Перекрестки зари

Глава 11. Возвращение в крепость

Ощущение полета казалось Дио родным и знакомым до рези в груди. Она подставила лицо встречному ветру, блаженно прикрыв глаза. Под пальцами перекатывались мощные мышцы птицы. Крылья с тихим свистом разгоняли воздух сильными и резкими движениями. Где-то внизу стремительно проносились ущелья и каменистые обрывы.

Как же все эти прекрасные виды контрастировали с тем, что происходило у неё в голове! Представьте себе того, кто вас искренне ненавидит. А теперь поместите его себе в голову. И умножьте на десять. Примерно так чувствовала себя Дио. Эмоции и ощущения Эзилриба, передающиеся по энергетическому каналу, захлестывали её целиком. Адский коктейль из презрения, жгучей ярости и бессильной злобы сильно давил на нервы. Девушке очень хотелось съёжиться, спрятаться и исчезнуть где-нибудь в укромном месте. 

Нарконка мотнула головой, безуспешно пытаясь отогнать тяжёлые мысли и сбросить со спины свинцовый взгляд Волантреса-младшего. Усилием воли Дио расправила плечи и выпрямилась. Она не может позволить себе такую роскошь, как самобичевание. 

Да что я такого сделала?! За что он меня так мучает? Но ведь из-за тебя умер его отец, вкрадчиво подсказывал тоненький голосок совести. Если бы не ты, Гейл, возможно, был бы жив. Нарконка сглотнула.

Стремясь хоть чуть-чуть отвлечься, Дио переключила своё внимание на Уларен. Эльфа, белая как мел, то и дело подгоняла орлана, что-то бессвязно бормоча себе под нос. С тех пор, как они поднялись в воздух, она ни разу не двинулась.

Постепенно вдалеке начала вырисовываться крепость. Отсюда она напоминала заплатку в сплошной чёрной стене горного хребта. Весьма удобное положение для пограничной заставы, не могла не отметить Дио. Такой же когда-то была и знаменитая Виирмерра(1), которая сейчас лежала в руинах как зловещий символ падшей силы Империи. Перед внутренним взором нарконки предстали белоснежные шпили до небес, которые она никогда не видела. Ещё один осколок исчезнувшей памяти.

Чем ближе они подлетали, тем явственнее становились гулкие отзвуки сигнальных гонгов. Стало быть, их заметили. Дио мимоходом проверила прочность иллюзии, которую она в спешке накинула на Эзилриба. Нельзя было отправлять обратно к своим - и ежу понятно, что его просто-напросто прикончат по-тихому. Но мужчина как будто этого не понимал и продолжал строить из себя гордого шаантарского пленника(2). Не хватало ещё, чтобы этот альха тарум помер из-за её ошибки. Нет, пока она не найдет способ разорвать эту дурацкую связь, он не отойдет от неё ни на шаг. Уж об этом нарконка позаботится.

Орлан стал медленно снижать высоту, пока наконец не опустился настолько, что девушка могла отчетливо рассмотреть черепицу на крышах некоторых домов. А ещё эльфов. Много-много эльфов. Дио ощутила, как к горлу подступает противный склизский комок.

Острые когти орлана лязгнули по каменной поверхности. Их слегка тряхнуло. Сотни глаз любопытно разглядывали всадников. Нарконка почувствовала слабость в ногах. Толпа вокруг всколыхнула в ней старый, застоявшийся страх. Во рту ощущался кислый привкус тошноты. Взгляды, везде взгляды. Соберись, тряпка! Дио заставила себя сползти на землю. Ноги больно ударились о мощёную булыжниками землю.

Толпа расступилась. К ним спешила на всех порах группа эльгае в лёгких кожаных доспехах, которую возглавлял эльф средних лет с лёгкой проседью в таких же иссиня-чёрных волосах, как и у Лар. Окружающие почтительно склоняли головы. 

Эльфа вытянулась в струнку, сложив руки за спиной. Нарконка бы никогда не подумала, что эта егоза может быть такой серьёзной. 

- Я приношу глубочайшие извинения за вынужденное отсутствие, Отец, - отчеканила она, задрав подбородок. - Я готова понести наказание любой суровости. Моя непозволительная слабость поставила под сомнение твёрдость вашего слова.

Мужчина пересёк разделяющее их пространство широкими и быстрыми шагами. Лар явно нервничала. Отец остановился перед ней, сурово буравя дочь взглядом. И вдруг заключил девочку в медвежьи объятья. 

- Добро пожаловать домой, Дочь моя, - пробасил эльф.

Дио невольно улыбнулась. В груди зашевелился тёплый комочек. Приятно было наблюдать за такими проявлениями родительской нежности. Тут же нарконку как будто кольнуло иглой: она ведь не помнила своих родителей. А были ли они вообще? Девушка рассеянно дотронулась до символа на левой щеке. Ничего. Осталось всего полпути. 

Лар отстранилась от отца. 

- А где Уил? - эльфа пыталась выглядеть беспечно, но в ее голосе звенели беспокойные нотки. - Почему он не тут?

Тот помрачнел. Стала видна широкая складка на переносице и морщины на лбу. 

- Твой брат пропал, Уларен, - слова давались мужчине с трудом. - Вместе с госпожой Верховной Жрицей. Но, я думаю, ты и так это поняла.

Он мрачно кивнул в сторону орла. Эльфа непроизвольно закрыла рот ладонями и замотала головой.

- Нет, нет, - шептала она. - Что же ты наделал, авак, герой несчастный!

Эзил выглядел напряжённым. Он опасливо оглядывался по сторонам и то и дело как бы невзначай касался куртки. Дио знала: у него там кинжал. Почему она оставила ему оружие? А ирб его знает. Самой бы хотелось узнать.

Толпа вновь расступилась. К ним вышли две эльфийские женщины. Они шли не на равных: смуглая и сухая высокая горная с резкими складками морщин у рта и на лбу была чуть впереди. Несмотря на все явные признаки возраста, в её волосах нарконка не обнаружила ни единой серебряной нити. Одеяние выдавало в ней высокопоставленную жрицу. Вторая, синекожая изящная блондинка в летящих одеждах, чуть отставала. Однако презрительно-холодный взгляд её льдисто-синих глаз заставил Дио поёжиться. Она явно не считала себя второй. За ними бесшумно следовал наярский парень с толстой длинной косой. 

Отец Лар склонил голову перед старшей эльфийкой. Та наградила мужчину тяжёлым взглядом.

- Приятно видеть, что ваша дочь вернулась в крепость, - судя по её сухому тону, особого энтузиазма по этому поводу она не испытывала. - Полагаю, местоположение моей госпожи до сих пор неизвестно?

Заррок выдержал её взор стоически.

- Нет, Онна Виинна, - ответил мужчина.

Властная синекожая эльфийка раздражённо цыкнула.

- Это всё ваше воспитание, - осуждающе ткнула она пальцем в жрицу. - Если бы негодница росла в моём доме...

- Она бы что? - резко оборвала её женщина. - Перестала бы получать знаки от Великой? Ты прекрасно знаешь, что это невозможно, Эланне. 

- Моя дочь могла бы быть настоящей леди, как ей и подобает, - холодно ответила Первая в Авитале. - А вы сделали из неё ирб знает что.

- С тобой твоя дочь была бы калекой, - отрезала жрица. - Храм и Искусство дали ей шанс на нормальную жизнь.

- Это вы называете нормальной жизнью? - вспыхнула Эланне. - Может быть, для нищих оборванок стать послушницей - выход. Но никак не для дочери Дома Лахесис.

- У тебя есть довольно забавное свойство забывать то, что тебе не нравится, Эла, - сухо усмехнулась женщина. - Не ты ли нам почти силой спихивала слепого ребёнка? Что-то раньше ты не рвалась разыгрывать заботливую мамочку.

- Ах вы...

На плечо разъярённой эльфийки опустилась мягкая и широкая ладонь. Парень с косой обеспокоенно оглядывался на толпу, по которой уже побежали возбуждённые шепотки.

- Мама, пожалуйста, - в тихом низком голосе наярского парня звучала мольба.

- Не сейчас, Ректо, - сбросила ладонь сына Первая.

- Советую тебе послушать его, - невозмутимо посоветовала жрица. - Он у тебя разумом в отца пошёл, слава Великой.

Атмосфера накалялась. Дио буквально физически ощущала, как сгущается воздух между этими двумя. Она нервно прикусила губу, поймав быстрый обеспокоенный взгляд Лар. Нужно было что-то предпринять. И тогда нарконка решила сделать единственную логичную вещь, которая пришла ей в голову - отвлечь внимание.

Она сделала шаг вперёд и поклонилась, сложив пальцы в особом символе. 

- Моё имя Диоланте Дженаали, - имя рода девушка сочинила на ходу. - Я и мой... муж направляемся в Кров Памяти (3). Мы глубоко благодарны Уларен за то, что она позволила ступить на землю пограничной крепости в это нелёгкое время...

Внезапно нарконка поняла, что воцарилась могильная тишина. Все до единого взоры были устремлены на неё. Дио против воли сделала полшага назад. Девушка крепко выругалась про себя.

Тут произошло то, чего никто не ждал.

Жрица поклонилась в пояс, сложив пальцы в ответном символе.

Эйа фасей о Аэ Морр, - молвила она с глубоким уважением. - Да пребудет с вами Великий Порядок.(4) 

Эйа фасей о совре Мелитене, - слегка озадаченно ответила нарконка на ритуальное приветствие. - Да пребудет с вами длань Всевидящей.

Сказать, что Дио была удивлена - значит ничего не сказать. Даже в родном Нокардисе древнее приветствие знали далеко не все. Так откуда такие тонкости фактически утерянной культуры известны этой женщине? В аметистовых глазах нарконки вспыхнул огонёк. Не зря она все-таки решила посетить Ризмор.

Тем временем все, казалось, забыли о том, что только что намечался знатный скандал, и откровенно разглядывали странницу и её спутника. Дио нервно сглотнула и машинально проверила плотность иллюзии на Эзилрибе, который стоял неподвижно, как камень. Однако девушка понимала: он готов сорваться в любую секунду. Его болезненное возбуждение передалось и ей.

- Моё имя Шеран Адлер, - представилась жрица. - Я - первый регент её святейшества Верховной Жрицы. Приветствую тебя в Вире, Хранящая Клятву. Храм всё ещё чтит память древних. Почту за честь поспособствовать вашему скорейшему прибытию в Кров.

Заррок и Уларен стояли чуть в стороне и безмолвно наблюдали за происходящим. И если лицо задорной эльфы ошеломлённо вытянулось, то её отец демонстрировал полнейшее спокойствие. Хотя те, кто хорошо его знали, увидели бы слабый огонёк беспокойства в его суровых глазах.

- Вы можете гостить в крепости неделю, - молвил Отец. - До окончания Летнего Фестиваля. Но потом вам придётся уйти. Вира - место небезопасное. 

Дио склонила голову в кивке.

- Благодарю вас за великодушие. 

Внезапно толпа зашевелилась. Кто-то энергично пробирался на площадь, порой беспардонно расталкивая зевак локтями. Тут и там мелькала рыжая макушка. Наконец, её обладатель вывалился из плотной стены горных, тяжело дыша.

- Лар! - радостно воскликнул рыжеголовый эльгай со счастливой улыбкой. 

Парень ломанулся навстречу эльфе с радостным сиянием в глазах. Та на секунду застыла. Её взгляд сделался каким-то стеклянным.

- Слава Великой, ты цела, - в его голосе звучало искреннее облегчение. - Я места себе не находил.

Он попытался обнять Лар, но та резко отпрянула.

- Не смей ко мне прикасаться, - прошипела эльгае, смерив рыжеголового парня взглядом, полным презрения.

Рыжик непонимающе склонил голову набок. Уларен вся сжалась, будто не знала, как себя вести.

- Ты чего? - удивлённо спросил он, явно не понимая, о чём речь. - Я что-то не так сделал?

Взгляд эльфы вдруг из отрешенного стал осмысленным. Она смущённо спрятала взор и пробормотала:

- Да нет, всё в порядке. Правда, со мной всё хорошо.

- Тогда улыбнись! - широкая ладонь опустилась на её волосы и слегка потрепала. 

Уларен ответила несмелой ухмылкой. А когда Даррел наконец отвернулся, Дио встретилась с ней глазами. Эльфа была встревожена. Сильно встревожена. Что-то с этим рыжим нечисто, поняла нарконка.

Эзил тихо хрюкнул. Дио смерила мужчину хмурым взглядом. Тот явно сдерживал смех, который разбирал его до колик.

- Позволь узнать, чем вызвано твоё безудержное веселье? - сухо спросила аловолосая пигалица.

Волантрес не ответил. Тыльной стороной ладони он вытер бусинки выступивших слёз. Нарконку начало подбешивать его невозмутимое молчание. Нет, всё-таки у людей нет совести. У девушки руки так и чесались ввалить мужчине хорошую затрещину. Голосок в голове ехидно добавил: если ты захочешь его прикопать, то ему не помогут даже аэритовые зубочистки, не так ли?

- Этот связной забавный малый, - наконец соизволил ответить Эзилриб. И вновь выражение лица, похожее на поверхность стола.

- Связной? - удивлённо спросила Дио. - В смысле?

- В прямом, - отозвался мужчина. - Он доставил мне наше шило в попе, скрученное по рукам и ногам. И теперь мило улыбается, как будто они друзья до гробовой доски. А она ему ещё и подыгрывает. 

До Дио начало доходить, о чем говорит Эзилриб. Получается, этот пацан помог ему увезти Лар из крепости. Тут белобрысый задумчиво сдвинул брови, как будто усиленно над чем-то размышлял. Нарконка прямо-таки слышала, как скрипят шестерёнки в его голове.

- Говори уже, - снисходительно разрешила аловолосая пигалица. 

Волантрес скосил на неё глаза с кислой миной.

- На него наложен стандартный гипноз, - нехотя буркнул мужчина. - Но он не предполагает, что исполнитель забывает свои действия.

- Получается, память ему стер кто-то ещё, - пришла к неожиданному выводу Дио.

- Возможно, - согласился тот. - Или же этот малый просто потрясающий актёр.

Нарконка тут же поставила себе мысленную галочку: проверить рыжего на вшивость. Как-то он ей совсем не нравился.

- Что ж, дорогие гости, позвольте проводить вас в Ассамблею, - пробасил Заррок, прерывая нить размышлений Дио.

- Почтём за честь, - уважительно склонила голову девушка. А вот отец непоседы Лар ей понравился. Он источал внутреннюю силу. Такую же, как и у... Нет, она не будет думать об этом сейчас.

***

Процессия двинулась в сторону горного дворца Ассамблеи, оставив позади женщину в жреческом одеянии. Она неотрывно смотрела на линию горизонта. У Шеран болело сердце.

- Попробуй только не вернуться, негодница Клото, я тебе уши надеру, - сурово молвила она в небеса.

Ну и оставила же ей воспитанница работы! Что-то нехорошее творится в этой крепости. А ещё и эта нарконка... Почему Хранящая Клятву уже здесь? Рано. Ещё слишком рано. Грядет большая битва. Книги Памяти никогда не врут, верно?..

Жрица отвернулась и пошла вслед за процессией. Она должна докопаться до правды. Кто же их предал?

1 - Виирмерра (а'т.) - Белая Стена. Пограничная крепость в Нокардисе.

2 - Шаан Тар (а'т.) - Одинокий Утёс. Единственный замок на Драконьем Камне, острове к северо-западу от берегов Нокардиса. В нём проживают юные алил'морр вместе со своими наставниками, а также изгнанные из Империи лица высокого происхождения.

3 - Кров Памяти - один из четырёх главных религиозных сооружений, де-факто - храм. Находится близ Авиталя, столицы речных.

4 - Здесь и далее - первая фраза в оригинале, вторая - перевод.



Акэлис Кей

Отредактировано: 11.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться