Пеняй на себя!

Глава 1

24 сентября. 23 часа 55 минут.

Алёна Стар – попаданка, или Осторожно! Возможно всё.

– Раз. Раз, раз. Электронный дневник! Господи, выглядит, как обыкновенная ручка с несколькими цветными стержнями! Может так и есть, а мне забыли дать толстую тетрадь, чтобы вручную расписать свою жизнь цветами, имеющимися в наличии? Пользователь, ощути притяжение качества! Ладно, поверим, что это записывающее устройство – Дневник, который необходимо вести, чтобы не сойти с ума. А между прочим, вот именно двинуться на всю голову тут есть от чего!

Попробуем. Вроде, нажав на жёлтую кнопку можно вызвать голографическую проекцию слушателя. Угу, так и есть. Какое разнообразие моделей: блондинка и блондин! Демоверсия что ли? Хорошо, я выберу парня жутко похожего на слащавого пижона – взгляд у него проникновенный.

Вообще эта штука работает? Забыла как сие проверить. Жаль будет наговорить всего понемногу, а оно не запишется. С другой стороны, я выговорюсь, и это – немало.

Полночь. А ведь всего чуть больше недели назад – пятнадцатого сентября – я читала книгу с компьютерного экрана у себя дома и слушала бой напольных часов. Я хорошо помню ту ночь. Почему?

Мне отчего-то кажется, что именно в те самые после-полуночные несколько часов, о коих тебе расскажу дальше, я вывела из себя и окончательно прогневала Вселенную и её космические силы, а она взяла и послала мне испытания.

М-да. С чего начать? Вообще, как нужно знакомиться с «Моим Дневником»?

Попробуем приветливо. Кхе-кхе! Привет, Дневник! Зови меня Алёной Стар. Если кратко, то скажу тебе, что я грезила о простом и житейском существовании: работа, любовь,  семья. Ничего не получалось – мир будто ополчился на меня. И вот однажды пошла я на собеседование на потенциальную работу, не особо рассчитывая на успех, а попала… Уж попала, так попала! Только представь: две тысячи девятнадцатый год, альтернативная реальность и я внутри неё.

М-да. Звучит так же странно как шоколадная диета. Ха! Шоколадки мне сейчас и не хватает. Шоколадная диета: думай сердцем!

Так о чём я? А! О том, что звучит моё представление дико. Нет, не слова об альтернативной реальности, а вообще всё целиком. Похоже на историю быстрых свиданий, когда требуется сесть за столик, изложить максимально кратко информацию о себе незнакомому человеку ищущему любовь, как и ты, и перейти к следующему столику, где сидит очередной желающий познакомиться. В общем – карусель. Это, наверное, потому что у меня слушателем «работает» красивый парень.

Ладно. Поменяем интерактивного слушателя на девушку. Будем считать, будто это моя красивая подруга, которой вдруг оказалось до меня дело, а я и рада стараться. И у подруги есть изъян – мужское имя. Например… Дневник. Мужское имя для девичьего душевника – роскошь, доступная каждой!

Излить душу – это тебе не на самокате покататься. Тут расторопность ни к чему не приведёт, как и скорость, потому девушка подойдёт в самый раз.

Пожалуй, возьмусь повествовать с любимого. Нет-нет, не того любимого о ком ты мог бы, Дневник, подумать, хотя… у меня его нет. Ну, парня. Теперь нет. Он был, и бросил меня. Я имею в виду с любимого жанра для начала беседы инфантильных особ, к коим я относилась до последнего момента, пока не вляпалась. А называется он: «Страдания».

Ты не улыбаешься, потому что интерактивный, но не поддерживаешь по той же причине. А страдания, между прочим – важный и сильный продукт управления. Ну-у-у-у, ещё часть процесса: напишите, удивите, победите. Да, да, не сомневайся, я не оговорилась. Излить, так сказать, проблему, затем – удивить себя её масштабами, и в заключительной части победить – это сложный, изнурительный цикл.

С последним трудно, потому следует вторую часть цикла разбить на две: страдать, но сильно не углубляться; максимально погрузившись, страдать ежеминутно и безутешно с полным погружением. Второй кусок мысли – для тех натур, которым есть что выплакать миру. Мой вариант, абсолютно и бесповоротно. Вся история, приключившаяся со мной «до» тому полностью соответствовала.

Представь…

Кухня тонула в полумраке.  Бра, висевшее на стене, выхватывало из темноты лишь старенькие обои, которые под давлением жёлтой массы света двадцати ваттной лампы выглядели жухлыми. Кухонный столик и диван-уголок, холодильник, гудящий в углу, завершали образ стандартного обиталища, для стандартного человека, живущего по законам общественных стандартов.

Клавиатура ноутбука, лежащего передо мной на обеденном столе, была едва различима. Но мне даже нравилось такое пустое насаждение действительности.

Тени от предметов утвари смешиваясь, съедали всё пространство кухоньки, и мне начинало казаться, что я на маленьком островке. Иллюзию отрешённости портило окно – огромный портал в жестокий мир.

Прости, Дневник, живописец из меня тот ещё, но как уж могу. Не обессудь. Буду стараться.

Помню, я отодвинула штору и выглянула на улицу. Фонарь упорно смешивал фотоны с влажным и, не по календарным срокам, жарким воздухом выхватывая из темноты угол аптечного киоска. И ни души. Даже забулдыг и случайных прохожих нет.

Увы, картину сиротливой и романтичной темноты меняла куча пухлых полиэтиленовых мешков, в которые ещё вчера собрали листву и не потрудились их вывезти. Они так и валялись под фонарём.

Вздохнула и вернулась к просмотру страниц в интернете. Я уже несколько часов подряд читала онлайн–книгу. Мир, созданный любимым автором, лился в моё сознание, заполнял его целиком, скрашивая одиночество. Я вздыхала от необычных и таких чарующих отношений между героями и ситуации, в которую их погрузила муза писателя: он, она, и куча врагов.

Ты ещё жив, Дневник? Припои не расприпоились, чтобы вырубить тебя и тем самым дать возможность не впитывать тошнотворную грусть и романтику, в которой по моему устойчивому мнению должны пребывать все толстые, обездоленные красотой и личной жизнью девы достигшие возраста двадцати лет? Терпишь сквозь зубы… или что у тебя там? Тогда ещё немного «повою на Луну».  



Татьяна Хмельницкая

Отредактировано: 10.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться