Перекрестки зари

Размер шрифта: - +

Глава 13. Связь

Эзилу казалось, что он попал на шоу в цирк уродцев. Так странно было идти по улице, заполненной галдящими эльфами всех цветов кожи в сопровождении нарконки. Как будто он очутился в сюрреалистичном сне. Мужчина не вынимал рук из карманов куртки. Так спокойней.

Диоланте Дженаали. Эзил задумчиво буравил взглядом красноволосую взлохмаченную макушку нарконки . Девушка с беззаботным видом вышагивала впереди, насвистывая какую-то неизвестную Волантресу мелодию.

Значит, тот сон - не обычный обморочный бред. Белобрысый готов был поклясться, что нигде и никогда ранее он не слышал это имя. Кто та нарконская девчонка с бантом? Кто такая она, от которой мужчина должен спасти наглую пигалицу? Голова пухла от вопросов ещё больше, чем прежде.

Дворец Ассамблеи оказался донжоном крепости. Как и прочие строения Вире, высокая башня постепенно переходила в скалу. От одного вида узеньких стрельчатых оконец Эзилриб непроизвольно поежился. Наверняка внутри темно. И сыро.

Тяжелые ворота из темного дерева открывались медленно и чинно. Даже слишком. Двухметровые детины-стражники с интересом разглядывали вновь прибывших. У них в караулке так глазели на офицерских жён и гражданских. Арочный проход, убегающий в темноту, почему-то вызвал у Волантреса ассоциацию с пастью чудовища.

- Эй!

Погрузившись в свои мысли, белобрысый не заметил, как едва не наткнулся на пигалицу, которая развернулась к нему лицом и сурово взирала на него снизу вверх. Сложенные на груди руки придавали Дио воинственный вид. Правда, Эзилу было трудно воспринимать всерьез ту, кто едва доставала ростом ему до груди.

- Хватит нагнетать, - посоветовала нарконка. - Пока на тебе моя иллюзия, с тобой ничего не случится. Так что расслабься и прекрати вести себя как ребёнок.

Это кто тут ещё ребёнок! Волантреса раздражало, когда к нему относились как к несмышленышу. Особенно те, кто его младше. Это была любимая фишка Марион - изображать из себя невесть кого, и учить его, Эзила, как ему жить. Они с пигалицей чем-то похожи. Сестра тоже любила буравить его таким взглядом, как будто она знает о нем абсолютно все. 

Тем не менее, негодование вытеснило собой страх, и мужчина чувствовал себя намного лучше. Теперь белобрысый не знал, что больше ему не нравилось: то, что сказала нарконка, или то, что её слова подействовали.

Шаги отдавались гулким эхом в невысоких сводах тоннеля. Тихо потрескивали огни факелов. Пахло дымом. Наконец длинная кишка коридора вывела их в пещеру с озером. Там оказалось неожиданно светло. Волантрес завертел головой по сторонам в поисках источника света. 

- Вода, - шепнула Дио, которая все это время шагала рядом. - Это вода.

И правда. Присмотревшись, Эзил увидел мягкое рассеянное сияние над гладью озера. 

Сопровождающий их рыжеволосый эльгай охотно пояснил:

- Это - самое важное место в Вире. Видите пещеру на той стороне?

Взгляды белобрысого и пигалицы устремились к противоположному берегу водоема. Там и правда виднелся тёмный ход. 

- Отсюда начинается Церемония Стрелы, - сообщил эльгай. - Кандидаты уходят вглубь гор в пещеры предков, которые оценивают ребят. Там они получают такие тотемы.

Рыжик вытащил из-за пазухи точечный амулет на толстом вощеном шнурке. В полутьме он слабо отливал красным.

Эльгай повёл их дальше, свернув в очередной коридор, который закончился крутой винтовой лестницей. Высокие вырубленные в камне ступеньки убегали вверх. Эльф с бывалой лёгкостью начал своё восхождение, а вслед за ним и мужчина с нарконкой. И если Дио не составляло особого труда восходить на двоих ногах, то Эзил очень скоро стал передвигаться на четвереньках.

Рыжий эльф с трудом сдерживал улыбку, за что Волантресу страшно хотелось его придушить. Уж на его месте только смеяться! Конечно, вряд ли кто-то кроме Диоланте ему поверит, если Эзил расскажет о двуличной натуре эльгая. К тому же, похоже, что парень действительно ничего не помнил - настолько натурально притворяться не смог бы никто. Да и очистить стену от караула этот сопляк бы не смог. Так что, надо полагать, у пацана есть начальство.

Когда наконец эта адовая лестница закончилась, мужчина перевёл дух. Они оказались в очередной зале. Правда, здесь уже присутствовали узкие прорези окон. Их уже ждала высокая сухая эльфийская женщина в тёмной форме. 

- Да прибудет с вами память, - отрывисто поздоровалась она. - Даррел, проводи гостей в отведенные им покои.

Рыжик уважительно склонил голову.

- Да, Старшая(1) Аннан, - отозвался он, сложив руки за спиной.

И вновь Эзила и Дио повели по мудрёному лабиринту коридоров. Правда, на этот раз за ними следовала Старшая. Её пружинистая уверенная походка выдавала в ней рефлексы воина. Женщина не сводила взгляд с чужаков. Все-таки им не доверяли. Что ж, небезосновательно.

Первое время мужчина пытался запомнить расположение залов и комнат, но быстро сдался - все помещения выглядели абсолютно одинаково. Все те же гранитные плиты, факелы и узкие окна-бойницы. Изредка - резные деревянные двери. И почти никогда - гобелены.

То, что Старшая обозвала "покоями" на деле оказалось небольшой уютной каморкой с широкой тахтой. Слава Владыке, окно тут было, хоть и маленькое. 

- Постель вам занесут, - сообщила Аннан. - Женская и мужская купели в конце коридора. За вами зайдут позже, так что советую пока отдохнуть с дороги.

Она уже было хотела удалиться, как вдруг остановилась в дверном проёме.

- Не советую вам гулять по Ассамблее в одиночку, - обронила Старшая.

В её голосе Эзилриб не уловил и тени угрозы, но и дружелюбия в нем не было. Женщина ясно дала понять, что лучше им здесь надолго не задерживаться.

Дио плюхнулась на тахту лицом вниз и довольно хрюкнула. 

- Вот это я понимаю, - протянула девушка, переворачиваясь на спину. - Ооо, Всевидящая, есть рай на земле...

Эзил еле удержался от того, чтобы закатить глаза. Если этот клоповник - рай, то что же тогда ад?

- Ну, знаешь, кому как, - фыркнула нарконка в ответ его мыслям. - Поспишь с неделю на земле, вот тогда и поговорим.

Белобрысый вздрогнул. Внезапная догадка пронзила Волантреса. 

- Откуда ты узнала? - напряженно спросил Эзилриб.

- Узнала что? - выгнула бровь Диоланте. - Ты уж будь добр, изъясняйся поточнее. А то тебя могут не так понять.

Белобрысый едва слышно скрипнул зубами. Честно сказать, эта манера нарконки прикидываться дурочкой, когда ей удобно, немало раздражала.

- О чем я думал, - терпеливо пояснил Волантрес. Он уже понял, что повышенные тона на эту странную девушку не действуют вообще.

В глазах пигалицы мелькнуло понимание. Она резко села, тряхнув короткими алыми кудряшками. Потянувшись, Дио нехотя буркнула:

- Ладно, все равно пришлось бы рассказать. В общем, я случайно тебя пометила. 

- Что? - не понял белобрысый, и передразнил. - Будь добра изъясняться по-человечески.

- Ха-ха, - кисло отозвалась девушка. - Один-ноль в пользу Волантреса. А то я уже собиралась возложить венок на твое почившее чувство юмора.

- Не переводи тему, - отрезал Эзил. 

- Ладно-ладно, не кипятись, - фыркнула нарконка. - Короче, помнишь, я тебя в лесу приложила?

Волантрес поежился. Такое не забудешь. 

- Я тогда слегка перестаралась, - призналась пигалица. Она упорно не желала смотреть мужчине в глаза. - Наверное, из-за этого формула слегка видоизменилась, и нас связало...

- Что?! - это было слишком громко. Белобрысый непроизвольно подался вперёд. 

- Знаешь, нужно быть изобретательнее, - ехидно заметила Диоланте. - А то все что да что. Других вопросов как будто нет.

- Что ты сделала?! - Волантрес будто не слышал её. В его голосе зазвучали утробные нотки.

- Говорю же, случайно нас связала, - беззаботно ответила нарконка. - Ну, понимаешь, в тебе теперь сидит кусочек моей энергии, к которому я имею доступ. И пока руна на руке не изотрется, канал не исчезнет. 

- Тебе жить надоело, ведьма? - ощетинился Волантрес, и в яростном порыве схватил девушку за лацкан рубашки. 

Пигалица спокойно смотрела в пышащее ненавистью лицо Эзилриба. В её аметистовых глазах не отражалось ни единой эмоции. Казалось, девушку вовсе не волновало, что над ней навис озлобленный взрослый мужчина. 

- Да нет, мне все нравится, - доверительно сообщила Дио. 

Ещё пару секунд белобрысый буравил её взглядом, и наконец разжал пальцы.

Она вообще нормальная, эта нарконка? Ему было бы проще, если бы девушка его боялась или презирала. А теперь в груди противно тлело отвращение к самому себе. 

- Зачем? - глухо поинтересовался Волантрес.

- Что тебе непонятно в слове "случайно"? - ответила вопросом на вопрос пигалица. 

Эзилриб тяжело вздохнул и закатил рукав. Алая руна, напоминающая странный двухсторонний изогнутый завиток с точками по краям, была заключена в черный круг. Увидев его, Дио жутко удивилась.

- А вот про эту штуку я не знаю, - безапелляционно заявила девушка. - Это не я.

Теперь ты защищен.

Память услужливо подсунула фразу странной незнакомки из сна. Все начало потихоньку складываться. 

Вдруг Волантрес понял одну простую вещь - кровать-то одна! Очень хотелось проломить себе лоб ладонью. Эта красноволосая беда на ножках ведь представила их супругами. И как теперь выкручиваться? 

- Ой, ну и горазд ты ныть, - фыркнула пигалица. - Я вообще ляпнула первое, что в голову пришло. 

- Прекрати так делать, - хмуро буркнул мужчина. - У меня есть право на личное пространство. 

- Скучно с тобой, - надулась Диоланте. Она легко вспрынула на ноги и сообщила:

- Я, пожалуй, пойду помоюсь. Никуда не уходи!

Это прозвучало страннo, учитывая то, что Эзилрибу было особо некуда идти. И все же что-то в её выражении лица говорило, что нарконка действительно верит в то, что он может покинуть ее. И, очевидно, страшится этого.

Подлый приём. Когда девушка так смотрела на белобрысого, в его душе будто отзывалось что-то родное. Близкое. И это категорически не нравилось Волантресу. Она - враг. А враги не бывают плохими или хорошими. Так их учили в Кадетском. 

Пигалица скрылась в коридоре. Мужчина наконец позволил себе опуститься на краешек кровати. Дио вызывала в его душе смешанные чувства. Она вела себя как абсолютнейший ребенок: говорила все, что ей в голову взбредет; сначала делала, и только потом уже думала; совершенно не скрывала собственных эмоций. И в то же время она могла быть устрашающей, как тогда, в лесу, когда от её силы искрился воздух. Что же она такое?

Неожиданно его взгляд зацепился за уголок фотокарточки, выглядываюий из набедренной сумки нарконки, которую она оставила в комнате. Эзилрибом овладело любопытство. Насколько он помнил, в Нокардисе не использовали фотоаппараты. 

Он аккуратно подцепил бумагу и потянул. Карточка оказалось небольшой - размером всего с ладонь. Но стоило белобрысому увидеть то, что на ней изображено, его лицо окаменело.

На него смотрело семейство Волантрес в полном составе. 

С минуту мужчина пожирал глазами фотографию. Он помнил тот солнечный день, когда отец собрал всех в маленьком садике на заднем дворе,и притащил аппарат, похожий на большой черный кирпич. На задней стороне карточки значилось:

Для Диоланте от Гейла. Когда-нибудь и у тебя будет большая семья.

Получается, отец и пигалица знали друг друга?! Все это походило на дурную шутку судьбы. Какова вероятность встретить потенциальную убийцу своего отца на просторах бескрайнего континента? Верно. Практически нулевая. 

Мужчина сунул бумагу обратно в сумку. Теперь он утвердился в своём желании выяснить все тайны красноволосой нарконки. И, в случае необходимости, принять крайние меры.

1 - Старшая - обращение к члену Семьи высшим по рангу.



Акэлис Кей

Отредактировано: 11.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться