Пепельные души

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Погода начала портиться еще с утра: небо ощетинилось густыми тяжелыми тучами, которые нещадно гонял будто с цепи сорвавшийся ветер. В этом ветре, разносящем по округе пыль и мусор, был единственный несомненный плюс – он спасал от невыносимого зноя, явно предвещавшего скорую грозу.

Природа очень откровенно намекала на свои дальнейшие планы, но Рейнер легкомысленно отмахнулся от ее предупреждений. Долгое путешествие в соседнюю и, для разнообразия, дружественную Марбаль его окончательно вымотало – хотелось просто поскорее попасть домой. Не говоря уже о том, что пришлось-таки воспользоваться новомодным достижением человечества – пароходом. Эта огромная пышущая жаром и издающая странные звуки машина доверия никак не внушала, и Рейнер с удовольствием бы обошелся без нее, но врожденная бережливость победила.

Первое же путешествие явственно показало, что отказываться от новомодных изобретений как минимум глупо – дорога заняла втрое меньше времени, чем на обычном корабле, а о пешем переходе, к которому чаще всего прибегал Рейнер, и говорить не приходилось. Дорога на Марбаль проходила через горы: высокие, холодные и опасные. А уж живой товар – великолепных породистых коней – на узких горных дорогах контролировать было крайне сложно. Раньше редкий переход обходился без хотя бы двух сорвавшихся в пропасть животных, да и путешествие на корабле, занимавшее почти неделю, нередко оканчивалось локальной трагедией. Пароход, как ни неприятно было это признавать, оказался самым быстрым и безопасным способом доставить затребованных коней будущим владельцам.

Рейнер всевозможные новые машины не любил, искренне считая, что люди слишком яро бросились с головой в омут. Не проходило и дня, чтобы по всем салонам не разносилась весть об очередных погибших рабочих, каком-нибудь пожаре или передравшихся из-за патента ученых. Сам Рейнер консервативно предпочитал не пользоваться всеми этими нововведениями, и именно поэтому уже четвертый день проводил в седле.

Его люди, хмурые и недовольные, старательно прятали эмоции, но Рейнер чутко ощущал их негодование: паропаж мог доставить их домой в куда более приятных условиях и намного быстрее, но хозяин со свойственной ему дуростью решил, что конная поездка – это как раз то, что ему нужно. А раз нужно ему, то и у подчиненных не оставалось другого выхода, кроме как подчиняться, как бы банально это ни звучало.

Кажется, в хорошем настроении за эти дни поездки люди Рейнера были лишь однажды – по приезду в порт, где они задержались на несколько дней, вдоволь поразвлекавшись с не слишком целомудренными девицами. Рейнер, прекрасно знавший, что как минимум трое из его свиты давно и вроде как счастливо женаты, в их забавы не встревал, но над честностью института семьи и брака в очередной раз задумался. Не то, чтобы Рейнер был целомудренным донельзя – близняшки Шери, дочери его делового партнера в Марбале, скрасили его скучные ночи, но он, в отличие от своих людей, хотя бы не был женат. Впрочем, Рейнер не был уверен, что не стал бы гулять от жены, если бы ему пришлось заключить сугубо договорной брак, а супруга оказалась бы... не очень. Все нравоучения хороши лишь до тех пор, пока осуждаемая ситуация не складывается в собственной жизни.

Когда очередной мелкий городок остался позади, напряжение среди людей только усилилось. Посматривая на стремительно темнеющее небо, они периодически начинали шушукаться, явно возмущаясь недальновидностью хозяина. Рейнер, слыша глухие, далекие пока раскаты грома, и сам пожалел, что не засел пережидать непогоду в гостинице, но сворачивать обратно было бы уже глупо.

В конце концов, гроза была еще далеко, они вполне успеют добраться до конечного пункта своего путешествия – Цинтрии. Точнее, до пригорода Цинтрии, где располагалось имение Хьюзов. Успокоив себя этой мыслью, Рейнер пришпорил коня. Дорога, несмотря на темное небо, неярко белела в темноте, так что гнать во весь опор было в принципе безопасно.

Раскаты грома становились все громче, и уже минут через двадцать хлынул дождь – такой сильный, что Рейнер видел впереди себя максимум на шаг. Конь под ним неуютно всхрапнул и, не дожидаясь команды, притормозил, переходя на осторожный шаг. Дорогу моментально размыло, грязь хлюпала под копытами, будто старательно пыталась затянуть лошадей вниз, как зыбучие пески.

Рейнер накинул на голову капюшон, чтобы вода не лилась в глаза, и повел свой вымокший до нитки отряд дальше. В этом диком ливне был один-единственный плюс: его люди замолчали и перестали роптать. Все уже состоялось, они оказались в грозу на улице, ворчать было бесполезно.

Черное небо периодически вспыхивало, подсвеченное молниями, а от резких раскатов грома становилось жутко. Сразу вспоминались многочисленные истории о сгоревших заживо бедолагах, подпаленных молниями.

Убежище нужно было найти как можно быстрее.

На ближайшей же развилке дороги Рейнер спрыгнул с коня и подошел к почти невидным в темноте указателям. Будто по заказу, небо осветила очередная молния, и выцарапанные надписи на простеньких дощечках на мгновение стали разборчивыми.

Ведущая направо табличка лаконично гласила: Цинтрия. Дорога, сворачивавшая налево, уходила в Карас, но это Рейнер и так знал, а потому едва ли обратил на нее внимание. Куда больше его интересовала самая маленькая и скромная дощечка, которую явно повесили здесь не городские чиновники, а простой люд, которому было важно лучше ориентироваться на местности.

«Крайс-холл», – гласила коряво выведенная надпись на стрелке, уводившей узенькую дорогу вперед. Рейнер досадливо передернул плечом, искренне жалея, что оказался именно на этом перепутье. И что ему помешало пойти другой дорогой? Тогда бы поблизости оказалось имение какого-нибудь хорошего знакомого.

С Крайсами же семейство Хьюзов практически не общалось. Рейнер мельком припомнил нынешнего главу семьи Крайс – Траэрн, кажется. Он объявился в их городе лет девять назад, когда с тяжелой болезнью слег предыдущий хозяин Крайс-холла, миролюбивый и абсолютно не приспособленный к жизни старик Герард. Всю жизнь он не делал ровным счетом ничего – разве что исправно собирал с крестьян на своей территории налоги да проматывал накопленное предками состояние. Когда-то семейство Крайсов сколотило очень неплохой капитал на добыче руды, но затем шахты истощились – как раз при отце Герарда.



Элен Р

Отредактировано: 07.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться