Передружба - Недоотношения

Размер шрифта: - +

Глава 5

Сказать, что следующие пару недель становятся пыткой — не сказать ничего. Я стараюсь. Честно. Стараюсь вести себя, как обычно, но это нереально. Мало того, что мне в подробностях приходится выслушивать от Окси все их встречи с Котом, так еще и этот усатый решает, что я лучший советчик в вопросах их отношений. И я застряю в огненном кругу своей печали, из которого не могу выбраться. Приходится просто стоять возле открытого огня, что опаляет кожу, и улыбаться, делая вид, что мне не больно.

Но я ведь сама на это подписалась. Так чего теперь скулить? Кому нужны мои проблемы, кроме меня самой?

 

— Меня выбрали, Бо! Представляешь?! — кричит радостно Окси и скачет, как кузнечик на сломанных ножках.

— Поздравляю! — произношу, искренне радуясь за подругу.

В конце сентября в нашей школе проводят конкурс для девочек старших классов «Мисс осень». Кого как не Ромашову могли выдвинуть для участия от нашего класса? Это будет битва титанов — Виолетта Цвиринько против Оксаны Ромашовой. Мне уже страшно.

Богдан с Вадиком появляются из толпы школьников, высыпающейся из столовой.

— Что за веселье? — спрашивает Кот, закидывая руку Окси на плечо.

Крошечный укол зависти и ревности ощущается в груди, но я упрямо его игнорирую.

— Я буду «Мисс Осень»!

— Ты хотела сказать, что будешь участвовать? — уточняет Вадик, а Оксанка хмурится.

— Шевчук, ты в меня не веришь?

А вот и еще одно новшество. Оксана начала называть Вадика по фамилии. Мне кажется, что ему не очень приятно, поэтому он в свою очередь начал вести себя с ней так, как раньше со мной. Все перепуталось. Все! И только два человека довольны. Не трудно догадаться какие. Верно?

— Круто, — улыбается Богдан и смотрит на свою девушку с гордостью.

— Да! И мне, кстати, нужна будет твоя помощь.

— Какая? — а вот теперь Кот становится настороженным.

Он не любит всю эту «муть» и никогда в ней не участвует.

— Творческий номер! — Оксанку уже не остановить. — Будем ставить танец. Скорее всего вальс, а может…

— С кем? Со мной? — усмехается Богдан и переводит на меня взгляд, словно ищет поддержки и понимания.

Развожу руками, поджимая губы. Даже я не стала бы спорить с Окси, если она уже что-то решила. Лишь бы не придумала еще и меня напрячь в какой-нибудь ерунде, типа влезть под потолок и посыпать их искусственными цветами, пока они будут кружиться в романтичном танце под французские сопли.

— А с кем еще? — удивляется Оксанка.

Кот в секунду меняется, а мы с Вадиком едва сдерживаем смех, ведь оба знаем его слишком хорошо, чтобы понять по одному только взгляду, что именно он думает об этой затее.

От продолжения этого «веселого» разговора нас спасает звонок на урок. Литература будет долгой.

 

— Отговори ее, — шепчет Кот, пока Эра Ивановна рассказывает об ответственности человека за свою судьбу на примере пьесы Чехова «Вишневый сад».

— Сам отговори.

— Она твоя подруга.

— А твоя девушка. Так что…

— Ну, Лисенок. Ты представляешь меня, танцующим вальс?

— Еще нет, — ловлю смешинку ладошкой и наклоняю голову ниже, чтобы учительница не заметила, — но скоро смогу увидеть это своими глазами. Прямо из зрительного зала.

— А тебе весело, да?

— Ты не представляешь насколько.

— И ты не спасешь друга?

Этот друг убил меня пару недель назад, — подсказывает подсознание. Накрываю его звуконепроницаемым куполом и возвращаюсь в реальность.

— Ты подписал этот контакт слюнями. Теперь живи с этим.

— Ну, спасибо тебе, — дуется Кот.

Ладно. Мне его жаль. Знаю, какая это будет пытка для него. Он спортсмен, ему не привыкать к судьям с оценками и людям. Но сцена и танцы… Не-а. Это не его стихия.

— Ладно, — вздыхаю я, не в силах больше выносить этот грустный кошачий взгляд. — Просто делай все очень плохо. Окси ни за что не выйдет на конкурс с партнером, у которого не будет получаться идеально. Она найдет тебе замену и отстанет. Если ты, конечно, не против, чтобы твоя девушка танцевала с кем-то е…

— Точно. Спасибо, — облегченно выдает он, даже не дослушав. — Лисенок, ты моя спасительница. Что бы я без тебя делал?

— Вероятнее всего танцевал бы вальс в ужасно неудобных туфлях под музыку, от которой возникает только одно желание — застрелиться.

 



Алекс Хилл

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться