Пена миров. Переход.

Размер шрифта: - +

Глава двадцать третья: Исцеление души.

 

Деревянный гребень в тоненьких женских пальцах, словно корабль, дрейфовал по золотым волнам длинных волос. Стройная женщина сидела на скамейки и, щурясь, смотрела на мерно плывущие облака стеклянным взглядом.

Хлопнула дверь терема, и женщина вздрогнула, её глазам сразу вернулась сознательность.

- Ирия, как ты себя чувствуешь? – спросил рослый мужчина с седыми висками.

- Сегодня я уже хорошо вижу, и глаза совсем не болят… Эта юная целительница хороша в своём деле, - ответила женщина, положив рядом с собой на лавочку гребень и мастерскими движениями начала заплетать косу.

- Да, Мротислава талантливая, надо её поближе к нашей семье держать, - ответил Горибор, присаживаясь рядом с женой.

- Что с Ярахом?

- По-прежнему лежит без сознания. Пробовали будить, кричали, обливали -  бестолку, но травница говорит, что он о таком исходе предупреждал. Тут приходили опивень с какой-то рыжей девушкой, хотели его забрать к себе, но я не позволил: странные они какие-то, пусть уж тут отлёживается, пока в чувство не придёт. Сейчас за ним Мротислава присматривает.

         Калитка открылась, и во двор вбежал молодой парень в красной косоворотке.

- Горибор! Корабль с чёрными прибыл в город!

- Что!? – вскипел князь, - дружину в пристань.

 - Сделаю! – ответил парень, и бегом ринулся на улицу.

- Будь внимательней, – глядя в голубые глаза любимого, попросила женщина.

- Буду, - на ходу ответил князь, забегая в терем…

…У причала стояла пришвартованная ладья, на её помосте было три фигуры.

- Значит, вы прибыли в мой город по воле Единого… - подытожил Горибор.

-  Да, юный князь, Единый всемогущ и милостив, он узрел твою беду, и она опечалила его. Единый пришёл ко мне и молвил: иди, мой верный раб, и помоги князю, спаси его жену от хвори, я исцелю её твоими руками.

- Значит, взял и сам пришёл, во плоти? Чего же он сюда не явился?

- Нет, юный князь, он прислал мне сон. Ибо не желает Единый напрямую вмешиваться в судьбы человеческие.

- А как ты собираешься ей помочь? – почесав бороду, спросил Горибор.

- Не я, ей поможет Единый, для этого нужно лишь принять правильную веру и вознести молитву. Это нужно сделать тебе самому, и как можно быстрее. Но сделать это можно на освящённой земле. Дай мне место в городе, я проведу обряд освящения, и там ты примешь веру в Единого и помолишься. Но ты должен быть искренен в стремление помочь своей жене. Возведи в честь выздоровления своей жены храм в этом месте, дабы каждый нуждающийся мог попросить божьей помощи.

- А что ты будешь делать, когда узнаешь, что с моей женой всё в порядке?

Учитель и ученик переглянулись.

- Что, думали купить меня и мой народ за просто так? - спросил князь, вынимая саблю из ножен.

Жрецы попятились.

- Мы слуги божьи, большая кара ждёт любого, кто поднимет на нас руку.

- Меня не интересуют угрозы вашего гнилого культа, – сплюнул князь.

Кошачий прыжок… Взмах клинка, идущий по дуге сверху вниз прямо на жреца… Удар… Кровь… Время, превратившееся в тягучий кисель, на несколько мгновений замерло…

Жрец с грохотом упал на бок, зажимая руками бедро в надежде остановить кровь.

- Неруз! - закричал Азат и кинулся на князя, старясь сшибить его с деревянного помоста прямо в реку. Горибор, подобно морской волне, стёк в сторону, занося к небу полумесяц холодного метала.

 Азат почувствовал, как тело противника проскользнуло мимо него, чуть задев собой его бок. Соколом сабля рванулась вниз, разрубая шею врага и прочерчивая косую линию на спине ученика.

- Пощади ме…! -  закричал жрец, но его крик оборвался в хрип. Безжалостная сталь дотянулась сквозь бороду до горла Неруза.

На ладье вовсю уже суетились воины, явно неожидавшие подобного расклада: они были без оружия и доспехов, одетые налегке, и сейчас готовились принять бой. Пытаться отплыть было уже поздно, поскольку разъярённый князь бежал по палубе, сметая матросов, а добрый десяток воинов ринулся вслед за своим предводителем, успев преодолеть помост.

Горибор двигался по короблю, неся лишь одно тем, кого встречал – смерть. Взмах, удар, отскок, накат, снова удар. В спину впилось намерение… Стечь… Лишь бы успеть стечь с траектории удара… Свист… Стрела впилась в плоть, но не в его, а в живот того юнца, что стоял напротив князя и смотрел полными обиды глазами на своего товарища с луком… Плевать… Новые враги, новый заруб… Ещё… Ещё…Мне нужно ещё…

Князь летел на врагов, не дожидаясь поддержки своих воинов, не смотря на то, сколько противников было перед ним, не жалея тех, кто пытался просто сбежать. Горибор уже давно вынул вторую саблю и рубился в две руки. Сейчас это был уже не человек, и не князь, сейчас Горибор был только одним - он был самой сечей, тем состоянием, в которое он научился входить, будучи пятнадцатилетним юнцом, налетая первым на отряд врага, не дожидаясь остальных…



Александр Сухов

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться