Перекрестки зари

Глава 14. Эффект домино

К тому моменту, когда в дверь ненавязчиво постучали, Дио решила, что вот-вот протухнет. Она уже успела поспать, поваляться, тайком от Эзила просмотреть альбом его отца (что было нетрудно, ведь первый все это время сидел, буравя взглядом стену), поиграть в гляделки с потолком, и теперь просто медленно разлагалась от скуки. Серо-коричневая цветовая гамма закутка, в который их поселили, осточертела настолько, что нарконка была готова выйти в окно, лишь бы здесь не находиться.

Поэтому, когда в их скромную каморку ворвалась Уларен в праздничной одежде, тяжело дыша, Дио бросилась ей на шею, едва не сбив её с ног.

- Ты бросила нас гнить в застенках, - жалобно проскулила девушка, повиснув на груди эльфы всем своим скромным тельцем. 

- Прости, отец настоял, - неловко улыбнулась Лар. - Я хотела вас у себя поселить, но он сразу сказал - в Ассамблею. 

- Кстати, мило, - снисходительно оценила нарконка наряд Первой дочери.

Надо признать, выглядела Лар просто умопомрачительно. Чьи-то умелые руки уложили её шикарные волосы в высокую прическу. Желтая шелковая рубашка свободно сидела на девушке, впрочем, не скрывая её вполне женственных форм. На груди у эльфы болтался ярко-красный камень в золотой оправе. Широкая расклешенная юбка в пол была украшена вышивкой и традиционным орнаментом в виде летящих стрел и символов, в которых Дио узнала руны а'таллахем. Правда, что значили именно эти, она никак не могла вспомнить.

Эзил обернулся и хмуро зыркнул на девушек. Взгляд у него был тяжёлый и неприятный. Напряжение передавалось нарконке по их треклятой связи. Аж на душе кошки заскреблись.

- От тебя скоро все молоко в округе скиснет, - невинно заметила Дио, не отпуская шеи эльфы. - Пожалей несчастных!

Мужчина непонимающе изогнул бровь. Нда, плохо у него с чувством юмора. И в кого он такой уродился? У Гейла проблем с этим не было. Отец Волантреса всегда знал, когда и что сказать, чтобы разрядить обстановку. 

По подбородку потекло что-то горячее, а во рту появился неприятный солоноватый привкус. Дио не заметила, как прокусила губу до крови. Нарконка украдкой утёрла лицо кулаком. Она вновь ощутила себя погано и гадко, как будто на ней слой грязи, которую никогда не отмыть. Что ж, так оно и есть, по сути.

- Я зачем пришла, - Лар нервно теребила край юбки. - Тетя Шеран и отец хотят вас видеть на сегодняшнем праздничном ужине. Я принесла вам подходящую одежду.

Чуть повысив голос, эльфа позвала кого-то за дверью:

- Лекса, заноси!

В комнату бодро юркнула плотная приземистая блондинка с веселыми кудряшками. Она выглядела совершенно непохожей на других эльфов: маленькая и округлая, с плавными чертами лица и чуть раскосыми глазами, девушка меньше всего походила на своих статных и гибких сородичей. В её руках высилась внушительная стопка одежды. 

- Раскомандовалась тут, королевна, - фыркнула эльфа, сгружая ворох ткани на кровать. - И без тебя разберусь, кривоногая!

На пути Лексы внезапно возникло непредвиденное препятствие в виде подножки. Она красиво запнулась и выронила одежду из рук прямо на тахту. 

- Зато не криворукая, - мстительно заметила Лар. 

Блондинка как-то нехорошо посмотрела на Первую дочь. Дио ощутила неожиданный всплеск неясного беспокойства, который быстро утих.

- Шла бы ты отсюда подобру-поздорову, Старшая, - ядовито усмехнулась Лекса. - Мы же не хотим устраивать разборок перед гостями, верно?

- Ты абсолютно права, - елейным голоском согласилась Уларен. - Не хочу позорить тебя перед ними, да и платье жалко. Ну, позвольте откланяться, мне пора на банкет, меня ждут!

Отвесив шутливый поклон, Первая дочь умчалась вдаль по коридору. Блондинка проводила эльфу угрюмым взглядом.

- Эло Диоланте, вам помочь переодеться? – деловито спросила Лекса.

Дио покосилась на длинные куски ткани, подозрительно напоминающие юбку. Нарконка поежилась. На своей памяти она еще ни разу не надевала это орудие пыток, но, похоже, отказаться от предложенной одежды не получится. Невежливо. 

- Было бы неплохо?.. – голос девушки прозвучал как-то неуверенно.

Не успела Дио моргнуть, как бодрая эльфа принялась расшнуровывать ее кожаный нагрудник. 

- Чего вы стоите, эло Эзилриб? – резко поинтересовалась блондинка. – Идите погуляйте. На жену свою ночью в постели смотреть будете.

Дио с удовлетворением отметила волну возмущения, отголоски которой она ощутила. Нет, все-таки не зря она не сказала ему всю правду об этой связи. Бедного бы хватил кондратий.

Лекса быстро управилась с засаленной рубашкой и ее любимыми длинными тяжелыми сапогами, и принялась наряжать нарконку в длинное карминово-красное платье, расшитое золотистыми нитями. В этом наряде Дио отчетливо ощущала себя не на своем месте. И все же что-то внутри шептало ей на ушко: это твоя судьба, ты должна. Странные какие-то мысли.

Когда экзекуция платьем наконец закончилась, блондинистая эльфа повела их с Эзилом парадными коридорами к обеду. Здесь все было по-другому, нежели в той части, в которой они жили: потолки выше, окна больше, помещения светлее. Вот же жлобы эти горные!

Обеденный зал не оказался исключением. По двум сторонам длинного стола расположились генералы и синекожие речные. Они называют себя наяры, вспомнила нарконка. Во главе стола сидел Отец, справа от него – госпожа Регент, слева – та самая леди с постным лицом, которая закатила истерику на площади, и ее сын.

- Пусть наш кров станет вашим, и наши предки охранят вас, элое Диоланте и Эзилриб, - зычно приветствовал их Заррок, обведя стол широким жестом. 

Эйа фасей о Аэ Морр, - склонила голову нарконка в уважительном поклоне. Белобрысый гордо задрал подбородок, но тут же согнулся поплам от меткого тычка локтем в солнечное сплетение. 

Их посадили рядом с Уларен, через три места от Отца. Одно из кресел возле главы Семьи пустовало. Первая дочь сдержанно-печально ковырялась вилкой в тарелке. Царила напряженная, тяжелая атмосфера. Очевидно, в том кресле полагалось сидеть брату их венценосной знакомой.

Дио принялась за еду, осторожно поглядывая по сторонам. Генералы и воины наярской делегации чинно вкушали ужин, тихо переговариваясь между собой. Эзил же был напряжен так, что даже голову не смел повернуть. Сто процентов проверяет, не отравлена ли еда, уж на это девушка была готова поставить накопитель и Гейловы перчатки.

Где-то в конце стола она к своему неудовольствию обнаружила рыжую макушку того парня с площади. Эзил сказал, что именно этот горный передал ему Уларен, но также в мыслях предположил, что возможно за ним кто-то стоит. А теперь внимание, занимательный аттракцион – попробуй угадать, кто в этой комнате – крыса. Нарконка медленно изучала взглядом лица сидящих за столом, с напускной небрежностью попивая сладкий нектар из бокала.

- Прелестный вечер, не так ли? – участливо поинтересовался у Дио сосед справа. 

Девушка обернулась на голос. Молодой эльгай с необычно светлыми волосами приветливо улыбался ей. Внешне он подозрительно кого-то напоминал.

- Скажите, а у вас нет сестры? – невольно вырвалось у Диоланте.

Тот задорно усмехнулся, отбросив блондинистую челку. 

- Значит, вы уже встречались с Алексан? - спросил мужчина, отрезав кусочек от внушительной порции жаренного мяса на тарелке. – Что ж, надеюсь, она не успела наговорить вам лишнего. У нее не самый лучший характер, но девочка она, в общем-то, неплохая.

Дио вежливо растянула губы в улыбке. Что-то в этом горном вызывало у девушки смутные опасения. Да, связь с Эзилрибом плохо на нее действует. Так недолго и параноиком стать.

- Нет, все в порядке, - мягко ответила нарконка. – Мы с мужем искренне благодарны вам за приют в крепости. Наш путь был долгим и отнюдь не легким, как вы можете себе представить.

При слове «муж» эльф на миг помрачнел, но в ту же секунду благодушное выражение вернулось на его лицо. Вот оно как.

- Меня зовут Вейл, - представился блондин. – Я восхищен вашей смелостью, эло Диоланте. Решиться на такое рискованное путешествие в наши неспокойные времена… Для такой хрупкой очаровательной девушки вы необычайно отважны.

Нарконка еле удержалась от того, чтобы хихикнуть. Было забавно наблюдать за донжуанством эльгая. Помнится, Гейл в свое время наставлял ее по поводу тайных желаний мужчин. Дио тогда еще смеялась и не верила, что такие ловеласы действительно бывают. Знал бы этот эльф, что она такое на самом деле... Реагировал бы не лучше Эзилриба. 

Девушка и сама не знала. Да, в ее голове присутствовало множество обрывочных знаний, но базовых, основных, о том, откуда она, есть ли у нее семья, какую жизнь она вела до той пещеры – нет. Абсолютная пустота.

Если на секунду представить, что все происходящее является звеньями одной цепи, то какой во всем этом смысл? Он определенно присутствовал, но каждый раз, когда Диоланте пыталась сопоставить кусочки паззла, цельная картина ускользала, просачивалась сквозь пальцы. У кого может быть достаточно полномочий, чтобы убрать со стены целый гарнизон? Логичный ответ – у генералов, хотя нарконка довольно слабо разбиралась в этой их мудреной иерархии.

Получается, среди генералов есть темная лошадка. С одной стороны, вполне разумное предположение, с другой – слишком простое. Почему-то Дио казалось, что все не так, как кажется на первый взгляд. Что-то во всей этой истории сильно смущало девушку, но что именно – она никак не могла понять. 

В любом случае, их лидер, Отец, просто обязан знать о том, что не всем в его окружении можно доверять. И тут вставала дилемма – как сообщить об этом? Ведь, по сути, нарконка здесь никто, слушать ее не станут. Более того, она рискует утратить статус неприкосновенного гостя и перейти в разряд угроз, а горные с угрозами не церемонятся.

Однако Дио серьезно вознамерилась спасти эту крепость. Слишком ярко в ее памяти засели разрушенные башни некогда великой крепости, неприступной твердыни; опустошенные деревни на гранце; измученные вечным голодом дети и печальная обреченность в их глазах. Нокардис умирает. Но Ризмор будет жить. Она об этом позаботится.

От тяжелых мыслей нарконку отвлек грохот кресла. Она с удивлением отметила, что Лар встала. Смуглокожая эльфа нервно сцепила руки в замок. Разговоры за столом разом умолкли. На Первую дочь устремлись десятки взглядов. Лидер речных недовольно нахмурилась и принялась постукивать пальцем по столу. Их наследник обеспокоенно поглядывал на мать.

- Дочь моя, ты хотела что-то сказать нам? – мягко нарушил тишину Заррок. Уларен облизнула губы.

- Да, Отец, - тихо, но твердо сказала эльгае. – Я хочу объявить, что во имя памяти о наших предках и прошлом, которое связывает наш народ и народ рек…

Эльфа запнулась. Казалось, воздух был наэлектризован настолько, что вот-вот полетят искры. Большинство сидящих за столом неосознанно подалось вперед. Дио вдруг ощутила странное желание взять Эзилриба за руку, но тут же задавила его в себе – вряд ли он оценит. 

Уларен набрала полную грудь воздуха, будто собираясь с мыслями. 

- Я принимаю свою судьбу и отрекаюсь от имени Аракран, данное мне отцом, во имя служения Ферат, как завещали мне предки, - наконец выдохнула она, гордо задрав подбородок.

Нарконка краем глаза заметила, как госпожа Регент украдкой победно ухмыляется в кубок.

- И как это понимать?

Лидер наяр сидела, сложив руки на груди. Её губы, сжатые в тонкую ниточку, выдавали крайнюю степень недовольства. Взгляд женщины пылал такой яростью, что ему могли позавидовать погребальные кострища нокардийских деревень.

- Я спрашиваю, - процедила она, - как, ирб вас подери, это понимать?

- Мама, - предостерегающе шепнул эльф, сидящий рядом с ней.

- Замолчи, Ректо, - резко оборвала сына женщина. - Я желаю услышишь объяснения от моего дражайшего друга. 

Шеран хохотнула. 

- А что ты хочешь, чтобы он сказал? - ядовито поинтересовалась она. - Что я такая плохая и нехорошая, забираю у него дочку по договору, который ещё наши пращуры заключали?

- Я сейчас не с тобой разговариваю, - нехорошо прищурилась Эланне.

- Зря, Эла, зря, - саркастично улыбнулась госпожа Регент. - Если бы ты побольше со мной разговаривала, узнала бы много интересного. 

В обеденном зале царил шум и гвалт. Гости обеспокоенно перешептывались. Дио вжалась в кресло, стараясь сделать вид, что её не существует. Ну почему она здесь? Нарконка ведь просто хотела все вспомнить. Найти этот ирбов храм Ферат, узнать ответы на многие свои вопросы. Так что, о Всевидящая, я делаю на официальном приеме?

Громкий удар ладонью по столу прозвучал подобно раскату грома. Заррок Аракран обвёл присутствующих суровым печальным взглядом.

- Дети мои, - рокочущий голос отдавался эхом в высоких каменных сводах . - На сегодня наш ужин закончен. 

Дио выдохнула от облегчения, и почувствовала те же эмоции у Эзилриба. У неё не было никакого желания присутствовать при разборках эльфийских кланов. Она поспешила покинуть злосчастный зал, дважды запутавшись в злосчастных юбках. Белобрысый хорийский капитан в итоге вызвался придерживать ее под локоть – чисто из чувства самосохранения, ведь каждый раз, когда аловолсая нарконка грозилась красиво навернуться, она непостижимым образом приземлялась на Волантреса.

- Премного благодарна, - выдохнула Диоланте, с наслаждением повиснув на предоставленной опоре.

Эзилриб поморщился.

- Откуда в тебе столько веса? – проворчал мужчина, красноречиво оглядывая нарконку с ног до головы. Дио едва дотягивала ростом ему до плеч, и с высоты его метра девяносто смотрелась весьма жалко.

- Ну знаешь, - насупилась девушка, - это уже неприлично.

- Неприлично быть такой тяжелой, - парировал Волантрес-младший.

Они кое-как доковыляли до развилки коридоров, и осознали, что совершенно не в курсе, куда им идти дальше. Забавно получилось: нарконка так спешно выпорхнула из обеденного зала, что совершенно не озаботилась тем, как вернуться в отведенные им покои.

- Ну и куда ты полетела, - сухо спросил Эзилриб. – Тоже мне, иларийский сокол.

- Хватит нудеть уже, капитан зануд, - расстроенно огрызнулась нарконка, облокотившись спиной о стену.

Девушка медленно сползла на пол и обняла колени руками. Вдруг стало как-то стыдно. И чего она так набросилась на Волантреса? Он же не виноват, что у него такой характер. Потом, хорийцу ведь тоже нелегко. Дио прекрасно понимала, что в Вире он чувствует себя не в своей тарелке, еще больше, чем она сама. Нарконка знала, в какой ужас его приводят всякие штуки вроде эльфов и магии, и все равно потащила его сюда. Если честно, она сделала это больше ради себя самой, чем ради него. Стремясь избавиться от давящего чувства вины, которое преследует ее с тех самых ужасных событий, которые привели к смерти отца Эзила, Дио сделала только хуже.

- Прости меня, - вырвалось у нарконки. – Я… не хотела. Ты имеешь полное право злиться на меня.

Эзилриб молчал. Интересно, а он знает всю правду о том, как на самом деле умер его отец? Вряд ли. Если бы знал, никогда бы не пошел в военные. Диоланте еле удерживалась от того, чтобы залезть в его мысли и узнать, что творится в его черепной коробке.

- На врагов не обижаются, - грустно ухмыльнулся мужчина. – Их просто уничтожают.

- Звучит как-то кровожадно, - поморщилась девушка.

- Скорее практично, - не согласился хорийский капитан.

Повисла неловкая тишина. Дио лихорадочно стала перебирать в голове темы для разговора, но мозг каждый раз подсовывал что-то странное.

- Ну и что ты думаешь обо всем этом цирке? – наконец выпалила она.

Эзилриб хохотнул.

- А что я думаю, - саракастично заметил он. – А ничего я не думаю. Эта крепость – настоящая крысиная нора. Валить отсюда надо, пока они тут друг другу глотки не перегрызли. 

- Ну, ваше начальство любит устраивать подобные представления, - закатила глаза девушка. – Сначала заставят брата идти на брата, а потом и возьмут тепленькими. Вполне в их стиле.

- Мы хотя бы убиваем своих врагов, - поморщился Волантрес, - а не оставляем полудобитыми корчиться в муках.

- Мы следуем Аэ’Морр, - резко отрезала нарконка, чувствуя, как кровь приливает к голове.

- Да-да, я в курсе насчет вашего дурацкого Вселенского Закона, - отмахнулся мужчина. - Мол убивать нельзя и все такое, каждое существо имеет право на жизнь. Вот только бред это все. Вы, бессмертные снобы, просто хотите скинуть ответственность на неведому зверушку.

- Ты не имеешь права так говорить, - голос Дио неожиданно зазвенел яростью. – Ты ничего не знаешь о нас. Ты живешь в своем придуманном мирке где все так аккуратно раскрашено белыми и черными красками, и ни ирба не хочешь видеть дальше собственного носа. Считаешь, что знаешь, кто прав, а кто виноват? Не много ли чести на себя берешь, маленький человек?

Белобрысый капитан сжал кулаки.

- Так что ж ты мне не расскажешь? – прошипел он наконец. – Давай, я внимательно послушаю твой рассказ о том, как ты убила моего отца.

Девушка дернулась, как от пощечины. Ее плечи поникли, и вся она как-то съежилась. Значит, он все-таки понял. Дио сцепила руки в замок, стараясь унять дрожь в пальцах.

- Я… - нарконка вдруг поняла, что не может вымолвить ни слова, и хлопает ртом, будто рыба на берегу. – Я…

Ситуацию спасла Уларен, которая на скорости выскочила из-за угла. Красная и запыхавшаяся, эльфа пропыхтела:

- Ну наконец-то я вас нашла! А то пропали куда-то, ищи вас, свищи… Ой, я не вовремя?

Она медленно перевела взгляд с Эзила на нарконку и обратно. Дио, дабы избежать неудобного разговора, стремительно вскочила и черезчур поспешно ответила:

- Нет-нет, что ты, мы как раз обсуждали, как нам вернуться обратно.

Первая дочь недоверчиво прищурилась. Аловолосая нарконка изобразила самое честное выражение лица, на которое была способна.

- Ну ладно, - буркнула эльфа. – Идемте, я вас провожу.

Девушка стремительно зашагала вслед за Лар, стараясь не смотреть в сторону Волантреса. Однако спиной она ощущала его тяжелый взгляд, от которого ей хотелось исчезнуть. И вдруг в ее мозгу четко отпечаталось сообщение:

Я не знаю кто ты, что ты и что сделала с моим отцом. Но ты расскажешь мне все. Я заставлю тебя это сделать, даже если ради этого мне придется поочередно сломать каждую косточку в твоем теле.
 



Акэлис Кей

Отредактировано: 11.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться