Пепел души. Возрождение.

Размер шрифта: - +

Глава 3

К концу второго дня, своего путешествия, когда я благополучно отбила себе весь копчик, а слезая на землю чувствовала покачивания от продолжительной скачки, вдалеке показалась деревня. Посмотрев на небо, которое заволокло тучами, наклонилась к могучей шее Грозного:
- Поторопись, дорогой. Нам бы успеть до деревни и найти ночлег, прежде чем дождь начнется.
Конечно можно было бы переночевать в лесу и с помощью магии сформировать купол или открыть портал до города, но силы мне еще пригодятся, да и горячего уже хотелось поесть. Надоело одной травой питаться.

Прошло где-то пол часа и уже начали падать на землю капли воды, увлекая за собой витавшую в воздухе пыль, прежде чем мы достигли первых домов. Прежде, чем спешиться накинула возрастную иллюзию и хотела проситься было на постой в первой попавшейся избе, но применила одну странность.

Обычно, в таких поселениях, даже во время дождя бегают дети, сбегая из-под родительской опеки. Слышны издаваемые животными голоса. Всегда кипит жизнь. Но сейчас… Ни детей, ни взрослых, ни света в окнах– ничего. Птиц, что пытаются укрыться от предстоящего плача природы, и тех нет.
Пройдя ещё несколько домов, останавливаюсь около покончившегося деревянного домика, с начавшими гнить досками.

Открыв протяжно скрипнувшую калитку, иду по дорожке ведущий к старому сооружению, попутно осматривая двор: когда-то зелёная трава выцвела, превратившись в жёлтую солому, несмотря на то, что только началось лето. Вдалеке валялось проржавевшее от времени ведро. Возле крыльца стояла будка, с прикованной к ней цепью, но без собаки. Справа от дома стоял покосившейся сарай, видимо, когда-то здесь держали животных. Значит, мой путь лежит туда. Иного места, где можно оставить лошадь, я не вижу. Привязав к одному из стоявших внутри столбов Грозного, иду по направление входа в избу.

Аккуратно, чтобы не сломать едва целые доски, поднимаюсь по лестнице и стучу в дверь. От первого же удара, она открывается с протяжным скрипом, давая мне лицезреть вид весьма удручающей картины. В углу дома на скамейке лежит человекоподобное существо, с серой покрытой волдырями и выступавшими черными венами, впавшими глазами и какой-то паклей вместо волос. От самой постели по комнате разносилось такое амбре, что хотелось задержать дыхание и убегать отсюда с такой скоростью, что даже вурдалаки бы не догнали. Но узнать, что произошло надо, да и деньги лишними не будут. А значит нужно вылечить, а значит потратить добрую часть сил. Причем своих сил, ведь в пространстве их не наблюдается. Пожиже деревня вымирает вместе с природой. Ну что отдохнула Мила?

Войдя внутрь, снимаю с головы капюшон, нахожу глазами стул и ставлю его возле кровати. Наклонившись над постелью, с трудом, но узнаю в этом существе женщину. Похоже, что ее прокляли. Ауры почти нет, еще немного и она умрет. Закрыв глаза, нахожу внутри себя чуть горячий цветной клубок и представляю, как он, распутываясь, преобразовывается в энергию и мягким светом проникает в больное тело. Спустя некоторое время, когда ее кожа приобретает здоровый оттенок, а дыхание выравнивается. Убираю руки и жду пока женщина откроет глаза.

Наконец веки поднимаются и на меня смотрит уставший взгляд серых глаз. А нет, не на меня. Видимо она дезориентирована.

- Эй! Я здесь, - мощу рукой перед ее лицом, чтобы меня заметили.

- Ты кто?

- Считай, что я лекарь. Что у вас произошло?

- Произошло… - протянула лежащая, будто силясь вспомнить, что произошло, - Деревню всю… как прокляли. Все полегли, кроме мужиков. Кхе-кхе!!!

-Выпей, - подношу к ее лицу свою флягу с остатками воды, - ты не далеко ушла от истины. Вас действительно прокляли и довольно-таки сильно. К вам в последнее время кто-то заезжал?

- Нет… Хотя был один. С месяц назад, все за Заркой ухлестывал. Только она гордая, ото всех нос воротит.

- А где сейчас эта Зара?

- Так померла. Как этот уехал, так сразу.

- А тело где?

- Зачем тебе? Неужто маг?

- Возможно на ней завязано проклятье, - говорю, убирая пустую флягу в сумку, оставив ее второй вопрос без внимания, - так тело где?

Моя собеседница поднимается с лежанки и шаркающей походкой идет в сторону печи.

- Так на кладбище мы ее закопали.

- Слушай мне из тебя силой что ли все вытягивать. Не хочешь, так и скажи, я разворачиваюсь и уезжаю, - встаю и направляюсь в сторону выхода.

- Ишь ты! Да погодь, пару домов прямо пройдешь, там и увидишь. Только со старостой поговори сначала, он в соседнем доме живет.

- Безусловно, благотворительностью я все-таки не занимаюсь.

- Ты это что ль, за плату лечишь? А у меня денег нет.

- Если останусь, у тебя переночую – это и будет платой. Только ужин приготовь нормальный и в доме уберись, - накидываю капюшон плаща, закрываю за собой дверь и иду к дому старосты.

У главы поселения ситуация оказалась не лучше. Разве что двор и строения выглядят ухоженнее и дверь не открывается от первого же стука, которую мне открыл коренастый мужчина, едва стоящий на ногах, от которого весьма ощутимо несло алкоголем. С облысевшей головой и весьма выпирающим животиком. Лицо его было заплывшее от постоянной выпивки и блестело жиром. Затуманенный взгляд. Образ дополняли коричневые штаны и когда-то белая рубаха, сейчас приобретшая непонятный оттенок и покрылась пятнами жира и грязи.



Елена Грим

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться