Перекрестки зари

Пролог

В ту ночь небо как никогда напоминало купол. Темно-синий, словно бархатный, безумно, головокружительно высокий и в то же время такой близкий, что, казалось, до него можно дотянуться рукой. В непонятном порыве девочка протянула ладонь в попытке коснуться кристалликов, слабо мерцающих в небесах. 

- Пытаешься поймать звезду? - поинтересовался низкий, густой бас.

Она обернулась на голос. На валуне, близ места, где стояла девочка, сидел мужчина в потрепанной дорожной одежде. Он тыкал палочкой в тлеющие угли, на которых медленно пеклись мататы. Алые отблески потухшего пламени тепло отражались в его глазах.

- З-в-е-з-д-а, - протянула она, смакуя каждую букву, и нахмурилась. - Я помню это слово. Что оно значит?

На губах мужчины мелькнула тень улыбки.

- Звезды - это белые точки на небе, - охотно пояснил тот, продолжая ворошить кострище. - Хотя на самом деле это вовсе не точки. Это далекие...

- Солнца? - предположила девочка, склонив голову на бок.

- Да, можно сказать и так, - согласился мужчина. - Ведь Солнце - тоже звезда.

- Получается, где-то там тоже кто-то сидит, смотрит на нас и думает, что мы - всего лишь точки на небе? - удивилась она.

- Все может быть, - усмехнулся мужчина. - Иди поешь, Дио. Завтра нам предстоит долгий путь.

Девочка ещё с секунду стояла, задрав голову вверх, а потом плюхнулась на траву и потянулась за вытянутым корнеплодом прямо в угли. Её спутник было хотел остановить её, но та преспокойно взяла в руку раскалённый клубень, даже не поморщившись. В свете костра стали видны ярко-красные руны на её запястьях.

Мужчина хмуро и задумчиво наблюдал за ней. Девочка была худая, как спичка, и казалась хрупкой, словно древняя фарфоровая ваза. Вот только его земляки на это не посмотрят. Стоит им увидеть символы на коже и неестественно фиолетовые, будто аметистовые глаза, и несчастную прикончат на месте выстрелом аэритовой пули в сердце. Мужчина чувствовал: он должен спасти это дитя, но не знал как.

Девочка с упоением вгрызалась в горячую мякоть матата. Крошки падали на подобие платья, которое соорудил из собственной форменной куртки её спутник. Вытянув руку вперёд, она что-то пробормотала себе под нос, и над её ладонью загорелся маленький пульсирующий шарик света.

- Гейл, смотри, я сделала звезду! - довольно заявила Дио.

Мужчина вздрогнул. Когда она так делала, его начинали донимать жуткие воспоминания о её сородичах. Ирб возьми, Гейл, какой же ты дурак, пригрел змею на своей груди! Но он не мог плохо относиться к ней. Просто не мог. Стоило ей улыбнуться, и он сразу вспоминал о своих родных дочерях, которых оставил дома. Убить это дитя казалось ему не менее кощунственным, чем умертвить свою жену или детей. Она не опасна.

- Дио, - мягко начал Гейл, пытаясь подобрать нужные слова. - Знаешь, тебе лучше никому не показывать звезды в ладони.

- Но почему? - удивилась девочка. - Они ведь красивые.

- Я полностью с тобой согласен, - мужчина нежно потрепал её по волосам. - Но не я один живу на Облаке, понимаешь? Есть... другие люди. Как я. И они заставят тебя уснуть навсегда, если увидят у тебя в руке звезду.

- Не буду вечно спать! - замотала головой Дио и сжала пальцы в кулак. Свет погас. - Так мы все на облаке? На таком белом и пушистом, как вата?

Гейл несколько удивился такой перемене темы, но все же ответил:

- Не совсем так. Земля, на которой мы с тобой сидим, на самом деле парит в небе. Прямо как облако. 

- Но ведь земля тяжелая, она не может летать, - возразила Дио, склонив голову на бок.

- Но она парит, - улыбнулся мужчина. - И никто не знает почему. Столько легенд сложено об этом. Даже наша земля так называется - Драконье Облако.

- Легенд? - не поняла она. 

- Легенда - это правдивая сказка о прошлом, - пояснил Гейл. - Одна из них гласит, что в небо Облако подняли драконы.

- Крылатые ящеры, - спросила Дио, недоверчиво прищурившись. - Ну и как они это сделали, по-твоему?

- Они умели делать удивительные вещи, - мечтательно протянул мужчина. - Их слову было подвластно все. Ну, или почти все.

- И звезды в руке делать? - девочка от любопытства аж наклонилась вперёд.

- И звезды в руке, - согласился тот.

- Так значит я - дракон? - с надеждой в голосе спросила Дио.

От её честного и прямого взора в груди Гейла что-то кольнуло. 

- Ты драконья дочь, - с трудом выговорил мужчина, сдерживая горечь.

- Ух ты, здорово! - на лице девочки расцвела улыбка от уха до уха. - Значит, я тоже могу создавать города?

- Можешь, - угрюмо согласился тот. - Только... Знаешь, люди не любят таких, как ты. Они предпочитают, чтобы вы... Вечно спали.

- Вот ведь вредные, - недовольно фыркнула Дио. - Они просто завидуют.

- Ты права, - грустно признал Гейл. - Завидуют. И боятся.

Мужчина порылся в карманах брюк и извлёк из них кожаные перчатки-кастеты с металлическими пластинами. После секундного колебания он отдал их девочке.

- Люди слабые, и страх делает их злыми, - сказал тот. - Надень это. Они скроют символы на твоих руках.

Дио молча натянула перчатки на свои крохотные ладошки. Они оказались ей велики и сваливались, но лучше так, чем быть мертвой. Когда угли догорели, поляна, на которой девочка и мужчина устроили привал, погрузилась в ласковую, тёплую тьму. Дио свернулась у Гейла под боком, словно брошенный котёнок.

И когда он уже почти заснул, её тихий, серьезный голос прорезал тишину:

- Гейл, когда ты говорил о вечном сне, ты имел в виду смерть?

Мужчина оцепенел. Он не знал, как ответить на такой вопрос, а потому притворился, что не услышал его. Черное небо казалось крышей. За свою жизнь Гейл Волантрес лишился многого: родителей, друзей. Возможно, он вряд ли вернётся домой, и от одной мысли об этом его сердце будто сжимали тиски. Винить дитя за проступки его предков - неправильно. 

Мужчина нащупал в кармане старую потрепанную фотокарточку. Сын никогда ему не простит, если он оставит их одних. Засыпая, Гейл придвинул девочку поближе к себе, чтобы она не замёрзла. Я должен защитить Дио. Ведь это будет правильно... Не так ли?



Акэлис Кей

Отредактировано: 11.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться