Переход

4 глава. Засланный казачок

Г Л А В А 4

 

Засланный казачок.

 

 

 

«Кроличья нора», любезно явившая своё нутро, для телепортации в соседний мирок, была тесновата, немногим более метра в диаметре, и сложившемуся в три погибели Владимиру дабы протиснуться внутрь, пришлось принять позу охотничий таксы. Но к счастью, двадцать метров это не двести, жить можно. И вот уже натужно пыхтящий Вован опасливо выглядывает из дыры, невольно уподобившись своему доисторическому предку. Выбравшись наружу, он первым делом потянул из кармана школьный компас, дальновидно всученный чутким к подобным мелочам Сморгулом.

 

Сбив с робы налипшую грязь, Бурхат придирчиво огляделся вокруг, стараясь по возможности удержать в памяти место перехода, и лишь убедившись, что важная информация тут же не выплеснется из непутёвой головы, позволил себе совершить первый шаг в неизвестность.

 

- От оно как а?! – Нежданно-негаданно донеслось из ближайших кустов ехидное сопение. – Опять кого-то принесла нелёгкая. Всё лезут и лезут бездельники, будто других дел нет, и чего дома не сидится токмо? А? Будь ласков, поведай старине Скруху. Может бесы, какие народ баламутят, али другие катаклизмы назревают в просторах чуждого мира?

 

Нервно вздрогнув, Вовка бросил настороженный взгляд в сторону говорящих зарослей можжевельника. Но разглядеть что-либо было практически невозможно. Густо разросшийся кустарник надёжно хранил очертания непонятного собеседника.

 

- Кто здесь?

- Ну, я же толкую бестолочь, Скрух. Если тебе легче будет, можешь называть меня просто, - Скрухусуромараух! – Неприязненный шепоток перешёл в утробное ворчание, и грубо ломая кусты, на свет Божий, явился яркий образчик городской помойки. Если не сказать большего. Невзирая на полутораметровый рост, чудище грозно щерилось, поигрывая сучковатой дубинкой, сплошь утыканной кривыми гвоздями. Клочковатая бородища, заросшая по самые веки, выгодно оттенялась на фоне смуглой рожи.

 

- И сюда волна эмиграции докатилась! – Растерянно прошептал Вовка. – И что им в Африке не сидится? У-у-у, бедуиново семя!

- Чего, чего ты там бормочешь? – Прищурившись, поинтересовался лесной гость.

- До города спрашиваю, далеко будет?

- Далече. Путь неблизкий. А с какой целью интересуешься?

- На принцессе местной жениться желаю! Вот свататься иду. Дорогу кажи.

- На принце-ее-е-е-е-с-с-е? – Задумчиво почесал заросшую морду местный «басмач», - так ей ужо за девяносто перевалило. Да и околела она давненько, почитай уж, с тех пор, годков двенадцать стукнуло.

 

- Это брат ничего, оживим как-нибудь. – Пробормотал Вовка, вовремя смекнув, что ткнул пальцем в небо, - не впервой! И молодость вернём. И здоровье. Не совсем конечно, но думаю, лет десять-двенадцать отвоевать удастся.

- Ух, ты! – Оживился Скрух, - восемьдесят это всё ж не девяносто! Есть на что глаз положить! – И в подтверждении своих слов, выудил из заплечной сумки разбитый монокль. – Вот! Не возьмёшь? Не дорого отдам, сгодиться.

- Да нет, мне без надобности пока. Я невооружённым глазом желаю все прелести изучить.

- Так ты чё, маг? Как его, некрофил,… то есть это, некромансер?

- Типа того! Дорогу показывай, а то и тебя сейчас умертвлю, а потом оживлять буду. По частям. Если получиться.

- Туды! – Махнул граблей Скрух, в направлении юго-восток, с немой надеждой взирая на подозрительного колдуна.

- Принято. – Усмехнулся Вовка, упрямо разворачиваясь в нужном, северном направлении.

- От оно значится как! На то они и волшебники. – С потаённой грустью констатировал «гамадрил»………

 

 

***********

 

До внушительных стен стольного града Ирги Буссар, Вовка добрался уже ближе к вечеру. Что радовало, без особых приключений. Отсчитав стражникам положенную мзду в размере пяти медяков, он, минуя бронзовые врата, устремился внутрь, желая лишь одного, поскорее забуриться в кабак, и не вылезать оттуда покуда не уймётся бурлящий с самого утра желудок. Всем известно, долгая дорожка, да свежий воздух, хорошо кишки прочищают. А потом и свежих новостей послушать желательно. Да выводы сделать, надлежащие.

 

- «Шпиён» - Как въедливо наставлял мудрый Сморгул, - должен уметь сходу влиться в местный кибуц и без остатка раствориться в нем. Чтоб в оговоренный час, явив на поверхность всего лишь, кончик собственного языка, отбарабанить собранную информацию, и подобно жуку плавунцу погрузиться за новой порцией.

 

- Всё это конечно понятно, только жук-то новую порцию не языком, а задницей собирает, и не на дне, а как раз на поверхности! – Приблизительно так рассуждал Вовка, с любопытством озираясь по сторонам. – Выходит я, антижук какой-то. Или этот, как его? Антибитлз, во! «Бороздю» на «жёлтой подводной лодке», просторы славного града Ирги Буссара, в безумной попытке отыскать на своё тёртое жизнью седалище энное количество пикантных приключений.

Осматривая местные достопримечательности, Бурхат пришёл к однозначному выводу, что соизволил вынырнуть в типичном средневековье. С его мощеными серым булыжником улочками, стрельчатыми окошками, каменными домами, а так же разного рода дилижансами, колымагами и повозками на конно-гужевой тяге.

 

- Мм-да, видимо кубка УЕФА мне тут не покажут. – Задумчиво пробормотал он, выбираясь на небольшое, одетое невысокой каменной оградой пространство, за которым красовалось приземистое, двухэтажное строение, с кастрюлей на фасаде. – То, что надо! – Ухмыльнулся Бурхат, с интересом рассматривая треснувшую от времени, деревянную вывеску, где рукой самобытного мастера было намалёвано корявое блюдо в лучах. Символизирующее надо полагать, небесное светило. Спутниками ему служили, - бутыль вина, початый стакан, надгрызенный огурец и внушительных размеров вилка, о двух зубцах. – О-о-о-о! Мне, несомненно, сюда.– Вован, отважно тронул массивную дверь. Но не срослось.



Алексей Зайцев

Отредактировано: 22.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться