою боль, если ты будешь рядом, можешь нечаянно вновь её подобрать.



Александр Сухов

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться