Пена миров. Переход.

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая: Княже.

 

         В сторону не особо высоких деревянных стен города направлялся многочисленный отряд воинов. Они шли налегке: доспехи и оружие были сложены на телегу, которую медленно волокло шестилапое лохматое существо. Стояла ощутимая жара, и никто не хотел тащить тяжёлую экипировку на себе.

         «Открывай главные ворота! - крикнул высокий воин с дозорной башни, - Князь домой прибыл. Когда дружина с шумом вошла в город, князь отдал приказ: «До вечера все свободны – вечером гуляем», - и направился в сторону своей усадьбы. «Куда ломанулись! Телегу кто разгружать будет? Снарягу на себя, животное в стойло и воды ему побольше», - остановившись, дал команду князь.

Горибор первым подошёл и взял свою перевязь с двумя саблями. Большой терем князя, испещрённый узорами вырезанных линий, стоял на небольшой возвышенности, окружённый невысоким забором.  Целая стайка ребятишек разного возраста играла во дворе, гоняясь за птицей.

         - Тятька! Тятька вернулся! - заверещали дети, бросаясь к прибывшему отцу и вмиг облепили высокого мужчину, тот начал обнимать и нацеловывать поочерёдно своих детей. Из терема вышла стройная, высокая женщина с двумя длинными косами соломенного цвета и кинулась к своему мужчине, жадно впиваясь в его губы. Князь приподнял свою жену и закружил.

 - Вернулся, - шептала она.

- А как же иначе?

- Пошли за стол.

Дома за богато уставленным большим столом собралась вся немаленькая семья.

- Как в наших землях? - спросила супруга.

- Дорогая, да всё тихо и спокойно. Ты же знаешь, у нас мирное место.

- Говорят, ты вычистил местные леса от шулигов. Никто не пострадал?

- Ну, вот откуда ты знаешь? - удручённо буркнул князь.

- Я видела во сне.

- Это было самое опасное, что было в дороге, уверяю тебя.

- Вчера по реке в город прибыли жрецы.

- Жрецы кого? - стараясь не выдать своего напряжения, спросил князь, закидывая в рот очередную ложку с любовью приготовленного лакомства.

- Жрецы мёртвого бога.

- И что этим тв… гм, жрецам потребовалось в моём городе?

- Не знаю, требуют аудиенции с тобой.

- Надеюсь, их оставили на их корабле?

- Нет, мы пустили их в город.

- Это зря…

- Ну, не держать же их всё это время в порту.

- Ладно, разберёмся, где эти жрецы?

- В гостевом доме. Ты сейчас планируешь к ним зайти?

- Не к ним зайти, а на площадь привести. Я открыт перед людьми и дела буду вершить при всех.

         Через пару часов на площади собрались люди. С одной стороны площади стоял Горибор, с другой - два человека, одетых в чёрные рясы. На груди каждого чёрного балахона было начертано подобие колеса, испещрённого узорами символов. Посланники были коротко стрижены, но при этом имели длинные лопатообразные бороды.

- Я слушаю вас, посланники мёртвого бога, – неприветливо начал князь.

- Великий Князь Горибор, не мёртвого, а единого, который одновременно и мёртв, и жив, и ещё не родился.

- Мне это не интересно. Для чего вы прибыли в мой город?

- Нами движет искреннее желание вам помочь.

- Разве я или мой народ у кого-то просили помощи? Вроде бы у нас нет задач, с которыми мы не в состояние справиться своими силами.

Толпа одобрительно загудела.

- Тихо! - крикнул князь.

- Мы пришли спасти вас от кары, которая ждёт всех неверных. Каждому, кто не будет благословлён именем единого, придётся после смерти познать его кару и ходить вечно в гниющей армии, несущей спасение и очищение этому миру.

- Спасение от чего?

- От неверия, но единый милостив и любит свои творения. Он готов простить каждого человека, очистить его душу от пороков и дать вечную жизнь.

- Каким образом твой бог очищает душу от пороков?

- Единственным, что может очищать душу от грязи бытия: болью и страданием.

- Я и мой народ не заинтересованы в помощи садиста, который по вашим словам собрался спасать нас от самого себя. Посмотри вокруг жрец! Что ты видишь? От кого ты собрался тут нас спасать? Мы не нуждаемся в этом, – сказал князь, глядя своими пронзительно светлыми голубыми глазами прямо в карие глаза жрецу.

- Я бы попросил… Ты, находясь во мраке собственных пороков, можешь и не видеть нужд своего народа. Но ты не вправе решать за всех. Позволь нам установить на твоей земле храм великому. Чтобы те, кому дорога своя душа, могли найти спасение. Не за себя просим.

- Не за себя, - перебил князь, - а за своих хозяев… я это понял. Ты говоришь, я не вижу нужд своего народа, но мой народ живёт в достатке, и если появляется проблема - он идёт ко мне, и я помогаю решить её. Здесь, прямо при всех, не прячась за стражниками. Я не нуждаюсь в охране не только потому, что я воин, я в ней не нуждаюсь из-за отношения людей ко мне.  Ты же был в этом городе и не мог не заметить, что тут нет ни шлюх, торгующих из-за отчаяния своим телом, не беспризорных детей, которым из-за голода приходится воровать, здесь нет нищеты и грязи.  Я был в городах, где правит твой бог. Грязь, нищета, воровство, насилие и голод там повсюду. Но при этом вы строите золотые храмы.



Александр Сухов

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться