Перчатки колдуна

Размер шрифта: - +

Перчатки

Работал Ванька дурачок кучером в городе. Мало того, что платили хорошо, начальство не обижало, так еще и господа знатные оставляли после себя то копейку иную, а то и рубль целый - те часто выкатывались из дрявых карманов бедняг. Летом забывали кепки, в дождливые дни - зонтики, а зимой - шапки с перчатками. Ванька дурак поначалу носил к начальству это дело, но за вещами никто не приходил, и лежали оные порой по несколько лет, пока их с легкой руки не выкидывали вместе с мусором. Стал Ванька их себе складировать - что самому приглянется, что матери старушке отдаст, а что друзья поносить возьмут. Так завалил он весь дом находками, что мать нарадоваться не могла, потому как сама что в девках, что замужем в одних тряпках проходила, а Ванька уж и подумывал все добро на рынок снести - глядишь, что и купят.

А однажды к Ваньке залез очень странный тип, укутанный в сто тряпок, что лица не видно. Расплатился господин да и сел смотреть в окно. А кабинка оббитая, что хата твоя, тепло, уютно внутри. Раслабился господин, разгорячился, снял перчатки, положил подле себя, а когда выходил, забыл на сиденье. Подобрал Ванька те перчатки, сунул себе в карман да и забыл про пассажира, что в сто тряпок закутан был.

Работал Ванька, рук не покладая - так и год пролетел. Набрал он целый склад вещей утерянных, да и продал все - стал богатеем, какого свет не видывал. Только что мать у Ваньки совсем седая стала. Шептала она Ваньке на ухо, что перчатки те, которые Ванька у господина странного забрал, волшебные, а господин сам и вовсе не обычный, а колдун злой. Перчатки его вроде как по квартире ползают точно живые, по ночам спать мешают, а утром неизменно старушка их у своей двери в спальню находит.

Успокоил Ванька мать, говорит:

"Продам я эти перчатки".

Да только хотел он их в сумку кинуть да на базар отнести, те исчезали, словно и не было, а вроде ж только под носом лежали. Подумал Ванька тогда, что мать его верно с ума сходит, а перчатки сама и прячет. Стал он мать под надзором держать, а дверь в ее комнату открытой оставлять, да только та не ленилась, вставала ночью и закрывала.

Только раз прихворала старушка, что с постели встать не могла. Просидел Ванька с ней, пока не уснула хворная, а дверь открытой оставил, чтоб слышать, как мать его спит, да, видать, сам прикорнул. 

Наутро нашел Ванька свою мать в постели мертвую. Задушенную, с открытой в спальню дверью. Подумал Ванька на соседей, но ни один не сознался. Продал тогда Ванька квартиру, а злополучные перчатки убрал прочь, уехал он в деревню, где и женился. Зажил Ванька припеваючи, занялся хозяйством. 

А раз позвал сосед Ваньку дурачка на охоту. Выехали они рано утром, весь день в лесу пробыли, много дичи насреляли, так устали, что к ночи едва ноги приволокли. 

Стоит Ванька на крыльце, зовет соседа охотника в дом. Говорит:

- Хоть чаю выпьешь.

Согласился сосед, вошли они в дом. А дом пустой, тихо, что в морге, и свет нигде не горит. Почуял Ванька неладное - знал он, как любит его жена, как всегда ждет у окна. Сказал он соседу ружье на готове держать, а сам на цыпочках в их с женой комнату проследовал. Глядит, жена его на кровати лежит. Да только не спит красавица, а хрипит, точно душит ее кто, да ногами по одеялу сучит. Бросился, не раздумывая, Ванька к жене, а следом и сосед подоспел. Смотрит он, дело нечисто, чиркнул зажигалкой. Только вспыхнул огонь, перчатки тут и отпустили жену дурачка, бросились наутек в окно открытое. Сосед только ружье вскинул, а как мелькнула тень в проеме, так одним выстрелом обе перчатки и прострелил. Насквозь прошла пуля. Кинулся Ванька к жене, а та живая, здоровая. Подобрал сосед перчатки, палец всунул в дыру. Не дернулись перчатки колдовские, вся сила через эту дыру и вышла.

- Спасибо, сосед. Спас жену мою. Проси за это, что хочешь - все отдам.

Зажиточный был Иван, полные хлева имел, поля бескрайние. А сосед возьми да попроси:

- Водочки бы.

Не стал Ванька с соседом спорить, кинулся к запасам, достал водки, разлил. Подсела и жена. Бутылку они втроем осушили, а как поднялась луна высоко, так и распрощался с хозяевами охотник. Вышел с ним Ванька дурачок во двор, прихватил перчатки колдовские да закопал в дальнем углу двора - на том и разошлись.

Проснулся охотник утром, вышел во двор - ничего понять не может. Что молодой, что старый - все в слезах ходят, платком лицо утирают. Спрашивает охотник у бабки, что напротив него жила, что за горе случилось нынче.

- А нынче-т и Ванька дурак со своей женой умер.

Не поверил охотник, кинулся к дому соседа, а того из дверей ногами вперед выносят. Следом жену его. Схоронили обоих на кладбище деревенском, а сосед их, охотник, в дом к умершим заглянул. Никого не нашел, ни души, только как окно открытое оставили, так и закрыть забыли. Вышел во двор охотник, а место, где Ванька дурак давеча перчатки колдовские закапывал, пустовало, точно могила ничейная. Перекрестился охотник, поспешил домой. Дома зарядил он ружье, сел при свечах на кухне и всю ночь глаз не сомкнул. Все чудилось ему, что в окна открытые стучится кто. На утро вышел - никого. Так три ночи просидел с ружьем охотник, три ночи в окна стучались, а как поднялось солнце, оседлал охотник коня и двинул в город. Только вот и в городе ему покоя не было - везде его перчатки находили. Сжечь нечисть, да где ж перчатки поймаешь? Это тебе не птица, не зверь лесной.



Стин Келлос

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться