Перед самой весной

Перед самой весной

Густой снегопад к вечеру стал беспросветной вьюгой. Такой непогоды не было давно. Маша, днем лепившая снеговиков, теперь сидела у бабушки в гостях и переживала за своих снежных друзей.Грустная, опустив голову, она сидела на табурете и старалась не смотреть в окно.

«Заметет их!.. Совсем заметет…» - без надежды думала она.

- Съешь конфетку, - протянула ей бабушка угощение.

- Не хочу, бабушка, - вздыхая, ответила Маша.

Она и не посмотрела на конфетку. Ей сейчас было важно погрустить. Еще не придумалось решение ее проблемы, которое вернуло бы ей улыбку, потому есть конфетку было рано.

- Маша, - позвала бабушка и улыбнулась.

- Сейчас же заметет всех моих снеговиков!.. – пожаловалась девочка, не предполагая, что бабушка как-то сможет ей помочь.

- Это же хорошо. Потом ты сможешь слепить новых.

- А старые?

- Снег и нужен, чтобы ты могла каждый раз лепить новых снеговиков. Что ты будешь делать, если снеговиков метель не заметет, а летом они не растают?

Маша задумалась, выпрямилась и перестала быть очень серьезной и грустной. Тихонечко, от себя украдкой, она взглянула на конфетку – ее любимая с красивыми орешками на фантике.

- Не знаю…

- У тебя же получаются всегда разные снеговики и тебе всегда весело и интересно.

- А если бы летом они не таяли было бы скучно.

Маша живо, во всех красках представила большого тяжелого снеговика посреди зеленой лужайки. Жарко ему было стоять под летним солнцем.

Улыбка и веселое настроение вернулись к девочке. Маша потянула руку к конфетке и ловко забрала ее со стола. Зашуршал фантик, заплясали в глазах ребенка огонечки предстоящего нового озорства, вьюга всё стучала по стенам и окнам дома, кот спал где-то в доме, а свет – погас… И осталось только протяжное «У-у-у…», которое стало совсем близким. Будто свет, горевший в доме, прогонял вьюгу, а как только погас, она тут же пробралась в дом. Так казалось Маше, потому она перестала шевелиться и дышать стала тихо и осторожно.

Фонариком оживила бабушка комнату. И несостоявшееся Машино озорство перешло в сказочную игру на целый вечер. Забравшись на кровать, она светила на стены, потолок, заглядывала желтым светом фонарика под стол, под старый шкаф. Маше представлялось, что дом полон сказочных существ, которые снуют туда-сюда и иногда пытаются напугать ее. Потому она и вздрагивала – то волк неожиданно появлялся в углу у стола, то маленькие человечки оказывались к ней слишком близко.

Бабушка была рядом, рассказывая что-то интересное, но почему-то быстро забывающееся. И Маша, словно это были не рассказы о жизни людей в далекие-далекие времена, а красивая умиротворяющая песня, перестав играть, с фонариком в руке уснула.

А длинная вьюжная ночь заметала дороги, и лишь к рассвету небо прояснялось, и всё стихло. И ветер молчал, и ни одна птица, зверушка не нарушали предрассветной тонкой тишины. Всё стихло, чтобы в полдень зазвенеть робкой, но еще не апрельской капелью с крыш.

Наступило новое утро. Вьюга ушла, в комнату лилось яркое солнце. Маша просыпалась, с удивлением наблюдая вокруг  большое количество будто праздничного света.  Откуда он мог появиться?

- Весна пришла, - улыбаясь, сообщила ей бабушка. Она стояла у окна и встречала первый в этом году весенний день.



Татьяна Акилова

Отредактировано: 06.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться