Пена миров. Переход.

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая: Вызов.

 

Крупные капельки пота, словно куча комаров в вечернем лесу облепили сильное тело женщины. Ремешок на лбу не давал непослушным ярко-рыжим волосам залезать в карие глаза, длинным локонам оставалось только закручиваться и спадать на мощные плечи и спину.

Она сидела, поджав под себя могучие ноги, на раскалённом безжалостной звездой жёлтом песке, который ничем не мог причинить вред женщине. Не обращая никакого внимания ни на палящее солнце, ни на горячий песок под голыми коленями, ни на шумных людей, шагающих вокруг неё - женщина сидела, не открывая глаз, и дышала.

Дышала она, то медленно и плавно, словно спала, то вдруг взрывалась бешенным ритмом вдох-выдох, вдох-выдох, будто после быстрого бега, от чего большая грудь натягивала ворох тканевых лент, которыми и была перемотана. Иногда дыхание просто замирало и казалось, что оно оборвалось навсегда, но спустя некоторое время вновь обретало плавный ритм.

Женщина внутренне созерцала себя: как она выходит раз за разом на песчаную арену и умирает от руки сильного и мощного противника… Она ныряла в эти неприятные ей образы; женщина чувствовала на себе каждое движение, ведущее к печальному финалу, каждый удар, опрокидывающий её на землю, каждую боль, пронзающую её тело, каждую смерть, неминуемо настигавшую её… Переживала неудачи вновь и вновь, не жалея себя, удаляя ненужные ей нити вероятности из огромного полотна мироздания. Знание, подаренное давным-давно дорогим для неё человеком, было одним из её козырей в предстоящем плане. Но всё ненужное ей приходилось пережить сейчас, пережить сотни раз, пережить по-настоящему: максимально реально чувствуя каждый миг, каждое ненужное ей событие, ведущее её жизненный путь к проигрышу. 

За этим действием она давно потеряла счёт времени, но вот образы перестали вспыхивать, боль перестала ощущаться, а внутри родилась какая-то ровная, вызывающая безразличие пустота. Значит, пора…

Женщина подняла веки, и безжалостный свет сразу резанул ей по глазам. Конопатое лицо под рыжей шевелюрой, оскалившись, резко перекосилось отвратительной гримасой. Мощная рука потянулась к топору с длинным древком, лежащим всё это время перед коленями. Боль уколола пальцы. «Горячий», - сказала женщина.

Она рывком поднялась, поправила набедренную повязку на своих широких и привлекательных бёдрах, стряхнула ладонью пот с живота, под ладонью чувствовался пресс, которого со стороны не было видно из-за очень тонкого слоя подкожного жира. Потянулась, давая крови разойтись по мощному, но в тоже время красивому телу, и дождавшись, когда глаза начнут нормально видеть, уверенно зашагала в сторону своего шатра.

Зайдя внутрь, женщина неторопливо достала из своей сумки небольшую коричневую круглую коробушку. Чуть повозившись открыла её, в ноздри тут же ударил пряный аромат. Она села на песчаный пол, поджав ноги под себя, коробушку поставила напротив и зашептала:

Отец-огонь не знающий пощады,

Всегда готовый пламенем пожрать,

Всех тех, кто не готовый сунет руки в угли,

Мне, как всегда, ты станешь помогать,

 

Я дочь твоя, несущая разруху,

Я та, кто страх вгоняет в высоту,

И ярость зверя вновь разгонит муку,

Я в бой иду, и битву я люблю.

 

После этого женщина макнула указательные и средние пальцы рук в тёмно-красную краску и начала рисовать ими на теле цепочку «кровавых» узоров. От центра лба протянулись две линии в сторону висков, обходя по дуге глаза. Затем кроваво-красные линии спускались по скулам к подбородку, а оттуда уходили по шее вниз и обрывались у лент ткани, скрывающих большую грудь.

  Затем такие же кроваво-красные линии протянулись, словно ручьи, от каждого пальца по тыльной стороне ладони и перешли в единую большую реку, тянущуюся к плечевым суставам, а оттуда по ключицам к шее, соединяясь с линиями, идущими от лица к груди. 

После женщина провела линии на ногах, от начала тяжелых чёрных сапог, перетянутых кожаными ремешками, к бёдрам. Всё - подготовка закончилась. Перед тем, как уйти из шатра, она проверила, как выходит из ножен на поясе тяжёлый нож, и перехватив двуручный топор посередине древка, шагнула из шатра. Коробушка с краской так и осталась стоять забытой на полу.

         Звезда была в пике, отчего большая часть людей сидела либо под навесом, либо и вовсе отдыхала в шатрах. Женщина хищным взглядом выцепила цель - ею был крупный мужчина с длинными чёрными волосами. Он сидел под шатром в небольшой компании и медленно попивал вино прямо из кувшина.

         Рыжая уверенно подошла к компании. «Горок! -  крикнула она, -  планы на ночь не изменились?»

- А ты рассмотрела моё предложение и решила на сегодняшнюю ночь изменить мои планы? – сделав глоток, усмехнулся мужчина.

- Не дождёшься, значит в набег?

         - В набег, Райгура, в набег, - медленно закивал черноволосый.

Женщина скривила лицо и злобно, громко рявкнула.

- По праву сильнейшего я меняю направление нашего племени. Ныне оно слушает меня!

- Что ты себе позволяешь?!  Ты сомневаешься в моём праве сильнейшего?! - вскипел воин и рывком встал. Песок жадно поглощал вино, льющееся из отброшенной в запале бутылки. 



Александр Сухов

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться