Перекрестки зари

Размер шрифта: - +

Глава 3. Похищение и побег

Тоненькие пальчики впились в смуглое запястье парня, словно оно было единственной опорой во всём белом свете. В глазах наяры ничего не отражалось, но всё же Уил чувствовал немой крик о помощи каждой клеточкой своего тела. И это сильно нервировало. На мгновение серьёзная и холодная жрица показалась ему маленькой, слабой и хрупкой, словно ваза из ширванского стекла. Кто же она такая, ирб возьми?!

- Почему вы говорите это мне, Онна Виинна? - сорвалось с его губ, прежде чем он успел что-либо решить. Юный эльгай вдруг понял, что именно это вертелось у него на языке. Почему он? У него нет власти. Нет силы. Он только и может, что стоять в тени отца да действовать по указке. Нет, Уилора вполне устраивало его положение, но в сложившейся ситуации он не самая подходящая кандидатура, к которой следует обратиться. Откуда ты знаешь? Что ты вообще знаешь о том, что эта наярская девица хочет от тебя? Юноша лениво поднял голову вверх. Какое же сегодня голубое небо! Идеальное для полётов.

- Э-это не важно, - эльфийка смутилась. Парню стало немного стыдно. В конце концов, девчонка-жрица - почётная гостья. Юный эльгай услышал, как она глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. И почему женщины такие впечатлительные? Проведя пятнадцать лет жизни рядом с сестрой-близнецом, он так и не смог этого понять. - Только ты можешь мне помочь. Я не могу всё рассказать прямо сейчас. После окончания церемонии ты можешь отвести меня туда, где мы сможем переговорить с глазу на глаз?

Не найдя более подходящего ответа, Уил коротко кивнул. В любом случае, им нужно будет провести какое-то время вместе, ведь того желал отец.

***

Церемония казалась Клото нескончаемой. Сухой нагретый горный воздух неприятно саднил лёгкие, а от непривычной жары юная жрица вся вспотела. В который раз девушка пожалела о длине своих волос. Тупой назойливый грохот барабанов вкупе с мягким отстукиванием пяток по брусчатке немного раздражали синекожую эльфийку. Заправив прядь за ухо, наяра глубоко вдохнула. Сегодня - тот самый день, в который произойдет первая поворотная точка. На этом сходились все видения, которые мучили её. Да, от неё все отмахивались, говорили, что всё это побочные эффекты от использования Внутреннего Ока, что искусство Предсказания утеряно ещё во времена Войны Трёх Территорий, и все существующие пророчества записаны в первую Книгу Памяти. Плевала она на все эти рассыпающиеся древности и на дряхлых старух Совета! И на госпожу Регент тоже. На неё - с особым удовольствием.

Этот парень... Вот оно, неопровержимое доказательство того, что я не спятила! Даже при том, что Клото держала своё Око слегка приоткрытым, аура Первого Сына тускло, но стабильно светилась в непроглядной тьме. Прямо как в том сне, где слабый огонёк становился солнцем. В последние несколько месяцев вещие сны заставляли её бояться ночи. Всё чаще она просыпалась от кошмарных кровавых сцен в холодном поту. Разорванный и окровавленный стяг горных. Горы мёртвых тел. Вопли раненых. Все это ждало Виру в будущем, если Клото не выполнит своё предназначение. Знать бы ещё, в чём оно заключается... 

Девушка поёжилась. Она буквально чувствовала, как мать буравит её взглядом. То, что к слепой и бесполезной дочери-калеке относились с большим вниманием, чем к ней, важному политическому деятелю, доводило лидера наяр до белого каления. Похоже, Клото ждал очередной выговор о том, что "она открывает рот, когда не надо". Была бы воля матери, она бы вообще зашила его, да вот только Храм этого ни в жизнь не допустит. И слава Ферат, ведь быть слепой и немой одновременно - это уже слишком. Брат Ректо мялся с ноги на ногу рядом с матерью. Он сильно нервничал. Отчасти Клото жалела его: в отличие от неё, его было некому защищать, и он всю жизнь прожил под игом Эланне Лахесис как наследник. Ректо всегда был добрым и отзывчивым, хоть храмовые девицы и смеялись над ним из-за неказистой внешности. Дуры. В отличие от матери, которая воротила нос от Клото, он всегда играл с ней, выводил на прогулки, когда она еще не умела видеть самостоятельно, учил плавать и драться. Так что второй по важности задачей после спасения Ризмора девушка ставила успешную женитьбу брата. Если эта горянка скажет хотя бы одно кривое слово о Ректо, я собственноручно ей рожу поправлю.

После окончания церемонии делегация в сопровождении воинов Семьи двинулась по главной улице в сторону Ассамблеи - дворца, вырезанного прямо в скале. Он существовал так давно, что никто уже не помнил, кто и как создал его. Клото в который раз прокляла свои невидящие глаза. Уил всё это время покорно шёл рядом, расслабленно держа руки в карманах. Со стороны казалось, что ему вообще всё по барабану. Как можно быть таким безответственным? Хотя, наверное, он просто принял слова юной жрицы за шутку. Ничего. Клото ещё заставит его поверить. 

- Онна Виинна, вы не хотите взглянуть на наших орланов? - вдруг спросил эльгай, слегка придержав Клото за запястье. Звучало странно, учитывая, что она вообще-то слепая. Беловолосая жрица украдкой кивнула. Уил стал осторожно оглядываться по сторонам, ища способ улизнуть, не отпуская руки девушки. 

- Вы куда-то собрались? - Клото вздрогнула от неожиданности и повернула голову на звук. Брат. Судя по цвету ауры - недоволен. Руки сложены на груди, а брови слегка нахмурены.

- Гелар Уилор хочет показать мне крепость, - эльфийка постаралась придать голосу невинности. - Прости, что вот так сразу покидаю вас.

Ректо нахмурился ещё сильнее. Ирб! Он слишком хорошо знает её, чтобы не понять, что она врёт. Клото вся съёжилась, ожидая услышать выговор.

- Ты ведь не собираешься делать ничего опасного? - спросил брат наяры, слегка улыбнувшись.

Ничего себе! За последние пять секунд до этого девушка уже успела прокрутить в голове минимум сотню сценариев развития событий, но такого там точно не было.

- Конечно нет, - наигранно фыркнула Клото, изящным движением отбросив волосы за плечо. - Я - сама осторожность.

- Свежо предание, но верится с трудом, - хмыкнул Ректо и повернулся к Уилору. Тот было вытянулся в струнку, но, как будто что-то вспомнив, вновь ссутулился. - Поручаю тебе приглядывать за этой занозой.

- Есть, - вяло отозвался Уил. - Ну что, пойдёмте?

Юный эльгай, похоже, повёл жрицу всеми самыми маленькими и извилистыми переулками Виры. Брусчатка под голыми ступнями необычно бугрилась. Наверное, сделана из круглых и цельных камней. Идти по ней босиком было не очень-то удобно. Узкие и тесные улочки почему-то навеяли Клото ассоциацию с библиотекой Храма. Скорее всего, потому, что она и вправду напоминает город.

Они остановились на какой-то широкой площадке минут через десять ходьбы. В воздухе висел едковатый животный запах. Жрица Ферат еле удержалась, чтобы не наморщить нос. Он что, решил выбрать самое вонючее место в крепости?

- Я вас слушаю, Онна Виинна, - сообщил Уилор, плюхаясь на гору чего-то мягкого.

От такого официального обращения наедине Клото стало немного неловко: она к такому не слишком привыкла. Тем не менее, поправлять эльгая девушка не стала - пускай считает её важной шишкой, тогда будет проще убедить его в чем-либо.

- Великая богиня прислала мне видение, - юная жрица замолчала. Когда произносишь такие вещи вслух, они звучат ещё более странно, чем когда думаешь о них. - Много видений. Все они сходятся на том, что во время полного солнечного затмения случится какое-то кровавое событие, которое может привести к падению Вирской крепости. 

В воздухе повисло напряженное молчание. Аура Уила приобрела лёгкий оттенок скепсиса. Действительно, до сих пор всё сказанное ей звучало довольно сомнительно. Глубоко вздохнув, Клото продолжила:

- Я долго рылась в архивах Храма и обнаружила, что ближайшее затмение состоится на следующей неделе. Я сказала, что Вира может пасть, но, судя по моим видениям, это можно предотвратить. Среди них фигурируют четыре некие личности, которые должны оказаться в крепости во время затмения. Одна из них - я. Второй - ты. Нам необходимо найти ещё двоих, но, насколько я понимаю, сейчас они не в городе...

- Попридержите орлов, - перебил её Уилор. - Вы хоть понимаете, о чем говорите, Онна Виинна?! Речь идёт об осаде, возможно даже о битве! Почему вы не хотите рассказать это госпоже Первой в Авитале или же моему отцу? И с чего вы решили, что именно я вам нужен? Не лучше ли обратиться к кому-то из генералов?

Клото начала злиться. Он что, намекает, что я дура и не могу разобраться в собственных видениях?

- Прекрати нести чушь, Уилор Аракран. Если я сказала, что мне нужен ты, значит, мне нужен ты и никто больше. Хоть я и слепа, но я вижу, и больше, чем ты можешь себе представить. - Получилось немного резче, чем она хотела, но суть осталась той же. Наяре надоело, что все держат её за идиотку.

- Но чем я могу помочь? Я даже ещё не получил Тотем, - лениво развёл руками Уил. - Даже если я и впрямь какой-то особенный, сейчас я абсолютно бесполезен. Я настоятельно рекомендую Вам попросить помощи у моего отца. Вы ведь хотите искать своих избранных за пределами города? Отец предоставит вам эскорт...

Клото ощутила, как её ногти впиваются в ладонь. Как же её бесят подобные типы! Жгучая ярость ударила в голову. Двумя широкими и резкими шагами жрица сократила расстояние между ними и схватила парня за грудки. Тот то ли от неожиданности, то ли от удивления не успел даже ойкнуть.

- Я сказала, мне нужен ты, ты что, оглох? - Клото так взбесилась, что потеряла контроль над собой и практически срывалась на крик. - Это наш долг. Мы обязаны это сделать. Прекрати валять дурака и помоги мне спасти Ризмор, трус несчастный!

Внезапно Клото почувствовала, как её запястье перехватила широкая мужская ладонь. 

- Из нас двоих только вы здесь валяете дурака, Онна Виинна, - голос Уилора был сух и прохладен. - Я не хочу брать на себя ответственность за Вашу жизнь. Может, я и трус, но мне дорога моя шкура. Простите, но я не могу принять Ваше предложение.

Спустя несколько секунд, эльгай отпустил руку девушки. Клото потерла запястье. Похоже, на нём будет фиолетовик. Злость клокотала у неё внутри, будто бурлящая лава. Ну и пусть! Не нужен ей этот слабохарактерный размазня. Она и сама справится. Юная жрица круто развернулась на месте и пошла прочь. 

***

Уилор недоумённо смотрел в спину наяре, пытаясь понять, что же опять он сделал не так, и ощущал острое чувство дежавю. Его будто ударили подушкой по голове. Кто ж знал, что достопочтенная Верховная на самом деле вздорная и избалованная гордячка. Неужели она и вправду собралась в одиночку искать своё то, не знаю что? Хотя, признаться, наяра мастерски притворяется тихоней. Сейчас парня волновал другой вопрос: куда эльфийка так бодро направилась? Мало того, что она слепа, так ещё и города не знает.

- Онна Виинна, вы уверены, что нам туда? - с любопытством спросил юный эльгай, следуя в двух шагах позади.

- Не ходи за мной, - прошипела она в ответ. Уил сделал вид, что ничего не слышит: всё равно нельзя её оставлять одну, пока они не вернутся в Ассамблею. А то наживет себе неприятностей с таким-то характером, и отвечай потом головой. К тому же сложившаяся ситуация сильно веселила парня.

- Онна Виинна, в той стороне выгребные ямы, - сообщил Уил, когда принцесса свернула куда-то вбок, судя по всему стремясь от него оторваться. Девушка так резко остановилась, что эльгай едва не врезался в неё. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, она с непоколебимой уверенностью и гордо задранным подбородком продефилировала в противоположную сторону.

- А в той - отхожее место, - невинно заметил эльгай. Жрица дёрнулась и замерла. По тому, как мелко-мелко задрожали её плечи, Уил определил, что чайник закипел и вот-вот разразится душераздирающим свистом.

- Куда ты меня завёл, признавайся! - в её голосе прорезались жалобные нотки.

Вот это да! Не была бы она жрицей, точно бы стала гениальной актрисой. Не только изобразила из себя жертву, но ещё и свалила всю вину на него. Это было настолько правдоподобно, что если бы не каменный иммунитет к таким сценам, который Уил выработал благодаря Лар, он бы точно купился.

- Я шёл позади вас, Онна Виинна, - что ж, он тоже умеет разыгрывать дурачка. - Я думал, госпожу Верховную ведёт её вера, кто я такой, чтобы спорить с Великой богиней?

Для пущего эффекта парень театрально возвёл очи к небу.

- Ты идиот или притворяешься? - тон принцессы был сух, как пески пустыни Джархат.

- Ага, - неопределённо ответил Уил, засунув руки в карманы и широко улыбнувшись. И пусть теперь гадает, что он имел в виду.

Повисла неловкая тишина. Первой её нарушила Клото.

- Ну чего ты встал и смотришь на меня, как барун на новые ворота? Веди уже, - она бросила в его сторону какой-то странный взгляд. Парень почувствовал, будто выиграл некую молчаливую войну.

Еле сдерживая себя от довольной ухмылки, Уил повёл девушку обратно в Ассамблею. День стоял на удивление жаркий: несмотря на то, что время только близилось к полудню, солнце нещадно пекло. Юный эльгай уже привык к такому за пятнадцать лет жизни в горах, а вот наяра, судя по поту, который крупными каплями стекал по лазорево-синей коже, изнывала от жара. Ещё бы - ни одна девушка Виры не позволяла себе такой дурости, как ходить в украшениях и с распущенными волосами средь бела дня. Посадив принцессу в тень одного из домов, Уил сказал:

- Сидите тут, Онна Виинна, я принесу вам мокрое полотенце. 

- Это ещё зачем? - капризно поджала губы наяра, сложив руки на груди. - Мне и так хорошо.

Несмотря на то, что она старалась выглядеть невозмутимой и выносливой, парень видел, что девушка на последнем издыхании. Юный эльгай тяжело вздохнул. Нет, никогда больше он не будет возиться с этими жрицами. 

- Если вы не хотите получить солнечный удар, то вам придётся слушать меня, - предупредил Уил и, немного помолчав, для большей вескости добавил: - Ведь иначе вам придётся долгое время лежать в постели. 

Девушка было открыла рот, чтобы возразить, но тут же захлопнула его, потупив взор. Юному эльгаю показалось, что он слышал тихий скрип зубов. 

Вот же странная. Упорно твердит про какие-то ведомые лишь ей видения. Лар рассказывала, что когда-то давно жрицы могли предсказывать будущее, но разве этот навык не был утрачен? И чего эта наяра так упорно лезет делать всё сама? Она ведь Верховная. Ей стоит только щёлкнуть пальцами, и любой воин встанет на её защиту, ведь все они давали клятву служить Ферат. 

Так какого ирба ей понадобился Уил? Обычный и, по сути, бесполезный эльгайский мальчишка. А может, она разглядела в тебе что-то, чего сам ты не замечаешь, возразил внутренний голос. Клото же всё-таки жрица, и не последняя. Ладно, допустим, в нём действительно есть что-то особенное, во что Уил, честно говоря, не слишком верил. Но почему она так упорно отказывается просить помощи у Первой или у отца? 

В конце концов, Первая Эланне - её мать, и наверняка смогла бы помочь. Так в чём же дело? Неужели только в дурацкой гордости? Но чтобы убедить эльгая принять её сторону, Верховная не побрезговала даже пустить в ход кулаки. Не верится, что такая мелочь, как положение или гордыня, смогла бы помешать наяре, если бы она чего-то очень захотела. Может, того требует воля Ферат? В таком случае отказываться от её слов нельзя, ведь это - богохульство. А что, если из-за его неверия действительно погибнут люди? 

"Всё равно я не могу просто так покинуть Виру", - одёрнул себя Уилор. Не мог же он оставить сестру в такой важный день. Да и отец его явно по головке не погладит. Короче, слишком это напряжно. Погружённый в свои мысли, Уил постучал в одну из деревянных дверей. Ему открыла улыбчивая пухлая эльфийская женщина. Увидев форму Семьи, она поспешно склонила голову.

- Чем обязана? - доброжелательно спросила женщина, вежливо улыбнувшись. За это Уилор и любил Виру - здесь в каждом доме ты можешь найти поддержку, стоит только попросить.

- Мне бы влажное полотенце, тётушка, - вежливо попросил парень. - Обещаю, вечером верну.

- Не вопрос, подожди секундочку, дорогой, - эльфийка в возрасте скрылась в недрах дома и через пару минут вернулась с куском влажной ткани. - Держи. Жарко сегодня. Бедные наяры. Они ведь не привыкли к такой погоде. Ты ведь для одного из них берёшь, сынок?

Уил кивнул.

- Ну, удачи тебе, - попрощалась с парнем женщина и закрыла дверь. 

Перебросив влажную ткань через плечо, Уил направился обратно к тому месту, где он оставил юную Верховную. Может, всё-таки стоит подумать над её словами? Эльгай не знал. Проще уж не заморачиваться. Но ведь я могу пожалеть об этом. Не успел парень додумать свою мысль до конца, как до него донеслись взволнованные женские причитания. По голосу Уил узнал Клото. 

- У вас кровь, вам необходима медицинская помощь, - настаивала эльфийка, обеспокоенно разглядывая лицо незнакомца. 

- Мне нет оправдания, - ответил ей мужской голос. Глаза эльгая расширились, ведь он тоже был ему знаком.

На земле, привалившись к каменной стене, сидел высокий и костлявый горный с огненно-рыжей шевелюрой. Даррелл?! Его рубашка приобрела буро-красный оттенок, а по всему лицу багровели кровавые разводы. Нос выглядел свернутым набок. Из глаз рыжего друга Уила почему-то исчезли весёлые искорки, и сейчас они взирали на них с Верховной тяжело и зло. Лицо Даррела скривилось в отчаянной гримасе, стоило ему увидеть Первого Сына.

- Убей меня, - хрипло попросил он. В его голосе сквозила мольба. Что, ирб побери, с ним случилось?! - Я отдал им её. Я правда это сделал. Я ужасен. Я могу предать вас всех. Не дай мне погубить Виру, Уил! 

Теперь по щекам друга текли крупные слёзы. Кулаки юного эльгая непроизвольно сжались. Парень ощутил неудержимую ярость, нарастающую и клокочущую в груди, и желание во что бы то ни стало размазать по стенке того, кто сделал такое с его весёлым, вечно улыбающимся другом. Взор заволокло пеленой. Тело напряглось, будто пружина, готовое в любую секунду рвануть в бой.

Внезапно Уил почувствовал лёгкое-лёгкое прикосновение пальцев к его руке. Он повернул голову и столкнулся со взглядом кристальных глаз наяры. Они были пусты и прозрачны, и в них парень видел только собственное перекошенное от злости лицо, но почему-то ярость постепенно ушла, уступив место горькой досаде. Что произошло? Почему эльгай об этом не знал? Почему не помог? Плечи Уилора опустились, и весь он ссутулился и сгорбился. Тем временем Клото опустилась на колени рядом с его другом и неожиданно ласково сказала:

- Я жрица Ферат, - её голос звучал нежно и спокойно, - служительница мира. Скажи мне своё имя, воин.

- Д-Даррелл, - рука парня судорожно метнулась к тотему из красного камня, висящему на его шее. - Даррелл Аракран, Онна Рин.

- А я - Клото, - Уил ни за что бы не поверил, что капризная принцесса может так искренне улыбаться. - Даррелл, Великая - великодушная богиня. Она умеет прощать тех, кто ценит свои воспоминания и может извлекать из них уроки. Исповедуй мне свои грехи, расскажи о том, что произошло.

Голос Верховной казался спокойным и текучим, словно река. В конце концов, она всё же жрица. Это её работа - выслушивать покаявшихся и помогать им во славу Ферат. Как ни прискорбно это признавать, сейчас она могла сделать для друга Уилора гораздо больше, чем он сам.

- Да, Онна Рин Клото, - будто в трансе ответил рыжий эльгай. - Сегодня с утра я встретился с Лар. Мы хотели провести наш последний день вместе перед тем, как её обручат с наярским принцем.

Последний день вместе? Какая-то ерунда. Ведь даже в случае помолвки сестра покинет Виру через две недели минимум. Уил неожиданно заметил, как у наяры легонько подёргиваются кончики остроконечных ушей. Верховная явно что-то поняла, и это что-то, судя по всему, невероятно её взбесило, но она не показала виду, продолжая доверительно улыбаться Дарреллу. 

- Мы уединились в нашем месте... А потом мне вдруг стукнуло в голову, что я обязан скрутить ее. Лар кричала. И плакала. Это она сломала мне нос. Так мне и надо, гаду. А потом пришёл какой-то странный светловолосый тип с круглыми ушами и забрал её. А я просто стоял, как будто так и было задумано, - в голосе друга прорезалась горечь. - А знаете, что самое страшное, Онна Рин? Я был уверен, что делаю это для Лар. Что она этого хочет. А потом, когда очнулся, понял, что просто отдал её хорийскому шпиону... Я хуже баруньего дерьма. Что я сделаю в следующий раз? Убью Отца? Открою ворота хорийцам?

Даррел со всей силы ударил кулаком в стену. Тоненькая струйка крови стекла по разбитым костяшкам пальцев.

- Ты не виноват, Даррелл, - успокаивающе прошептала Клото, ласково глядя ему в глаза. - Ты был одержим. Великая прощает тебя.

А потом она запела. Тихая, текучая мелодия обволакивала, словно шёлк. Уил не смог разобрать ни одного слова из её песни, но почему-то он чувствовал себя защищенным, когда слышал её. А Клото все пела и пела, нежно поглаживая рыжика по голове, будто усыпляя его. Когда последняя нота, звеня, растворилась в воздухе, Даррелл спокойно дремал с блаженной улыбкой на лице.

- Что ты с ним сделала? - спросил Первый Сын, когда Клото встала с колен.

- Подчистила его воспоминания, - спокойно ответила девушка, стойко выдержав его недоверчивый взгляд. - Так будет лучше. Для него. 

- Ясно, - коротко ответил Уилор, привалившись к стене. 

Что за ирбовщина творится в этом ирбовом мире?! Лар... Лар. Только сейчас до парня дошло - её похитил враг. Её, сильную, невозмутимую, всегда знающую выход из любой ситуации. Его опору. Его половинку. Его близнеца. Так просто. Так подло. Уил вдруг ощутил, будто земля под ним рушится. Юный эльгай думал, что не может оставить её одну, а оказалось, что это просто он боится остаться один. Понимание этого оглушало. А что он может? Что, ирб возьми, он может?! Сказать отцу? Тогда Дара убьют. А ведь он невиновен. Ну, почти. Пока соберут патруль для поисков, её уже успеют увезти. Нет. В этот раз нельзя медлить

- Надеюсь, теперь ты понимаешь, что я говорила правду, - тонкий голосочек Клото заставил эльгая вздрогнуть. - Мне кажется... Мне кажется, я предвидела то, что произойдёт с твоей сестрой. Грядёт большая битва. Мы можем всё изменить. Всех спасти. Ты поможешь мне?

- Только если ты поможешь мне, - ответил ей Уилор, попутно осознавая, что теперь они в одной лодке, как ни прискорбно. А ещё, что он впервые обратился к Верховной на "ты".

- Это будет честно, - кивнула девушка. - Но как мы выберемся из города? У ворот стоят часовые, и без разрешения Отца Заррока мы не покинем крепость.

Уилор криво ухмыльнулся. Сказать по правде, у него была одна мысль по этому поводу.

- Онна Виинна, вы любите летать? - судя по нежно-голубому оттенку, который приобрело лицо Клото Лахесис, ответ был "нет". 

Ширванское стекло - ювелирное изделие, способ изготовления которого хранится в строжайшей тайне. Его производят в Ширване, столице территории водаш, пещерных эльфов, оттуда и название. Славится своей кристальной прозрачностью - если поместить изделие из этого стекла в чистую воду, оно не будет видно. Также оно очень хрупкое, поэтому хранить его стоит с особой бережностью.

Внутреннее Око - способность ощущать мир вокруг себя с помощью потоков энергии. Смертный, раскрывший в себе Око, способен видеть ауры окружающих его предметов.

Книги Памяти - свитки, которые хранит Храм. По легенде, в его недрах скрыта вся память мира и каждого смертного, когда-либо жившего на Облаке.

Война Трёх Территорий - конфронтация эльфийских народов, предшествующая образованию Ризмора. Наяры, эльгаи и водаш стремились захватить территорию Священных Лесов, чтобы главенствовать среди других.

Библиотека Храма - крупнейшая библиотека в Ризморе, которая уступала только Имперской библиотеке в Нокардисе.

Тотем - особый амулет, который получают воины Семьи, когда проходят обряд Инициации. Более подробную информацию можно найти в официальной группе автора вконтакте.

Фиолетовик - другое название гематомы или синяка. Так как у наяр синяя кожа и красная кровь, пятно приобретает не привычный серо-синий цвет, а насыщенно-пурпурный, оттуда и название.

Пустыня Джархат - пустыня у северного подножья хребта Херцкирхе. Находится на бывшей территории Империи Нокардис.

Онна Рин - обращение к низшему слою духовенства, женский вариант. Даррелл обратился так к Клото потому, что не знал её настоящего ранга и решил, что она младшая жрица. Однако, если бы он сделал это прилюдно, это было бы большим оскорблением.



Акэлис Кей

Отредактировано: 11.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться