Пена миров. Переход.

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая: Очищение.

 

Мой сон оборвала, несомненно, чья-то злая и тёмная воля. «Уйди, зараза!» - буркнул я, отпихиваясь от трясущей меня руки, одновременно зарываясь под одеяло.

- Вставай скорее, - услышал я голос Лисы.

- Достала! Ну как достала уже меня эта долбаная ситуация, нужно будет её прибить раз и навсегда и подвесить за половые органы на стенку, - пробубнил я, вылезая из-под одеяла. - Чего тебе?! И если сейчас это окажется не чем-то важным, уууууу… Что я с тобой сделаю!

- Князь созывает к себе всех магов и целителей. Я подумала - тебе стоит появиться там.

- А обождать это не может? – поинтересовался я у рыжей, неспешно одеваясь.

- Нет, там что-то серьёзное случилось. С его женой.

Несмотря на моё желание послать всё куда подальше, я оделся и направился к терему. Князя мне жалко не было, он недавно вырезал целое племя разумных существ, а там были и дети, и женщины, но вот возможные перспективы от предстоящего дела были многообещающие…

Когда я приблизился к жилищу князя, то увидел большую толпу людей, стоящую вокруг ограды. Вход во двор сторожили несколько бойцов, одетых в кольчугу, на поясе каждого весело по сабле.

 - Что случилось? – спросил я у лохматого мужика, одетого в простую рубаху.

- Жена князя занемогла сегодня ночью, - ответил тот, не поворачиваясь в мою сторону.

- Сильно захворала?

- Говорят, очень: вид у неё теперь ужас какой, сам-то не видел, но некоторым удалось на княгиню посмотреть. Теперя-то вон только магов да целителей во двор пускают.

 Я двинулся уверенным шагом ко входу в ограду.

- Стой. Туда нельзя, - преградил мне путь здоровый, как бык дружинник.

- Я маг, хочу посмотреть - не смогу ли я помочь.

Воин окинул меня оценивающим взглядом.

- Что-то не больно ты похож на мага, - вынес он вердикт.

- Табличку не ношу, на лбу печать ставить отказываюсь. Я не понял: помощь нужна или нет?

- Нужна, - помедлив, ответил мужик, почёсывая бороду, - но если ты не маг и пришёл просто зенки порадовать свои, чтобы потом в трактире языком было о чём почесать - я лично выбью тебе зубы… Идёт?

- Идёт, - ответил я и подумал: этот выбьет.

Пройдя во двор, увидел, как перед входом в терем стоит ещё один воин, а рядом под «грибком» за столом сидят люди. Каждый из присутствующих был уже в том возрасте, когда морщины скрывают национальные черты. В одном из них я узнал мастера Орвихайла.

- А, вот я сидел и гадал, появишься ли ты?

- А как я мог не появиться, Орвихайл?

- Мастер Орвихайл, - перебил меня сидящий рядом дед, - молодой человек, прояви уважение к ремесленнику, достигшему таких высот.

- Сейчас не до любезностей, - огрызнулся я, - и если говорить об уважении, то не стоит перебивать и встревать в разговор.

Нарушитель диалога тут же резко встал и ударился головой об козырёк деревянного грибка. Он вновь сел на лавочку, потирая ушибленную голову.

- Так всё-таки, что случилось?

- Ночью с княгиней произошло что-то странное и непонятное: она ничего не видит – глаза бельмами затянуло, бредит, кожа потемнела, с волос стекает какая-то слизь. Я вообще не могу понять, что с ней, как не может понять и никто из нас, - ответил мне Орвихайл.

- Сейчас кто-то с ней работает?

- Да, Мротислава, изучает её состояние, она неплохая травница и целительница, хоть и молодая, пытается понять - чем можно улучшить её состояние.

- Не буду ей мешать, - сказал я, присаживаясь на скамейку рядом с ушибленным защитником мастера.

Пока мудрые мира сего обсуждали, что это может быть, мной было принято решение не слушать пустые предположения. Вместо этого я, закрыв глаза, начал прислушивался к своим ощущениям. Постепенно погружаясь всё глубже и глубже в себя, мне удалось увидеть картину: ночь, княжеский двор, на улицу из резного терема выходит здоровая супруга местного правителя, идёт по дорожке… На меня вдруг накатило чувство опасности. Так, сейчас я увижу, что произойдёт. Боль резким ударом резанула мне глаза, и чужая воля выкинула из видения.

Моё тело передёрнуло судорогой.

- С тобой что? – поинтересовался дед, сидящий напротив меня.

- Да так, показалось, - ответил я, потирая слезящиеся глаза (их ломило).  

 Где-то через полчаса из терема выглянула низенькая худенькая девушка, одетая в простое платье, и подошла к нам.

- Даже не знаю, чем помочь, - развела она руками.

- Что, совсем ничего? - поднимаясь и уступая место девушке, спросил я. Та села и устало потянулась. - Я сделаю настойку из Терни Горибору, он совсем неживой стал.

- Ладно, настало время и мне посмотреть, - произнёс я и двинулся ко входу в терем.

До нужной комнаты по красивым резным коридорам меня довёл дежуривший на входе бородатый стражник.

Я зашёл и увидел, как на кровати лежит немощная на вид женщина: её волосы были серого цвета, она выгибалась и бредила, истекая слюной. Дети сидели рядом с ней и всхлипывали. Князь… Князь сидел ссутулившись в углу на жёстком табурете и смотрел пустым взглядом в пол. Его виски были седыми… Некогда могучие и полные жизни руки подпирали ладонями бородатую челюсть. Вот тут моё сердце сжалось, и я почувствовал, как в моих глазах встают слёзы.



Александр Сухов

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться