Пепел воспоминаний

Размер шрифта: - +

Пепел воспоминаний

Сквозь пепел, осыпающийся мне на колени, и сигаретный дым… смотря на уголек истлевших надежд, отпускала прошлое, которому не суждено стать настоящим.

Воспоминания… Они живые картины. Встают перед глазами, стоит только прикрыть веки и сделать очередную обжигающую гортань затяжку — всё возвращается. Сожженные мосты, боль и ненависть. Все они перемешаны с едким привкусом табака и горечи. Вишня и шоколад. С каждым вздохом… взглядом… отрывком памяти.

– Ричард, отпусти! Хватит! – слышу свой голос, и он срывается на крик в первом фрагменте воспоминания. Словно обрывки старой черно-белой киноленты — события, несущие в себе хаос, пытаются пробиться через гранит моего сердца.

Тот, кто когда-то был дорог. Он не привык отступать. Крепко держит за руку, оставляя на ней болезненные следы. Знает. Чувствует, что пришла последняя капля. Его игрушка оказалась не железная – просто сломалась в опытных руках кукловода.

– Я вызову полицию, слышишь? – слезы безумной рекой стекают по щекам. – Я так не смогу. Не хочу. Да я сама себе противна!

– Кэти, стой, – он крепко прижимает к себе.

Я до сих пор помню запах его парфюма. Приторно-сладкий, терпкий. Двести двенадцать. Тот самый: стойкий и до одури родной — я до сих пор его ненавижу.

– Уходи… – все, что смогла ответить. Большего не нужно. Все слова излишни. – На этот раз навсегда!

Мужчина застыл. Я помню эмоции, отразившиеся в его глазах… Этот страх — я не шутила.

– Просто уйди, Ричард! Неужели это так сложно? – больше не могу сдерживать себя. Вырываю запястье и бегу в ванную. Щеколда ударяется об косяк. Глухие удары сотрясают дверь, но мне все равно. Истерика захлестывает новыми волнами, обрушивается лавиной и сметает границы.

Мы сидим так долго. По разные стороны. Спина к спине. За непреступной преградой.

Он пытается что-то сказать, но я включаю воду, чтобы не слышать его голос. Из коридора раздается удар входной двери – звук, заставивший истерику замереть.


Боль — она резкая, словно колотая рана от ножа. Кулак под дых, выбивающий весь воздух из легких.

Сколько я сидела и рыдала под шум воды? Запертая в собственной клетке, в которой хотела скрыться от него и себя? Казалось, целую вечность.

Потом резким порывом пришла злость. Не я — злость смела все коробочки и бутыльки с полок. Распахнула двери и уверенно ринулась к антресоли, подначиваемая пришедшей ей на помощь яростью. Быстро нашла картонную коробку, куда моими руками скинула наши с Ричардом альбомы. Я могла только лить слезы, смотря, как она кромсает старые фотографии и вместе с бумагой рвет и мое сердце.

Секунда. Всего одна. Мир вокруг замирает.

Коробка летит в окно и с силой ударяется об асфальт.

Разбросанные фотографии. Раскиданная вселенная, растоптанная любовь…



Затяжка. Еще одна. Уголек догорает. А вместе с ним и события из прошлого, оставшиеся незатянутой раной в настоящем.

Воспоминания — они подобны вредной привычке. От них трудно избавиться, трудно сказать «нет», когда они становятся зависимостью. Вишня и шоколад – такие сигареты всегда любил Ричард. Их же курила и я…

Балконная дверь распахивается, и мне навстречу бежит сын.

– Мам, смотри, что я нарисовал! – его звонкий голос и улыбка отдаются теплом в моей душе.

Майкл утирает курносый нос и показывает на рисунок:

– Это папа, а это ты и я! Правда, здорово?

– Здорово, – соглашаюсь, улыбаясь в ответ. – А теперь беги и покажи его отцу. Я уверена, он будет рад.

Ребенок кивает, но не успевает задать очередной вопрос, как из соседней комнаты раздается бас:

– Кэти, я в этом новом телевизоре ничего не понимаю. Как мне переключиться на дискавери?

Опять одно и тоже. Но вопреки всему я счастлива.

– Сейчас, Люк, подожди. Уже иду, – откликнулась и поспешила к мужу.
 

Прошлое всегда должно оставаться в прошлом. Неважно сколько прошло времени. Быть может пара месяцев, или же несколько лет, но я нашла в себе силы жить дальше. У нас с Ричардом не было шансов. Я хотела семьи, а он… Просто врал мне. Командировки? Если бы. У него тогда уже была жена и двое чудесных ребятишек. Вот только я не знала об их существовании… до того рокового вечера.

Едва начатая пачка сигарет, а вместе с ней и воспоминания, вырванные из памяти, летят в урну. У меня новая жизнь, и это — последний шаг, который я уже давно должна была сделать.

 

Если вам понравился рассказ, нажмите "Мне нравится", порадуйте автора. Всем любви! 



Надежда Солнечная

Отредактировано: 25.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: